ДЕЛО, ДОСТОЙНО КНИГИ РЕКОРДОВ

23 января, 2004, 00:00 Распечатать

Убийство 20-летней Натальи Князевой произошло в Харькове 14 апреля 1989 года. Приговор по делу был вынесен апелляционным судом Харьковской области 27 июня 2003 года — почти через 12 лет после убийства...

Убийство 20-летней Натальи Князевой произошло в Харькове 14 апреля 1989 года. Приговор по делу был вынесен апелляционным судом Харьковской области 27 июня 2003 года — почти через 12 лет после убийства. Два человека были приговорены к пожизненному заключению, один — к пятнадцати годам лишения свободы. Четвертый обвиняемый, на показаниях которого в основном строились обвинения предыдущим, выпущен из-под стражи (в срок по этому делу ему было зачтено другое наказание).

Сегодня дело находится на кассационном рассмотрении судебной палаты по уголовным делам Верховного суда Украины. И оснований для отмены приговора, по мнению адвокатов, более чем достаточно: суд не учел или учел с искажениями такое огромное количество фактов, что дополнительное следствие по этому делу можно вести еще много лет. Но самое главное — судом не проверены и не исследованы факты, подтверждающие алиби осужденных.

14 апреля 1989 года в шесть часов вечера жители одного из подъездов дома №3а по улице Светлой обратили внимание на то, что дверь в квартиру №59 была незаперта. Ее окровавленная хозяйка лежала на полу в коридоре. Кроме множества следов от побоев на ее теле было 24 ножевых ранения. В доме все было перевернуто вверх дном, вещи вывалены из шкафов. При этом золотые украшения, ценные вещи, лежавшие на виду, остались нетронутыми, так же, как и значительная сумма денег...

Неожиданный успех следствия

Одиннадцать лет дело об убийстве Князевой числилось среди «висяков». Его не смогли раскрыть по «горячим» следам, несмотря на то что в расследовании было задействовано значительное число сотрудников милиции и прокуратуры. Опрошенные соседи, проживающие в данном доме, категорически утверждали, что посторонние в тот день в подъезд не заходили.

Главным подозреваемым на тот период времени был муж потерпевшей — Игорь Князев, работающий официантом в ресторане «Центральный». По подозрению в совершении убийства своей жены он даже был задержан на трое суток следователем прокуратуры Московского района г.Харькова Авояном. Впоследствии Авоян при допросе в процессе досудебного следствия заявил, что считает задержание Игоря Князева законным и обоснованным. Кроме того, сообщил, что отец последнего предлагал ему взятку в сумме 5 тыс. долларов США, от которой он отказался и выгнал отца подозреваемого из кабинета. За что предлагал? Похоже, этот вопрос мало интересовал как досудебное, так и судебное следствие. И остался неисследованным. А зря. В семье Князевых, похоже, было далеко не все гладко.

В 1985 году при довольно странных обстоятельствах в собственной квартире повесилась мать Игоря Князева. Князев-отец довольно неприязненно относился к невесте, а потом и жене своего сына. Как показывают многочисленные свидетели, отношения между свекром и невесткой не сложились, и Князев-старший был против брака своего сына с Натальей. Сам Игорь также не был подарком — известно, что с женой у него постоянно происходили скандалы. Кстати, мать погибшей утверждала, что к убийству Натальи причастен именно ее муж — Игорь Князев (правда, в дальнейшем после неоднократных угроз последнего — забрать внучку — она прекратила писать жалобы на зятя и решила сосредоточиться на воспитании ребенка погибшей дочери).

Однако в конце июля 2000 года по обвинению в убийстве Князевой неожиданно были арестованы Юрий Высочиненко и Сергей Ровенский. Собственно, последний сидел в тюрьме еще с 1995 года — за другие преступления. И вдруг неожиданно дал показания о своем участии в убийстве Князевой, а также рассказал о «подельниках». В августе того же года был арестован Игорь Олейник, а в мае 2001-го — Геннадий Китайник. Олейник и Высочиненко даже написали явки с повинной и дали признательные показания, от которых потом отказались, заявив, что их пытали и вынудили оговорить себя и других лиц.

Интересный факт: явку с повинной Игорь Олейник написал, находясь в карцере СИЗО №27 спустя полгода после ареста. А Юрий Высочиненко 22 июля 2000 года был схвачен «неизвестными» лицами среди бела дня на глазах у своей жены прямо на территории Конного рынка г.Харькова и увезен в неизвестном направлении. Динара Высочиненко подумала, что муж похищен бандитами и немедленно обратилась в Коминтерновский райотдел г.Харькова, где сразу же было заведено розыскное дело в отношении Юрия как без вести пропавшего. Однако пока его искали сотрудники Коминтерновского райотдела милиции, появился админматериал о мелком хулиганстве, совершенном им на территории Дергачевского района Харьковской области, где он был задержан сотрудниками УБОП Д.Лазаревым и Д.Порхун.

Постановлением судьи Дергачевского района от 24 июля 2000 года Ю.Высочиненко был подвергнут административному аресту сроком на 15 суток. Все это было проделано настолько грубо, что руководство прокуратуры Харьковской области было вынуждено 6 сентября 2000 года внести протест на данное постановление Дергачевского районного суда о привлечении Высочиненко к административной ответственности. В отношении участкового инспектора милиции, который оформлял этот админматериал, даже были приняты меры дисциплинарного воздействия. Правда, неизвестно, какие именно.

А в этот период времени Юрия Высочиненко, как следует из его показаний, допрашивали сотрудники УБОП. В результате этих допросов и появились признательные показания, от которых он позже отказался.

Один только Геннадий Китайник все время настаивал на своей невиновности, приводя доказательства. Однако первоначальных признательных показаний Олейника и Высочиненко, а также Ровенского, для суда оказалось достаточно. В дальнейшем следствие и суд скрупулезно придерживались изложенной Ровенским версии. При этом часто полностью игнорируя опровергающие ее обстоятельства. Почему?

Итак, картина событий, изложенная в обвинительном заключении и приговоре. Организатором убийства якобы выступил Геннадий Китайник, по данным оперативников являющийся известным харьковским скупщиком золота по кличке Горбатый. Он знал, что в квартире Князевых находится крупная сумма денег, а также большое количество золота и драгоценных камней — в силу своей профессиональной деятельности, давних партнерских отношений с Князевым-старшим, а также потому, что часть этого золота принадлежала… ему и находилась у Князева на хранении. Для совершения разбойного нападения на квартиру, где, кстати, Князев-старший не проживал длительный период времени, он привлек Ровенского, в то время якобы часто выполнявшего его мелкие поручения (тяжелая судьба этого «дитя подземелья» заслуживает отдельного рассказа), и Высочиненко.

Ровенский, в свою очередь, привлек своего знакомого Олейника.

Втроем они ворвались в квартиру Князевой (непонятно только, как они прошли туда незамеченными мимо жильцов, сидящих у подъезда и играющих в домино), в то время как Китайник ждал их в машине внизу, и потребовали золото. Женщина о местонахождении тайников ничего не знала. Ее били и кололи ножом. Далее Ровенский и Олейник начали обыскивать квартиру и прихватили с собой кое-какие вещи. Отметим — не золото и не бриллианты! Потом Высочиненко добил Князеву несколькими ударами ножа в грудь и живот, все они покинули квартиру и разошлись. А через два-три дня, 16—17 апреля, встретились в харьковском кафе «Фрегат», где Китайник передал им за совершение преступления 5 тысяч советских рублей (если ничего ценного в квартире Князевой им обнаружить не удалось — за что?). 4600 из них взял Высочиненко, по 200 — Ровенский и Олейник. После чего все разошлись и до суда не виделись.

«Все, что нажито непосильным трудом…»

Сразу отметим: это — лишь часть картины, нарисованной Ровенским в ходе следствия и суда. В своих показаниях он продолжал настаивать и на второй ее части. Которую суд также оставил без внимания ввиду того, что она «не подтверждается объективными фактами». А именно — что во время пребывания преступников в квартире туда зашли Князев-старший и Виталий Музыка — тот самый, который позже возглавлял УВД в Харьковской области. Князев достал из известного ему тайника сверток и унес его. Уходя, приказали налетчикам «кончить» женщину.

Из показаний Игоря Князева следует, что примерно за неделю до убийства жены он нашел на кухне тайник, где находились около килограмма золотых изделий и драгоценные камни. После чего он умыкнул оттуда четыре бриллианта, которые спрятал в одной из книг (просверлив в ней отверстия). Через несколько дней его отец обнаружил пропажу бриллиантов и потребовал их вернуть. Князев-младший заявил, что камней не брал, и тем самым фактически «перевел стрелки» на жену. То есть убили ее за бриллианты, которых она не брала! По данным досудебного следствия (не нашедшим своего подтверждения в суде), часть драгоценностей, хранившихся в квартире Князевых, принадлежала Китайнику. Он якобы передал их Князеву-старшему на период возбуждения против него уголовного дела о незаконной скупке золота (позже закрытого).

Следствие по делу об убийстве Князевой интенсивно доказывает, что Китайник действительно занимался незаконной скупкой золота, привлекался за это к ответственности, передавал золото Князеву-старшему, а также угрожал Князеву-младшему с требованиями вернуть похищенные бриллианты. Однако совершенно обходит вниманием вопрос, откуда в квартире советского служащего свои драгоценности! Которые он, по материалам того же следствия, скупал у Китайника. Неясной остается и судьба принадлежавших (так в документах следствия!) Князеву-старшему 50 тыс. советских рублей, изделий из золота на 30 тыс. рублей, бриллиантов на сумму 5600 рублей, рубинов на сумму 2,2 тыс. рублей. В обвинительном заключении говорится, что их похитил Китайник (который, согласно показаниям Ровенского, также зашел в квартиру в момент убийства). Суд решил исключить это обстоятельство из обвинения, поскольку «следствие не добыло объективных доказательств их хищения» (надо полагать, дальнейшая судьба этих ценностей неясна). Спрашивается — почему? Ведь эти ценности — основной мотив преступления. Если их не было и в хищении эти люди не обвиняются, зачем же они ворвались в квартиру к женщине и зверски убили ее? И какова роль в этом Князева-старшего и высокопоставленного милиционера В.Музыки? Ведь показания о том, что они тоже заходили в квартиру в момент убийства Натальи Князевой и забрали какой-то сверток, Ровенский дал, кстати, и в судебном заседании! Непонятно, почему орган досудебного расследования и суд верят показаниям Ровенского об участии в убийстве Князевой Высочиненко, Олейника и Китайника и не верят его же показаниям в отношении Музыки и Князева-старшего. В отношении двух последних в возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием в их деяниях состава преступления.

Явление телепортации открыл… суд

У обвиняемых в убийстве Князевой есть веские основания настаивать на своем алиби. Все они и их защитники предоставили суду доказательства того, что во время совершения убийства они находились в совершенно других местах. Суд все эти доказательства счел надуманными и направленными на уклонение от ответственности. Правда, многие из них он даже не счел нужным проверить и исследовать.

Игорь Олейник в период совершения преступления проходил срочную службу в Советской Армии, в учебной роте 944 в городе Джамбул Казахской ССР. Его адвокаты собрали значительный объем данных о том, что официально отпуск ему не предоставлялся и пределы части в это время он не покидал. Более того, согласно выписке из приказа командира части с 17 по 25 апреля 1989 года Олейник вместе с сослуживцем Б.Пынтей (зам. командира взвода) находились в командировке в г. Лениногорске Казахской ССР. Б.Пынтя подтвердил этот факт в своем нотариально заверенном заявлении, представленном защитой в суд. Аналогичные показания дали и другие сослуживцы И.Олейника.

Следствие доказывает факт пребывания Олейника в Харькове в середине апреля 1989 года показаниями отдельных немногочисленных свидетелей, правда, как правило, из числа следственно-арестованных по другим уголовным делам: Блюмберга, Выговского и др. Если верить показаниям этих свидетелей, то получается, что И.Олейник с начала марта 1989 года по 6 мая 1989 года, то есть более двух месяцев, безвыездно находился в г.Харькове (при общем сроке обучения в 944-й учебной роте, который документально подтвержден — 3 месяца 10 дней). При этом его не видели ни родители, ни друзья, ни соседи, а только отдельные случайные лица. Кстати, некоторые из свидетелей — Тищенко, Малеванный, Бочарова и др. — отказались от своих показаний, но суд это не учел.

Более того, свидетель В.Бочарова заявила в судебном заседании, что сотрудники УБОП вынудили ее оговорить Китайника, Олейника и др. лиц и подробно рассказала об этом в судебном заседании. Это также было оставлено без внимания и соответствующей проверки. Свидетель Хегай — бывший командир взвода, в котором служил Олейник, — показал, что в учебной роте была жесткая дисциплина и неофициально он отпуск ни И.Олейнику (которого он фактически не смог вспомнить), ни кому-либо другому из числа курсантов никогда не предоставлял. По данным архивных выписок из приказов командиров воинских частей, где служил И.Олейник, отпуск ему не предоставлялся.

Не секрет, что армейский командир может какое-то время покрывать своих подчиненных. Однако в неофициальном отпуске на руках у солдата может находиться только военный билет, без отпускного листа. И его должен задержать любой милицейский или военный патруль. Как Олейник смог в таких условиях добраться из Казахстана до Харькова и обратно — остается непонятным.

Алиби Китайника строится на том, что 15 апреля 1989 года в Ялте против него и его знакомого Р.Динкевича было совершено преступление — нападение с нанесением легких телесных повреждений. 16—17 апреля они в качестве потерпевших участвовали в следственных действиях. Это подтверждается многими свидетельскими показаниями и материалами Ялтинского суда.

Суд отклонил алиби Г.Китайника под следующим предлогом. Из материалов Ялтинского суда однозначно следует, что Китайник находился в Ялте лишь 13, 15, 16 и 17 апреля 1989 года. А следовательно, по мнению суда, он имел возможность находиться в Харькове 14 апреля 1989 года. Адвокаты Китайника требовали провести дополнительные исследования пребывания своего подзащитного в Ялте — для этого надо было затребовать из местного суда все материалы того дела. Однако суд на это не пошел. А основной свидетель в пользу Китайника — Р.Динкевич, с которым он тогда находился в Ялте и который также подвергся нападению, так и не был допрошен.

Интересная деталь: прокуратурой Харьковской области 19 декабря 2003 года возбуждено уголовное дело по факту убийства Динкевича, который пропал без вести 17 августа 2003 года. Да и то, уголовное дело было возбуждено лишь после многочисленных обращений его матери с жалобами в различные инстанции правоохранительных органов.

Под самым простым предлогом отклонено алиби Высочиненко. По его словам, в момент совершения убийства он проживал и работал в Москве, что подтверждается показаниями его жены. Суд не принял их во внимание, поскольку они «не подтверждены объективными данными». Ходатайства же защитников о сборе свидетельских показаний и объективных данных о пребывании Высочиненко в этот момент в Москве суд также отклонил.

Единственным, кто изначально признавал свое участие в убийстве, был Сергей Ровенский. На то время ему было 17 лет, и он уже не раз задерживался милицией за кражи. Эта судимость у него четвертая. Предпоследняя — в 1995 году — за убийство таксиста. Во всех преступлениях он всегда признавал свою вину, раскаивался и оказывал помощь следствию. Из всех обвиняемых в убийстве Князевой он оказался единственным, кто был отпущен под подписку о невыезде. И в тюрьме за убийство ему не сидеть: как мы уже упоминали, суд, приговорив его к девяти с лишним годам лишения свободы, постановил зачесть ему уже отбытый за убийство таксиста срок и считать его наказание исполненным. Хорошая награда за помощь следствию.

Реаниматоры

Все вышеперечисленное — лишь малая доля нестыковок в свидетельских показаниях, оформленных с нарушением процессуальных норм документов, неудовлетворенных ходатайств адвокатов о сборе дополнительных доказательств. Например, дактилоскопическая экспертиза не показала наличия в квартире отпечатков пальцев обвиняемых. Наличие перчаток не подтверждается даже показаниями Ровенского. Однако в квартире присутствовали отпечатки пальцев неустановленного лица. В результате дактилоскопия — одна из важнейших доказательных методик в криминалистике — вообще не фигурирует в приговоре.

Полное новое расследование убийства, совершенного почти 15 лет назад, — дело очень сложное. Многие свидетели уже просто не помнят всех обстоятельств. Мы уже упоминали выше, что допрошенные в суде соседи убитой показали, что не помнят, чтобы в подъезд заходили посторонние, однако оговаривали, что хорошо знакомых людей они могли просто не запомнить. Зато в протоколах допросов содержится большое количество наводящих вопросов следователей, которые «помогали» свидетелям вспомнить «нужные» следствию детали… Например, на видеозаписи воспроизведения преступления на месте происшествия с участием Ровенского четко слышно, как последний говорит: «Позвоните Диме, он скажет, что нужно говорить» (Дмитрий Лазарев — один из вышеупомянутых оперуполномоченных УБОП, с которым у Ровенского сложились наиболее доверительные отношения).

Что касается старшего следователя прокуратуры Харьковской области Виктории Литвиновой, то она уже становилась героем газетных публикаций. В 2001 году в Харькове развалилось расследованное ею дело об изнасиловании и убийстве девушки. Тогда все обвиняемые были оправданы, а работа следственной группы была признана неудовлетворительной. Правда, Литвинову лишь перевели на другую должность. Главный обвиняемый по тому делу — Роман Бутенко — сегодня продолжает судиться с государством за проведенные в СИЗО несколько лет по безосновательному обвинению, основанному на «внутреннем убеждении» следователя Литвиновой.

Главной загадкой все-таки остается участие в убийстве Князева-старшего и Виталия Музыки. Оба они заявили о своем неучастии в убийстве. Как известно, отказались от своих показаний, в которых фигурировал визит в квартиру неизвестных в момент убийства, и Олейник с Высочиненко. Показания Ровенского в отношении В.Музыки и Князева-старшего суд во внимание не принял. Покладистый паренек не настаивал.

Громкое завершение расследования убийства произошло на фоне противостояния внутри руководства УВД Харьковской области. А именно — его начальника Виталия Музыки с начальником УБОП Станиславом Денисюком. Над раскрытием дела активно работали оперуполномоченные УБОП — например, вышеупомянутый Лазарев. Кстати, в других показаниях Ровенского содержатся данные и о других преступлениях, совершенных работниками милиции. Например, об участии одного из свидетелей по делу — бывшего начальника уголовного розыска Харькова Николая Черемухина (считавшегося человеком Музыки) — в убийстве семьи Верейкиных в октябре 1989 года. Напомним, это уголовное дело было закрыто: по данным следствия, погибшие нарушили правила пожарной безопасности и сгорели в собственном автомобиле. Возможно, изначально главным обвиняемым по делу об убийстве Князевой должен был стать генерал Музыка? А теперь следствие просто обязано как-то оправдать свою 15-летнюю «работу»?

P.S. В заключение хотелось бы сказать, что в Харьковской области в течение двух недель проводилась проверка сотрудниками Генеральной прокуратуры Украины во главе с О.Колинько. По результатам этой проверки прокурор Харьковской области В.Кривобок (в бытность которого были арестованы Г.Китайник и другие), 30 декабря 2003 года освобожден от занимаемой должности в связи с неудовлетворительной работой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно