"Война с государством или за государство?.."

1 июня, 16:24 Распечатать Выпуск №21, 2 июня-8 июня

Селянское измерение Украинской революции.

На события 1917–1921 гг. сейчас смотрят преимущественно под углом зрения национально-государственным. 

Однако при таком видении сложно понять многие причинно-следственные связи и важные аспекты. Скажем, мы прекрасно знаем о подвиге нескольких сотен юнкеров и студентов под станцией Круты, но куда же в это время поделись десятки тысяч вооруженных солдат украинизированных полков? Или, например, почему гетманат Скоропадского, который достиг наибольших успехов в том, что мы теперь называем строительством государства, был так ненавистен именно украинским патриотам и украинским селянам? Почему в повстанческих отрядах людей было больше, чем в армии УНР? Почему такой размах приобрела деструктивная атаманщина?.. 

 Чтобы найти ответы на эти вопросы, следует обратить внимание не столько на национально-государственный, сколько на аграрный аспект. Ведь в начале ХХ в. более 80% населения Украины (той части, которая была в составе Российской империи) составляли крестьяне, из них больше половины были мало- или безземельными. В таких условиях большая политика после 1917-го была лишь дымом над аграрным вопросом. Сто лет назад это прекрасно поняли немцы. Один из первых приказов командующего кайзеровкими войсками в Украине фельдмаршала Эйхгорна касался засевания полей и правил землепользования. А потому союзники заменили главу Центральной Рады Грушевского на гетмана Скоропадского. 

Именно неспособность украинских вождей достичь разумного компромисса в аграрном вопросе имела для национально-государственных процессов самые катастрофические последствия. И если мы хотим понять суть этих событий, то оставим (по крайней мере, временно) черных запорожцев и красных казаков, а вместо этого поинтересуемся земельной собственностью.

 В этом контексте работа группы авторов книги "Війна з державою чи за державу? Селянський повстанський рух в Україні 1917–1921 років" очень важна для понимания событий столетней давности (появление этой книги — результат сотрудничества издательства "Клуб семейного досуга" и общественного проекта "Likбез. Исторический фронт"). Здесь нет ни восхищения героическими повстанческими атаманами, ни односторонней критики в их адрес.

Вместо этого авторы стараются максимально объективно показать недостатки и сильные стороны такого неоднозначного явления как восставшее украинское село.

Тогда параллельно с украинской национально-освободительной и российской гражданской бурлила также и крестьянская война за землю и волю. Украинское государство и УНР, немцы и австрийцы, красные и белые русские ломали зубы об украинское село. Это была сила, существенно влиявшая на ход, как российской гражданской войны, так и украинской национально-освободительной борьбы. В конце концов, даже выйдя из Первой мировой войны, Украина продолжала влиять на ее ход. Ведь держа здесь 240-тысячное войско (и еще около 150 тысяч австро-венгров), немцы не получили из Украины и половины от запланированных объемов хлеба. А если бы, по крайней мере, половина этого контингента оказалась в критический момент на Западном фронте?.. 

Впрочем, влиять — это еще не означает определять результат. "В восстаниях погибло столько людей, что, если бы два года назад они были все в армии, сегодня господствовали бы над Москвой", — вспоминал офицер армии УНР, писатель Юрий Горлис-Горский. Однако украинскому крестьянину не нужна была Москва, да даже и Киев или Харьков ему были большей частью безразличны (хотя здесь были нюансы). Селянин воевал, прежде всего, за свою землю. 

Но надо понимать, что такая идейно-организационная ограниченность станет главной причиной поражения селянской революции. Особенно в этом контексте авторы исследования обращают внимание на деятельность махновского движения — наиболее организованной и мощнейшей селянской силы. В книге махновцам, их сильным и слабым сторонам, уделено много внимания. 

Решающей стала осень 1920-го, когда на фронтах сложилось неустойчивое равновесие. Именно в этот момент Махно в третий раз пошел на союз с большевиками, чем в значительной мере определил дальнейшее развитие событий. Это соглашение стало одним из ключевых факторов, обусловившим победу большевиков — как над белогвардейцами непосредственно, так и над войсками УНР опосредованно. Ведь тогда одному махновцу противостояло до трех красноармейцев, и вскоре их объединенные силы были направлены на фронт против армии Врангеля. 

Удивительно, но несмотря на то, что весной 1919-го и в начале 1920-го большевики объявляли Махно вне закона, осенью 1920-го он снова заключил с ними соглашение об совместных действиях (кстати, договорится с Махно пытался и Врангель, но тут батька проявил принципиальность). Впрочем, такой последовательностью Махно обрек на поражение не только белогвардейскую или украинскую, но и свою Революционно-повстанческую армию. Ведь, справившись с Врангелем, большевики сразу взялись за ликвидацию махновщины. Правда, Махно тогда вырвался из ловушки, но подвергся такому сокрушительному удару, который поставил крест на его движении. 

Собственно, победа большевиков в значительной мере была обусловлена тем, что, несмотря на множество проблем в отношениях с селянами, несмотря на откровенно грабительскую политику продразверстки, они все-таки ближе всего подошли к компромиссу с украинским (и не только) селом. Хотя, как показало дальнейшее развитие событий, большевики стремились не столько объясниться с селянами, как усыпить их бдительность и обмануть.

В свою очередь военно-политическое руководство УНР не смогло ни эффективно воспользоваться повстанческим движением, ни укротить его. Показательно, что последняя попытка перехватить инициативу у большевиков — Второй зимний поход армии УНР — состоялась не весной-летом, когда повстанческая активность была наивысшей, а поздней осенью 1921-го, когда повстанцы по различным причинам свернули активность. И попытка поднять всеукраинское восстание оказалась неудачной: Второй зимний поход завершился поражением.

То, что происходило в 1918–1920 гг., невозможно втиснуть в какие-то четкие рамки то ли российской гражданской, то ли украинской национально-освободительной войны. Это была страшная и странная амальгама, где одно перетекало в другое, где в течение двух-трех лет один воин мог повоевать в двух-трех вражеских армиях. Книга "Війна з державою чи за державу?.." поможет разобраться в особенностях этого весьма неоднозначного процесса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно