1001 ночь халифата - Право - zn.ua

1001 ночь "халифата"

18 августа, 2017, 19:05 Распечатать

Чем привлекает приверженцев "Исламское государство"? 

© youtube.com/BBC News

Три года назад международное сообщество стало свидетелем провозглашения "халифата". 

Действуя от лица мировой религии, ислама, тогдашняя группировка "Исламское государство Ирака и Леванта" не стало ограничиваться уже обычными планами глобального джихада. Оно взялось за мессианство. Вероятно, это сложнейшая и вместе с тем самая опасная цель религиозного терроризма, который сам по себе является главной транснациональной угрозой современности. Мессианская цель может полностью выключать рациональность и, наоборот, включать крайний экстремизм. В этом и заключается главная опасность. Бойцы-смертники "Исламского государства" воспринимают земную жизнь как попытку дьявола обмануть человека и отвратить его от главного своего назначения. Смерть для них — истинное благо. 

И вот сейчас, после бурного расцвета, когда мир признал "халифат" одним из наиболее опасных явлений, наступил момент истины. Он определит дальнейшую форму существования "Исламского государства" в ближайшем будущем. Как раньше — не будет. Будут изменения. Это понимают и сами исламисты, подорвав мечеть Ан-Нури и ее уникальный "горбатый" минарет в иракском Мосуле. Место провозглашения "халифата" и его символ взлетели на воздух. Однако корни мессианства глубже, чем физические вещи, и так просто не усыхают. 

321
alarabiya.net
Взрыв мечети ан-Нури

Прежде чем очертить возможные пути развития ситуации, предлагаем оглянуться на истоки и попытаться понять причины возникновения "Исламского государства", признанного ООН террористической организацией.

На сегодняшний день эта группировка является непризнанным протогосударственным теократическим образованием с салафитской идеологией. Возникло оно на базе созданной в 1999 г. иорданцем Абу Мусабом аз-Заркави группировки "Джамаат ат-Таухид валь-Джихад" ("Организация Единобожия и Джихада"), которая в 2004-м присоединилось к международной террористической организации "Аль-Каида" и получила название "Аль-Каида в Ираке". Расширяясь, уже в 2006 г. она стала "Исламским государством Ирака". В этот период в высшем руководстве организации появился и будущий "халиф" — Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри ас-Самарраи, известный ныне как Абу Бакр аль-Багдади. До этого его задержали американские силы в Ираке, он отсидел в тюрьмах Абу-Грейб и Кэмп-Букка. На должности руководителя тогда еще малоизвестного "Исламского государства Ирака", которое к тому же находилось на грани распада, его утвердил в 2010 г. лидер " Аль-Каиды" Усама бен Ладен. И тот сполна использовал свой шанс, показав незаурядные организаторские способности. 

Люди, которые знали Авада аль-Бадри, говорили, что он непубличный и замкнутый в себе. Вероятно, это следствие увлечения суфизмом, который проповедует аскетизм и особую духовность. Авад аль-Бадри из небогатой семьи. В школе был отличником по математике и географии, но с английским были проблемы. Возможно, он не хотел учить его принципиально. Высшее образование получил в Багдадском университете, на факультете шариата. Это был осознанный выбор, ведь высокий школьный балл позволял поступить на многие другие специальности. Его постоянно вспоминают с религиозными и историческими книгами в руках. Сейчас можно точно сказать, что Авад аль-Бадри, сознательно или бессознательно, проявлял разумную осторожность. Его более известные и публичные коллеги погибли. Он же создал "халифат" и возглавил его. Это было нелегко. Воевать он должен был со всеми, включая бывших братьев из "Аль-Каиды". 

Победа в такой войне нуждается в мощном смысле, который бы стал смыслом бытия твоих солдат и создал крепкое виртуальное пространство, способное противостоять, и вместе с тем достаточно привлекательное для большого количества людей. Хорошо зная историю, Авад аль-Бадри провел параллель между современностью и ранним мусульманским государством. И тогда, и сейчас мусульманский мир проходил период турбулентности и неопределенности. Вокруг одни враги и попытки найти себя в новом мире. История повторяется, и сейчас на Ближнем Востоке новый политический вакуум, рожденный слабостью центральной власти в ряде стран и конфликтами. Нет понимания приемлемой формы государственного устройства. Демократия не приживается. Социализм и национализм рождают в арабском мире республики с наследственной передачей власти, подобно монархии. Альтернативы им в регионе фактически нет. Тогда, в Средневековье, мусульмане выстояли, и начало этому положил первый арабский халиф Абу Бакр ас-Сыддик, один из ближайших соратников Пророка Мухаммада. Именно поэтому Авад аль-Бадри стал Абу Бакром, но аль-Багдади — прямая ссылка на Аббасидский халифат, столицей которого были Багдад и Самарра (место рождения Авада аль-Бадри). 

321
youtube.com/BBC News
Абу Бакр аль-Багдади

Еще одной причиной, почему Авад аль-Бадри обратился к истории, является священная для мусульман книга — Коран. Слово "халиф" в единственном числе упоминается там дважды. Первый раз — в отношении пророка Давуда (сура Сад, аят 26). Во второй раз — в суре Корова (аят 30) в отношении первого человека Адама: "Вот твой Господь сказал ангелам: "Я установлю на земле наместника". Они сказали: "Неужели Ты поселишь там того, кто будет распространять нечестие и проливать кровь, тогда как мы прославляем Тебя хвалой и освящаем Тебя?" Он сказал: "Воистину, Я знаю то, чего вы не знаете".

 Из этого четко видно, что "халиф" и, соответственно, "халифат" являются определенной формой избрания. Именно Аллах избирает и делает "халифом". Стать, провозгласить себя или быть людьми избранным "халифом" нельзя. Однако ничто не мешает попытаться сделать историческую реконструкцию, выступив под именем признанного самой историей халифа Абу Бакра. Авад аль-Бадри так и сделал. Кроме того, племенная группа аль-Бадри включает несколько племен, в частности и племя Курайш, из которого происходит Пророк Мухаммад. Поэтому среди имен современного "халифа" для большей легитимности часто фигурирует имя Курайш. С другой стороны, Авад аль-Бадри мог толковать приведенную выше суру Корана по-иному: любой человек может стать халифом Аллаха на земле при условии, если достигнет определенного уровня духовного развития. Такая форма понимания священного текста тоже возможна. 

Ясно, что Авад аль-Бадри часто и долго в деталях продумывал виртуальные аспекты провозглашения "халифата". Однако для такого масштабного шага нужно создать не менее масштабные полевые предпосылки, и он их создавал, умело пользуясь обстоятельствами. В наследство ему досталась довольно слабая группировка, количество боевиков которой не превышало и тысячи человек. Под контролем находилось лишь несколько поселков. Чтобы спасти организацию и не дать ей развалиться, аль-Бадри был вынужден действовать быстро. В отличие от предыдущих руководителей, он начал активно устанавливать контакты с иракскими офицерами, которые служили в вооруженных силах и спецслужбах во времена Саддама Хусейна, а также с функционерами иракского отделения партии Баас. Военные, как вообще и вся суннитская община Ирака, оказались на обочине и потеряли права при премьерстве шиита Нури аль-Малики. Двое из дядьев аль-Бадри работали в спецслужбах Саддама. Естественно, это способствовало мобилизации в ряды "Исламского государства Ирака" профессиональных силовиков и партийных функционеров, деятельность которых резко повысила военный и управленческий потенциал организации. 

Уже в 2011 г., когда американцы выводили свои войска из Ирака, лидер "Исламского государства Ирака" организовал ряд мощных атак террористов-смертников в Багдаде, заявив о себе как о мощной боевой единице. Это даже дало повод Дональду Трампу во время президентской кампании назвать тогдашнего президента США Обаму "основателем ИГИЛ", попрекая его тем, что американские войска слишком рано ушли из Ирака. В том же 2011 г. аль-Бадри командировал в Сирию, где начались волнения, своего помощника Абу Мухаммада аль-Джулани, чтобы тот готовил базу для расширения "Исламского государства". Так в Сирии возника организация "Джебхат ан-Нусра". Правда, позднее аль-Джулани почувствовал власть и отказался подчиняться аль-Бадри, который провозгласил в 2013 г. создание "Исламского государства Ирака и Леванта" и зашел на территорию Сирии. Аль-Бадри пришлось силой выгонять из Ракки "Джебхат ан-Нусру", часть боевиков которой встала под знамя ИГИЛ. Тогда группировка ИГИЛ прекратила связи с "Аль-Каидой", лидер которой не поддержал планов аль-Бадри. Быстро закрепившись в Сирии, исламисты в июне-июле 2014 г. провели ряд успешных наступательных операций в Ираке, захватили Мосул и провозгласили "халифат". Мир был шокирован таким развитием событий. Однако факт имел место. На сцене возник "халиф" Абу Бакр аль-Багдади. 

Что же, кроме удачной организационной работы, помогло созданию "халифата"? Нужна по меньшей мере нейтральная, а лучше — одобрительная позиция населения. Мне приходилось общаться с жителями "Исламского государства", которые своими глазами видели попытку повторить историю. И вот что они рассказывают.

Мухаммад, который оставил Ракку в 2016-м, вспоминает, что много именно молодежи присоединилось к "Исламскому государству" в провинциях Ракка и Дейр эз-Заур на востоке Сирии по нескольким причинам. Главное, что исламисты дали возможность заработать денег. Они хорошо (500–1000 долл. США в месяц) платили за службу в своих рядах из доходов, полученных от продажи добываемых на этих территориях нефти и газа. При этом важно, что обычно право добывать и продавать полезные ископаемые ИГ оставляло местным племенам. Последние просто платили определенный налог в бюджет "Исламского государства". Такая схема была выгодна обеим сторонам. Очень важным стимулом для молодых была возможность вступить в брак на средства ИГ. В арабских странах традиция давать выкуп за невесту жива, и мужчинам порой до почтенного возраста приходится собирать деньги на бракосочетание. А тут стал боевиком — получил оружие, какую-то власть, да еще и женился. Тогда именно так представлялась почти идеальная "сирийская мечта".

Следует, однако, добавить, что не со всеми племенами исламистам удавалось договориться. Наиболее показательный конфликт возник между ИГ и племенем Аш-Шаитат, которое уже несколько лет воюет на стороне сирийской армии в провинции Дейр Аз-Зор. С начала гражданской войны в Сирии племя Аш-Шаитат быстро воспользовалось случаем и захватило под свой контроль нефтяные вышки в Дейр Аз-Зоре. Платить дань ИГ шейхи отказались и были за это жестоко наказаны. Многие члены племени были казнены. 

А вот что говорит Ахмад из Дейр Аз-Зора, тоже покинувший родной город в 2016 году. По его словам, мощным стимулом присоединиться к ИГ была угроза этноконфессиональных чисток. Жители Ракки и Дейр Аз-Зора понимали: если к ним придут курды, сирийская армия или шиитские группировки — они окажутся под реальной угрозой смерти. С особой осторожностью жители восточных провинций Сирии смотрели на приближение к границе иракских сил народной мобилизации ("Аль-Хашд Аш-Шааби"). Нуждаясь в защите, они становились боевиками "Исламского государства". Кроме того, на начальном этапе "Исламское государство" бесплатно раздавало населению газ и мазут. Практически дармовыми были хлеб и пшеница. Однако когда ИГ твердо установило власть на местах, исламский коммунизм завершился. У исламистов были довольно мощные силы безопасности, они быстро выявляли и обезвреживали нелояльные элементы. Шариатские суды, поначалу воспринятые с  одобрением, быстро утратили популярность, когда жестокость утратила признаки справедливости, когда исламисты начали делать из местных жителей живые щиты, не позволяя им покидать населенные пункты. 

321
youtube.com/BBC News

Из слов Мухаммада и Ахмада можно вывести простую формулу быстрого создания государства: страх смерти плюс дармовой хлеб равняется образованию "халифата". Однако в феномене "халифата" есть еще одна заметная особенность: многие смертники в своих последних посланиях без тени сомнения говорят, что земная жизнь ничего не стоит, и призывают мусульман подражать их примеру. "Исламское государство" буквально поставило на поток производство шахидомобилей (vehicle-borne improvised explosive device, VBIED) и подготовку водителей. Практически идеально была отшлифована тактика использования таких авто, ставших мощным управляемым оружием исламистов. Многие из смертников — иностранцы. Следует признать, что идея построения справедливого "халифата" оказалась очень привлекательной для мусульман по всему миру. Мы стали свидетелями, как многие граждане соседних арабских стран, Турции, мусульман России и Европейского Союза, ставших жертвами безработицы или неспособности интегрироваться в общество, уехали искать лучшую жизнь в Сирию или Ирак. Постоянные громкие победы и деньги также стали незаурядным стимулом для мобилизации иностранцев, количество которых, по разным оценкам, превысило 30 тысяч. 

С другой стороны, "Исламское государство" как мощная сетевая организация не могла не стать инструментом в руках некоторых стран. Учитывая именно сетевой характер ИГ, когда оно включало в себя различные группы на территории "халифата" и еще ряда провинций за пределами Ирака и Сирии, а именно в Йемене, Алжире, Египте, Ливии, Саудовской Аравии, Нигерии, Иране, на Кавказе, привлекательность "Исламского государства" для стран-спонсоров становится еще более очевидной. В силу многих факторов одной из этих стран является Россия. Москва самая придумала бы "Исламское государство", если бы оно не возникло. А так — нужно было только поддержать, чтобы потом всем предлагать свою помощь в борьбе против такого монстра. Возможности были. Еще с советских времен Москва наладила прочные контакты с саддамовскими офицерами, составившими организационную структуру ИГ. Многие полевые командиры "Исламского государства" были узниками, которых освободил союзный России сирийский режим. По признанию самого Путина, на территории Сирии на стороне боевиков воюют около четырех тысяч россиян. Сколько из них поехали не по собственному желанию, а по приказу, можем только догадываться. Даже если только каждый десятый, то батальон наберется. 

321
EzidiPress

Потом, когда черные флаги "халифата" реяли на половине сирийской территории, Россия постоянно подчеркивала США, что проведение антитеррористической операции в Сирии требует обязательного сотрудничества с Москвой и Дамаском. Если нет — получайте новые потоки беженцев или какую-нибудь очередную волну насилия. Обычный российский шантаж, с которым мы в Украине вынуждены сталкиваться постоянно. А сколько после введения российского контингента в Сирию было заявлений министерства обороны РФ об уничтожении штаб-квартир террористов ИГИЛ? Что ни заявление, то о штаб-квартире террористов. Хотя на самом деле весь мир видел, что российские самолеты большинство ударов наносят по территории, контролируемой сирийской оппозицией, а не ИГИЛ. И все это время Москва прибегала к провальным попыткам объединить тему Украины и Сирии, чтобы как-то в процессе диалога выменять Крым или даже всю Украину на Сирию. Сейчас, когда эта тактика не дала плодов, а время "халифата" подходит к концу, Россия остается с разрушенной дотла территорией Сирии, которую необходимо восстанавливать, а денег у Москвы на это нет. ЕС, США, аравийские монархии могут предложить свою помощь, но будут требовать уступок, в частности смещения с должности Б. Аль-Асада. С другой стороны, свои интересы насчет сирийской территории имеют и временные российские союзники, Иран и Турция. Россия им в Сирии не нужна, и они используют любую возможность, чтобы вытеснить россиян из региона. Классическая ситуация для РФ, которая тактически действует вроде правильно, а стратегически загоняет себя в пат. 

Возвращаясь к поражению "халифата", можно выделить следующие основные причины. Во-первых, вследствие ударов авиации международной коалиции погибли практически все основные представители организационной структуры "Исламского государства". Весь топ-менеджмент, насчитывавший около 40 человек, уничтожен. Фактически остался только лидер Абу Бакр Аль-Багдади. Во-вторых, критически снизилось наполнение бюджета организации вследствие уничтожения или потери контроля над добычей нефти. Пожертвования частных доноров из богатых стран Персидского залива не могут компенсировать таких расходов. Третьим фактором является уменьшение популярности среди местного населения в связи с часто неоправданно жестокой практикой насилия над жителями и неспособностью обеспечить более или менее приемлемое социально-экономическое развитие. Исламисты в буквальном смысле уничтожали христиан, шиитов, курдов. Больше всего от "халифата" пострадали езиды, преследование которых ООН даже признало геноцидом. Фундаментально иное мировоззрение не позволило исламистам воздержаться от чрезмерного насилия. Они приходили менять этот мир и совершенно не учитывали его нормы. 

Последним главным опорным пунктом "Исламского государства" остается его столица Ракка. После ее падения останется два пути. Или бойцы "халифата" признают крах своего проекта, или развернут партизанскую войну. Идея, еще и подкрепленная мощным религиозным содержанием, так просто не исчезает. Поэтому в ближайшей перспективе второй вариант наиболее вероятен, особенно в Сирии, где боевики ИГ с оружием и взрывчаткой уже начали внедряться на территорию провинции Идлиб. Имея соответствующий боевой опыт и желание продолжать борьбу, они и далее будут действовать, объединяться или вливаться в ряды других исламистских группировок, а именно — "Комитета освобождения Шама" и "Ахрар Аш-Шам". Заинтересованные страны такую борьбу будут стимулировать. И здесь речь не только о России, но и об аравийских монархиях и Турции. В свою очередь Багдад демонстрирует готовность налаживать диалог с суннитскими племенами. Успешность переговоров и обеспечение, по крайней мере, минимальных прав суннитов дадут возможность положить конец "халифату" на территории Ирака. Провал же, наоборот, еще более активизирует второй вариант развития событий, то есть использование мин, фугасов, смертников и других орудий партизана-террориста. Вместе с тем упадок "халифата" будет стимулировать возвращение бойцов-иностранцев домой. Если правительства стран не будут готовы к этому, они получат повышенную террористическую угрозу. 

Пример "Исламского государства" показал, насколько опасными могут быть современные транснациональные угрозы. Они представляют опасность не для нескольких стран, а для всей цивилизации. Стратегия борьбы с религиозным терроризмом требует системного противодействия факторам, способствующим распространению опасных идей. Действия международного сообщества силовыми методами уничтожили "халифат" организационно, но факторы, обусловившие его появление, остаются в повестке дня. Страх быть уничтоженным представителями другой конфессии или остаться без средств к существованию никуда не делся. Поэтому идея восстановления справедливости и попытки воскресить прошлое имеют социальную базу. Вот, например, в той же сирийской провинции Идлиб "Комитет освобождения Шама", куда входит сирийская "Аль-Каида", уже думает о создании некого "суннитского исламского государства". Быть или не быть такому государству — зависит от наличия альтернативы. А может ли кто-либо предложить такую альтернативу? В этом есть сомнения.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно