Честь имеем? Луганская милиция подала в суд на журналистку, считая её виновной в падении своего авторитета

20 августа, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 20 августа-27 августа

Жовтневый районный суд Луганска начал рассмотрение иска областного УМВД к корреспонденту популярной местной газеты «ХХІ век» Наталье Максимец...

Жовтневый районный суд Луганска начал рассмотрение иска областного УМВД к корреспонденту популярной местной газеты «ХХІ век» Наталье Максимец. Истец утверждает, что журналистка своими публикациями «Смерть на трассе» и «Смерть на трассе-2» в феврале текущего года оскорбила честь, достоинство и деловую репутацию сотрудников следственного отдела УМВД, а поэтому требует возмещения морального ущерба в размере пяти тысяч гривен.

За что боролась, на то и напоролась

Наталья Максимец работает в луганских печатных СМИ с середины 1996 года, после окончания филфака местного пединститута. За все это время сменила две редакции — почившей в бозе областной «молодежки» и независимой газеты «Ракурс»; сейчас более трех лет занимает пост заместителя главного редактора «ХХІ века» — издания, которое балансирует (в зависимости от конъюнктуры регионального политбомонда) между властью и оппозицией. Однако это не мешает Наталье доказывать собственными материалами, что она является объективным журналистом. Принципиальной является и её позиция в вопросах освещения заслуг местных блюстителей правопорядка, которую она демонстрирует с начала своей журналистской деятельности. Всего же её перу принадлежит более 200 журналистских материалов о работе нашей доблестной милиции, где, так скажем, позитивных статей — преимущественное большинство.

Февральские публикации Максимец были посвящены обнародованию тех фактов, которые прозвучали во время проведенной в стенах её родной редакции пресс-конференции «Коррупция в ГАИ», организованной известным правозащитником Николаем Козыревым, председателем Луганского областного общественного комитета защиты конституционных прав граждан. Он пригласил на встречу с региональными журналистами тех, кто непосредственно столкнулся с примерами несоблюдения норм украинского законодательства при расследовании дорожно-транспортных происшествий (ДТП). Этому мероприятию предшествовали обращения самих граждан в редакцию «ХХІ века», к самой Максимец с ксерокопиями документов, среди которых были приказы о вынесении выговоров следователям за волокиту при расследовании дел по совершенным ДТП и решения Луганского апелляционного суда по поводу признания претензий потерпевших к следствию правомерными.

5 февраля, а именно в тот день состоялась упоминавшаяся выше пресс-конференция, на суд луганских журналистов были представлены несколько печальных историй: о гибели Инны Марковой, Евгения Потеева, Олега Лысенко; рассказ луганчанина Юрия Чикина о том, как под колесами автомобиля в конце 1999 года оказалась его жена и двое детей. Впоследствии ребята пробыли в больнице более полугода, супруга больше никогда не поднимется с постели, став инвалидом первой группы. Дело против совершившего ДТП вскоре было закрыто следователем из-за того, что, как указано в постановлении, «водитель не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешеходов экстремальным торможением». Но Чикин обжаловал данное решение в прокуратуре, дело возвратили на доследование, однако каких-либо подвижек так и не произошло за все прошедшее с момента ДТП время.

Житель области Олег Лысенко погиб весной 2001 года. Причиной стало не алкогольное опьянение пострадавшего пешехода (справка об этом имеется в материалах расследования), а вина водителя, ехавшего на перекрестке со скоростью более 100 км/ч, что доказывает характер полученных в результате увечий. Родной брат погибшего продемонстрировал представителям СМИ документ, где черным по белому написано, что при освидетельствовании тела медики не обнаружили присутствия паров алкоголя. Длительная борьба за восстановление справедливости и в этом случае не принесла никаких результатов.

На пресс-конференции неоднократно звучали заявления родственников пострадавших о том, что следователи традиционно не ставят прямых вопросов о степени вины водителя, а делают упор на пункты Правил дорожного движения, которые нарушили пострадавшие пешеходы. Поэтому эта видимая закономерность и дала участникам мероприятия косвенный повод говорить о коррупции в органах досудебного расследования. Рефреном прошла мысль о том, что причиной подобных «расследований» является элементарная взятка, называлась даже такса — от 2,5 до 5 тыс. долларов.

«Следователь, получив взятку, наверняка большую её часть заносит в более высокие кабинеты и начинает честно отрабатывать деньги. Эффективность его работы оценивается не только количеством раскрытых преступлений или закрытых дел, но и суммами, заносимыми шефу. Это не тайна, но и доказать получение взятки практически не реально», — напишет Наталья Максимец в своей статье по итогам пресс-конференции в № 6 (364) за 2004 год. Здесь же автор призывает тех, кто больше не в силах добиваться справедливости в одиночку, объединиться и сообщает телефон редакции…

Некоторые особенности работы правоохранителей

О вопиющих методах работы луганской милиции с гражданами «Зеркало недели» пишет с начала 1999 года, с момента обнародования подробностей дела об убийстве гендиректора предприятия «Укруглеэкология» Юрия Заскалько. Тогда местные правоохранители, пытаясь в трехдневный срок раскрыть это резонансное дело, задержали водителя погибшего Анатолия Жовтана и в условиях следственного изолятора пытались «выбить» у него признание в совершении убийства своего руководителя. В ночь с 27 на 28 ноября 1998 года трое офицеров милиции Ленинского райотдела Луганска — Олег Сербин, Константин Киянский и Роман Ущеповский постарались на славу, применяя к задержанному ряд изощренных и общеизвестных приемов. Вследствие чего Жовтан получил сотрясение мозга, переломы нескольких ребер и опущение почки. Пострадавший обратился во все возможные инстанции за помощью, в результате чего весной 2001 года троим обидчикам в погонах Ленинский райсуд вынес наказания в виде заключения сроком от 3 до 5 лет с возмещением причиненного ущерба. Тогда слушания по уголовным делам против милиционеров получили широкий резонанс. Однако общественность посчитала, что на этих блюстителей порядка просто «перевели стрелки», так и не выяснив, кто же именно из начальства давал приказ «ускорить» раскрытие дела Заскалько. По отношению к двоим осужденным милиционерам приговор суда так и не вступил в силу по причине исчезновения последних. Они до сих пор находятся в розыске, но, как считают информированные источники в самих правоохранительных органах, они никуда и не думали исчезать…

Совсем недавно, в начале 2004-го областной центр снова потрясло из ряда вон выходящее известие о незаконных «деяниях» доблестных стражей правопорядка, которые обязаны «служить народу Украины». Таких историй в почти полумиллионном городе совершается гораздо больше, но далеко не все из них становятся достоянием гласности. Здесь же был иной случай: пострадал известный в городе врач, вернувший здоровье тысячам больных, а его жена, директор престижной школы, напрямую обратилась за помощью к самому губернатору Александру Ефремову. Если бы не это обращение, то неизвестно — принимались бы вообще меры реагирования на очередной случай милицейских бесчинств.

Не на того нарвались

…В тот поздний январский вечер Анатолий Иванович (имя изменено) возвращался домой после тяжелой смены в родной больнице. На улице было до десяти градусов мороза, оставалось преодолеть каких-то пару сотен метров на пути к дому, который располагался рядышком со зданием областного УМВД. Привычные фонари почему-то не горели, и Анатолий Иванович буквально на ощупь пробирался по скользкой дороге. В полутьме возникли несколько фигур, которые невнятно произнесли: «Где живешь?». Врач не успел ответить, как сильный удар свалил его с ног, в карман полезли крепкие руки. Естественная реакция Анатолия Ивановича: «Что вы делаете?» вызвала лишь всплеск злобной ярости, и в лицо брызнули из газового баллончика.

Его били ногами, каким-то металлическим предметом. Вытащили из карманов деньги, а после надели наручники. Тогда Анатолий Иванович наконец-то понял, что имеет дело не с бандитами, а как раз с теми, кто призван защищать от них. Назвал свою фамилию, место работы и должность, но в ответ получил еще одну порцию слезоточивого газа в лицо. Сотрудники патрульно-постовой службы (ППС) бросили тело далеко не молодого человека на пол служебного автомобиля и колесили по городу около двух часов. Когда приехали в печально известный Ленинский РОВД, коллеги заметили, что те «переборщили», вызвали бригаду «скорой помощи». Первая медицинская помощь была оказана, доктор «скорой» узнал известного в Луганске врача и решил подождать, чтобы на этой же машине доставить пострадавшего в дежурную больницу.

Однако блюстители порядка предложили Анатолию Ивановичу в обмен на госпитализацию (диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга) собственноручно написать фактически самооговор — заявление о том, что дерзко нарушал общественный порядок. Денег ему не отдали, не извинились. Он подписал предложенное и был доставлен в больницу. Специалисты сказали: без длительного лечения и освобождения от работы не обойтись.

Домой возвратился далеко за полночь, рассказал о случившемся жене, вдвоем решили сразу же обратиться в расположенную неподалеку от их дома вышестоящую инстанцию с письменным заявлением. В три часа ночи он пришел на прием к дежурному по городскому управлению, где был подвергнут массированной психологической обработке. После неё наш правдоискатель был готов на все, и вскоре под диктовку офицеров написал, что претензий к сотрудникам милиции не имеет. Более того, они изъяли справку из больницы и потребовали дописать в заявлении, что травмы получены по пути домой. Но Анатолий Иванович на хитрость милиционеров ответил своей: написал требуемое заявление совершенно абсурдным стилем, чередуя прописные и печатные буквы…

Потом были 23 дня, проведенные на больничной койке. В дело вмешался (надо полагать, получив свыше указание разобраться) начальник УМВД Украины в Луганской области Станислав Крыжановский. Итогом служебных разборок стало увольнение двух работников ППС. Их действия были признаны незаконными, а дела переданы в прокуратуру.

«Если кто-то кое-где у нас порой…»

Сегодня луганская милиция в лице начальника следственного управления УМВД Украины в Луганской области Александра Сумцова «инкриминирует» Наталье Максимец нарушение статей 11, 23, 277, 299 Гражданского кодекса и статей 4,5 Гражданско-процессуального. Журналистку обвиняют в оскорблении чести и достоинства ведомства и требуют опровержения неправдивой информации. Истец считает, что в февральских материалах корреспондент «преследует цель вызвать гнев и негодование населения в отношении работников следствия».

Очень любопытной является участие в деле «луганская милиция против журналистки Максимец» начальника Центра по связям с общественностью областной милиции Татьяны Савченко.

Одно заседание по этому гражданскому делу уже состоялось, судья Слипченко опросила стороны по сути иска, не увидев пока предмета спора. 27 августа она приглашает представителей истца и ответчика «полюбовно» решить этот вопрос.

В середине июня Луганщину посетил министр Николай Билоконь, по поводу работы луганской милиции в целом отозвавшийся так: «Здесь взаимодействие органов власти и милиции — пример для других регионов страны». «Хорошо работаете — в текущем году исчерпали квоту по полковникам пяти областей!» — подытожил главный милиционер страны…

Не так давно на пост главы милиции Луганска министр назначил Анатолия Коренева, в прошлом руководителя правоохранителей Славяносербского района, на территории которого уже не один год «прячется» от наказания один из осужденных милиционеров по делу Жовтана. А вы об авторитете…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно