Спор о Бандере с московским братом

11 мая, 16:07 Распечатать Выпуск №17, 12 мая-18 мая

Бандера есть и останется навсегда в сознании украинского народа абсолютным олицетворением идеи борьбы за независимое соборное Украинское государство.

В начале заметок следует указать, что я не считаю русских братским для украинцев народом и, соответственно, представителей этого этноса — братьями наших соплеменников. 

Хотя бы потому, что братских народов вообще нет в природе, а термин этот не имеет никакого научного обоснования. Его придумали и ввели в обращение не исследователи межнациональных отношений, а пропагандисты Российской империи в той или иной ее форме — от монархической до коммунистической. И впрямь, как объяснить почему, по какой логике русские для украинцев это братский народ, а словаки, в языке которых больше общего с украинским, чем у русских,  — нет? Почему таджики, скажем, должны нам быть более близки, чем румыны? Только потому, что и сыновья Шевченко и Франко, и потомки Авиценны и Фирдоуси имели несчастье в свое время попасть под пяту русских и быть включенными в состав их государства, а румын чаша сия миновала?

Так что в рассказе об этом споре речь идет не о каком-то абстрактном русском, которого ни с того ни с сего я объявил "братом" украинцев, а о вполне конкретном троюродном брате, который по происхождению является полуукраинцем-полурусским. Но поскольку родился и прожил он всю свою жизнь в Москве, не знает украинского языка, не особенно интересуется историей и культурой родины своего отца, и самосознание и самоидентификацию имеет сугубо русские. Он — доктор наук, довольно известный ученый-химик и принадлежит к тем 14 или скольким-то там процентам россиян, которые считают позором попытки реабилитировать Сталина. Крайне отрицательно относится к нынешнему российскому лидеру, поскольку тот, дескать, "ведет Россию в тупик", старательно выпалывая ростки демократии на российской почве и противопоставляя свою страну магистральному пути развития человечества. Вообще — классический набор убеждений либерального демократа, типичного белоленточника с Болотной площади. 

Мой московский родственник, в отличие от большинства своих соотечественников, хотел бы, чтобы "украинский эксперимент", начавшийся осенью 2013 г. на Майдане, завершился успехом. Хотя бы потому, что Украина в его восприятии так и осталась "второй Россией", а окончательная победа Революции достоинства, создание в Украине успешного государства открыли бы путь к чему-то подобному и в России. 

Однако в последнее время у него возникает все больше сомнений относительно конечного успеха украинцев. И самое важное препятствие на этом пути… Степан Бандера.

"Никогда не станет успешной, просто не сможет быть такой страна, где героизируют Бандеру, — эмоционально утверждает мой московский брат. — Никто в мире не захочет иметь с вами дело". Ответ на вопрос, кто такой, собственно, Бандера и чем же он так дискредитирует нацию, избравшую его одним из своих национальных героев, у москвича готов и однозначен: "Приспешник нацистов, мелкий бандит, палач собственного народа". В этом, и только в этом вопросе русский демократ, по всех прочим проблемам имеющий мнение, диаметрально противоположное взглядам Путина и разных киселевых-соловьевых, практически дословно повторяет тезисы современной российской пропаганды. Которые, в свою очередь, полностью дублируют ложь и клевету пропаганды сталинской 70-летней давности. Прав был Владимир Винниченко, который еще в 1913 г. писал: "Русская демократия заканчивается на украинском вопросе". 

При этом российские "демократы" вообще и мой родственник-оппонент в частности полностью игнорируют факты, оценивая личность Степана Бандеры. Ведь, мягко говоря, абсолютно нелогично называть приспешником нацистов человека, проявившего чрезвычайную несговорчивость в отношениях с руководством Третьего рейха, чьи последователи, проигнорировав волю Гитлера, провозгласили во Львове 30 июня 1941 г. возрождение Украинского государства. Лично Степан Бандера заплатил за это тремя годами, двумя месяцами и 20 днями, проведенными в нацистских концлагерях, а все три его родных брата погибли от рук гитлеровцев. Бандера действительно вел переговоры с нацистами, и какое-то время между его организацией и ІІІ Рейхом существовал ситуативный союз. Так же, как, скажем, между Сталиным и Гитлером в 1939–1941 гг. Или между национальным героем Финляндии маршалом Маннергеймом и нацистами. Большая геополитика, а особенно начала — середины ХХ в., вообще весьма неоднозначна. Общеизвестны факты сотрудничества лидера российских большевиков Владимира Ульянова (Ленина) с немецким генеральным штабом. Возродивший Польшу Юзеф Пилсудский во время Первой мировой войны "пошел на службу", возглавил бригаду в армии одного из трех участников разделов Польши, исторических врагов своей родины — австрийцев. А до того, во время Русско-японской войны 1904–1905 гг., пытался получить финансирование от Японии для диверсионной работы в российском тылу. И никому в мире, даже в той же России, не приходит в голову окрестить Маннергейма, Пилсудского или Ленина приспешниками Гитлера, японского или немецкого императора соответственно. Ведь они отстаивали интересы своей нации или политической силы, а внешних союзников лишь пытались использовать в своих интересах. Так же, как те союзники стремились использовать их. Почему же то, что в российском сознании позволено политическим лидерам любых стран мира — искать себе за пределами родины союзников, порой даже далеко не безупречных с точки зрения сегодняшнего дня, категорически "запрещено" Степану Бандере?

Наверное, потому, что для русских до сих пор как на уровне сознания, так и на уровне подсознания абсолютно неприемлема мысль, что Украина вообще может иметь какие-то свои национальные интересы, отличные от российских или  противоположные им. Массовое сознание наших северо-восточных соседей еще до сих пор не желает воспринимать Украину и украинцев как отдельную страну и нацию, а считает их органичной (и очень важной) частью некоего "Русского мира".

Таким образом, чтобы преодолеть когнитивный диссонанс, русские пытаются убедить самих себя, что такой политический лидер, как Степан Бандера, равно как и Иван Мазепа за два с половиной века до него, был не самостоятельной фигурой, выразителем интересов украинской нации, а "предателем", "слугой" каких-то там  сил из-за рубежа, желательно самых черных. То, что признается безусловным благом для любого, даже самого отсталого и малочисленного народа мира — освобождение из-под иностранного господства и создание собственного государства, для украинцев, впрочем, как и для других народов, входивших в состав СССР и Российской империи, в русском массовом сознании чем-то положительным не является. 

Утверждения о "преступлениях Бандеры против собственного народа", а особенно о его "мелком бандитизме" вообще абсурдны. Ведь любое партизанское или подпольное движение может эффективно и продолжительное время бороться против государственной репрессивной машины только при условии полной поддержки со стороны большинства населения страны или региона, где оно действует. В течение многих десятилетий, примерно с середины 1920-х и до середины 1950-х годов, подавляющее большинство россиян (как и жителей Восточной Украины, к сожалению), практически без сопротивления с их стороны, подвергались сталинским репрессиям. Людей массово арестовывали, расстреливали, обрекали на смерть в лагерях и в ссылке, а остальные покорно, как овцы, ждали своей очереди на заклание. Бандере же удалось организовать всенародное сопротивление Сталину, создать подпольную армию, которую поддерживали сотни тысяч людей. И которая более десяти лет без какой-либо помощи извне жестко сопротивлялась самой большой и самой эффективной в мире советской репрессивной машине. В Западной Украине земля горела под ногами энкавэдистских палачей вплоть до середины 1950-х… Это было самое масштабное сопротивление российской имперской агрессии в ХХ в. — его можно сравнить лишь с героической борьбой против России кавказских горцев под предводительством Шамиля в середине ХІХ в.

Конечно, Бандера, как практически любой политический лидер национального масштаба, фигура многогранная и в чем-то противоречивая. Далеко не все из его идейного наследия, теории интегрального национализма, которую он исповедовал, может, по мнению автора, взять на вооружение нынешнее украинское общество. В некоторых случаях в действиях созданной и возглавляемой им политической силы проступали авторитарные тенденции. Однако место Бандеры в истории определяется совсем не этим. Так же, как, оценивая роль отца — основателя Соединенных Штатов Джорджа Вашингтона, не следует, просто нелогично, акцентировать на том, что он, кроме всего прочего, был еще и рабовладельцем. 

Бандера есть и останется навсегда в сознании украинского народа абсолютным олицетворением, персонификацией идеи борьбы за независимое соборное Украинское государство. Борьбы против любых захватчиков — поляков, немцев, русских… Борьбы кровавой, жертвенной и самоотверженной. Поэтому требования или советы не героизировать Бандеру на практике означают предложение отказаться от идеи государственной независимости как высшей ценности украинского народа, как бы ни высокопарно для кого-то это звучало. А вот у народа, большинство которого не считает свое национальное государство безусловной ценностью, сделать такое государство по-настоящему эффективным и успешным, шансов на самом деле нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Яков Хазан Яков Хазан 13 травня, 12:36 В этой апологетике Бандеры особенно умиляет стыдливое замечание о том, что "Далеко не все из его идейного наследия, теории интегрального национализма, которую он исповедовал, может ... взять на вооружение нынешнее украинское общество." Для тех, кто не в курсе, скажу, что интегральный национализм Донцовского толка, который "исповедовал " Бандера, – это тоталитарное моноэтническое государство безо всяких политических партий и голосования, с полным единомыслием и обязательным для всех националистическим энтузиазмом. Если коротко, то это все называется нацизмом. (Нужно ли напомнить название государства, где эта программа была реализована? На всякий случай, подскажу. В этом государстве все то же самое было написано по-немецки). И кому г. Пидлуцкий будет рассказывать, что "не все может взять на вооружение нынешнее общество"? Футбольным фанатам с битами? Или рядовым полка "Азов", строем идущим голосовать за "Национальный корпус"? Или участникам факельных шествий, распространяющим вокруг себя агрессию и ненависть? Или апологетам социально-национальной ассамблеи, на сайте которой выставлена книга, восхваляющая Муссолини (сегодня!), и книга с говорящим названием "Нациократия"? В том-то все и дело, что героизация Бандеры не сведется к "фотографии на белой стене", как писал Маяковский о Ленине. "Герой" – это пример для подражания и следования. Поэтому "в одном флаконе" с героизацией неизбежно находятся и тоталитаризм, и "Твої вороги – Москва, Польща, Жидова. Знищуй їх!", как было написано в листовке от имени Бандеры, расклеенной по Киеву в сентябре 1941-го года за пять дней до начала расстрелов в Бабьем яру, и нетерпимость к иначе-мыслящим, иначе-разговаривающим, иначе-занимающимся сексом. Причем, что характерно. Если, не дай Бог, с Украиной эта катастрофа произойдет, то г. Пидлуцкий как раз и будет первой жертвой за то, что посмел усомниться во всеобъемлющей гениальности вождя. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно