Украинская элита под соснами Быковни

25 апреля, 14:52 Распечатать Выпуск №16, 26 апреля-10 мая

18 апреля 2019 года в Национальном музее истории Украины открылась выставка "Расстрелянная элита: Быковнянское измерение".

 Совместный выставочный проект Музея и Национального историко-мемориального заповедника "Быковнянские могилы" рассказывает об одной из наиболее трагических страниц украинской истории – "Большом терроре", развернувшемся в Советском Союзе в 1937–1938 годах.

На тайном спецучастке НКВД УССР в Быковнянском лесу, неподалеку от Киева, нашли свое последнее пристанище десятки тысяч жертв сталинского режима. Общее количество похороненных в Быковне может составлять, по приблизительным оценкам исследователей, от 20 до 100 тысяч человек. Среди них — священники и ученые, селяне и рабочие, художники и писатели, актеры и инженеры, композиторы и госслужащие, военные. Террор в конце 1930-х в СССР стал явлением всеохватывающим, затронувшим все без исключения слои общества. Даже верная служба большевистской тоталитарной системе не становилась гарантией неприкосновенности. Часто рядом со священнослужителями или "неблагонадежными элементами" из числа украинской интеллигенции могли быть похоронены их вчерашние палачи, верой и правдой служившие карательной системе. Такой, казалось бы, иррациональный, на первый взгляд, характер репрессий имеет логичное объяснение: именно террор является необходимым фундаментом и основой любой тоталитарной системы.

На протяжении 1937–1938 годов было репрессировано и уничтожено около 3500 военнослужащих Киевского и Харьковского военных округов. В 1993-м ученые НМИУ встретились с Елизаветой Григорьевной Мережко, которая рассказала историю своего мужа — капитана Федора Мережко. 29 ноября 1937-го его, инструктора военно-хозяйственного снабжения 14 стрелкового корпуса, арестовали в Харькове по обвинению в шпионаже. В тюрьме Федор Мережко провел два месяца. На полотенце и рубашке, которые он 18 января 1938 года передал домой выстирать, жена нашла две едва заметные записки, вышитые белыми нитками: "Буду жить для Лизы и детей!" и "Буду жить для семьи, еще увидимся!" В рубашке было также спрятано письмо к жене и детям, датированное 18 января 1938 года: 

"Лизок, родная! Думаю, что в марте нас зашлют […] в Куйбышев или в Среднюю Азию, в Туркестан. Ходатайства сейчас напрасны и даже вредны, напрасная трата средств и сил, и непонимание политического момента — продолжается зачистка тыла. Когда все успокоится, тогда из лагерей можно будет и ходатайствовать. Не я один, миллионы..." 

На следующий день, 19 января 1938 года, было издано постановление о расстреле Федора Мережко. Приговор исполнен 2 февраля того же года. 6 января 1959-го военный трибунал Киевского военного округа пересмотрел дело, и Федор Мережко был реабилитирован посмертно.

В экспозиции представлен фотопортрет и полотенце с вышитой на нем Федором Мережко запиской к родным. 

Посетители выставочного проекта имеют возможность ознакомиться с информационным блоком, освещающим особенности реализации террора против различных слоев украинского общества: ученых, военных, художников, священников. По словам куратора выставки — ведущего научного сотрудника НМИУ Богдана Скопненко, на выставке представлены уникальные экспонаты, принадлежавшие репрессированным Николаю Макаренко, известному украинскому археологу, искусствоведу и историку; Николаю Эрнсту, историку-крымоведу, и многим другим. Особого внимания заслуживает митрополичий посох митрополита УАПЦ Василя Липкивского, который был осужден приговором Тройки при Киевском управлении НКГБ СССР 20 ноября 1937 года и вскоре казнен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Сергей Петров Сергей Петров 29 квітня, 09:01 Расстрелянная элита нации в первую очередь характерна тем, что сейчас ее творчество никого не интересует, не слышно пока ни про одного издателя, разбогатевшего на текстах или картинах той элиты. Вообще узковат подход к вопросу злодейских репрессий без суда и честного следствия, тем более - вследствие законов, нарушавших права человека. Хорошо бы во всемирном масштабе одновременно с режимом большевиков, пришедших к власти ввиду гораздо большей поддержки народными массами, чем все их оппоненты, включая петлюровцев, за которых воевало значительно меньше этнических украинцев, чем за КА или интернационалиста Махно, рассмотреть дела преступных режимов колониалистов Англии и Франции, судивших негров, индусов и арабов еще проще, чем большевики врагов народа, да и расистов США не мешало бы на выставках напомнить, не говоря уж о "демократических" режимах в довоенных Польше и Прибалтике. Ужас, что творилось с демократией по всему миру 90 лет назад, одни преступные режимы, а если уж вспоминать дела 200 и более летней давности, так вообще один бандитизм феодальный, за единственным исключением: освободительной борьбы украинских феодалов за свою независимость от всех прочих феодалов, ради великой цели - установления собственной монополии на зверскую эксплуатацию украинского мужичья и продажу его в рабство татарам, когда маловато было денег на вызвольни змагання. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно