Кем считал себя Тарас Шевченко?

2 марта, 17:28 Распечатать Выпуск №8-9, 3 марта-16 марта

Шевченко так и не воспринял термина "украинцы" как единое самоназвание всего своего народа.

Кто внимательно читал произведения Тараса Шевченко, очевидно, обратил внимание на такой факт, как практически полное отсутствие в них этнонимического названия "украинцы". 

Слово "Украина" там встречается часто, а вот "украинцы" — ни разу. Почему? Ведь Шевченко даже считают "отцом украинской нации". А вот оказывается, что он не употреблял термин "украинцы". Чтобы объяснить этот доcтаточно непонятный феномен, надо обратиться к обстоятельствам жизни поэта, а также к событиям более отдаленного прошлого.

Так вот, украинское Правобережье, где родился будущий Кобзарь, до 1793 года входило в состав польских земель Речи Посполитой. И самоназвание местного украинского населения было "русины". Этот этноним является первым самоназванием украинского народа, которое в силу определенных обстоятельств, о которых мы и поговорим, народ сменил на "украинцы". Утвердилось народоназвание "русины" на территории всей Южной Руси (а именно так тогда называлась Украина) приблизительно в период с конца ХІІ по рубеж ХІІІ/ХІV веков, возможно несколько раньше или позднее. Это подтверждают летописи, прежде всего Киевская и Галицко-Волынская, а также другие исторические источники. Таким оставалось самоназвание украинского народа до Хмельнитчины и вхождения Украины в состав России. И, например, гетманы Петр Сагайдачный, Богдан Хмельницкий и Иван Выговский считали себя именно русинами. Это народоназвание вплоть до начала ХІХ века звучало как "русин" в единственном числе и "русь" во множественном (аналогично — "мордва", "меря", "весь" и т.п.).

Но уже в казацкие времена, в конце ХVІ века, в документах появляется название "украинцы". Появление его было связано с выходом на передний план тогдашней общественно-политической жизни казачества и казацкого региона — восточноподольских-средненадднепрянских земель, которые, собственно, и назывались Украиной. А слово "украина" означало тогда "границу", служа обозначением пограничья с Диким Полем, о чем детально пишет Михаил Грушевский в седьмом томе своей "України-Руси". Вместе с тем термин "украинцы" не имел тогда этнически-национального содержания, им называли вообще всякое население обозначенного пограничья — и русинов, и поляков, и татар, находившихся на службе у польско-литовской власти, и т.п.

карта боплана
Гийом де Боплан. «Общий план Диких полей, проще говоря, Украина. С сопредельными провинциями» (Delineatio Generalis Camporum Desertorum vulgo Ukraina. Cum adjacentibus Provinciis). 1648 г.

А вот возникновение в период Хмельнитчины на территории Украины казацкого государства (Войска Запорожского) вызвало наполнение термина "украинцы" этническим содержанием. Первый случай употребления этого термина в значении этнонима (или близкого к нему), который удалось выявить, приходится на 1657 год — в письме какого-то волынского корреспондента Ивана Выговского о польских планах относительно Украины. Но и тогда название "украинцы" еще не касалось всего народа, который сейчас называется украинским. Его представители и в дальнейшем назывались "русинами", а название "украинцы" употреблялось только как региональное (как "подоляне", "полищуки", "гуцулы"). А с перемещением во времена Руины и в начале XVIII века казацких полков на Левобережье туда же сместилось и это новое региональное народоназвание. Вместе с тем самоназвание "русины" и в дальнейшем употреблялось относительно всего украинского народа. Встречаем его в драме "Милость Божия", написанной в 1728 году и посвященной 80-летию начала Хмельнитчины и вступлению в гетманскую должность Данила Апостола. Этот этноним в формах "русин", "руснак", "русь", "руський народ" есть в датированном 1739 годом списке короткой редакции "Летописи" Григория Грабянки и в "Летописи коротком" списка 1740 года.

После вхождения Левобережной Украины в состав России в официальном деловодстве термин "русины" начинает вытесняться насаждаемым "сверху" названием "малороссияне", к возникновению которого, кстати, приложили руку украинские книжники. И все же этноним "русины" продолжает употребляться и в дальнейшем. Так, Михаил Максимович отмечал в 1841 году: "Незважаючи на обласні називання їх (українців. — В.Б.): Галичанами, Подолянами, Волинянами, Українцями, Запоріжцями, Слобожанами, Чорноморцями — ім'я Русина залишається загальним, родовим ім'ям…" Это народоназвание встречается в записанных в 1850-х годах фольклористами на Полтавщине и Черниговщине текстах дум, в которых, например, Богдана Хмельницкого называют русином (дума "Богдан Хмельницький і Василій Молдавський" и др.). Этнограф, фольклорист и лексикограф Михаил Левченко приводит различные земельно-краевые названия украинского народа в статье "Місця проживання та місцеві назви русинів у наш час", опубликованной в 1861 году в журнале "Основа". То есть для М.Максимовича и М.Левченко этот народ тогда еще весь выступал под названием "русины". Одним из последних отголосков употребления этнонима "русины" как названия всего украинского народа следует считать лингвистическую карту Европы с российского атласа 1907 года, где украинцы в своих этнических границах обозначены как "Малорусы или Русины".

Так вот, Тарас Шевченко, родившийся на Правобережье в 1814 году и проживший там до четырнадцатилетнего возраста, судя по всему, вообще тогда не мог знать иного, чем "русины", самоназвания своего народа. Ведь "украинцами" в то время на Правобережье никого не называли. А в дальнейшем будущий поэт довольно долго оставался далеко от Украины и приобщился к украинским делам аж в Петербурге, где познакомился с украинской культурной диаспорой тогдашней столицы Российской империи. Вместе с тем, несмотря на то, что в первой половине ХІХ века начинается "украинское национальное возрождение" (которое в действительности было созданием в Украине модерной нации), этноним "украинцы" долго не был здесь общеупотребляемым. Его утверждение связано с тем, что Россия монополизировала древнерусское наследие, право на которое не признавала за украинцами и белорусами. Поэтому украинская интеллигенция вместо названия Южная Русь, начинает все шире использовать для обозначения страны окутанное романтикой казацких войн название Украина, а за этим и этнонимический термин "украинцы". Романтизируя казацкую Украину, украинская интеллигенция (Михаил Максимович, Измаил Срезневский, Осип Бодянский, Николай Костомаров, Пантелеймон Кулиш, Михаил Драгоманов и др.) все чаще использует название Украина для обозначения всей страны, а термин "украинцы" — как общеукраинское народоназвание, в противоположность этнониму "русь"/"русин", "русины", почти вытесненному на Надднепрянщине и Левобережье российской официальной властью. В это время в Харькове издаются "Украинский вестник" и "Украинский журнал". М.Максимович назвал составленные им сборники народных песен "Украинские народные песни" и "Сборник украинских песен", а одну из своих этнографических работ — "Дни и месяцы украинского селянина". Он издавал также альманах "Украинец". 

Тарас Шевченко не употребляет в своих произведениях термин "украинцы", но широко использует название Украина, содействуя этим его распространению. Вместе с тем термин "украинцы" ему, несомненно, знаком. Ведь, например, основной программный документ Кирилло-Мефодиевского братства, членом которого был и Шевченко, носил название "Книги буття українського народу". Американский исследователь Бенедикт Андерсон в книге "Воображаемые сообщества", которая считается классикой нациологии, назвал Кирилло-Мефодиевское братство "первой украинской националистической организацией", где "в полную силу и в современном понимании зазвучали слова "украинцы", "украинский народ". Да и целом, в кругах украинской интеллигенции, к которой принадлежал и Шевченко, этот этнонимический термин, даже до его ссылки, уже начинали употреблять.

Но, судя по всему, Тарас Шевченко так и не воспринял термина "украинцы" как единое самоназвание всего своего народа. Этому, очевидно, помешало то, что этноним "украинцы" к 1840 году еще не утвердился окончательно, а потом поэт оказался в солдатах и был надолго оторван от Украины и украинской жизни. Да и в целом народоназвание "украинцы" распространилось в Украине далеко не сразу. Например, младший современник Шевченко, поэт Степан Руданский с Подолья, параллельно еще употребляет в своих произведениях названия "русины" и "украинцы". О "руськом народе" в отношении украинцев еще писала в письмах к Ольге Кобылянской в конце ХІХ века Леся Украинка. В Галичине этноним "украинцы" окончательно утвердился в ходе борьбы ОУН и УПА в середине ХХ века, а на Закарпатье — только после его присоединения к Украине в 1944 году. Тарас Шевченко же, очевидно, хотя и знал об этом народоназвании, но не мог еще дать ему преимущество перед названием "русины". И считал себя, очевидно, не только украинцем, но и русином.

Из изложенного вытекает довольно неожиданный вывод: если даже отец украинской нации Тарас Шевченко, вероятно, считал себя также и русином, то о каком отдельном русинском народе или даже нациях на Закарпатье можно говорить? А именно это пытаются доказывать представители политического русинства, которых поддерживают (в частности и финансово) "доброжелатели" за пределами Украины. Ведь этноним "русины" является просто предыдущим самоназванием всех украинцев, которое непонятно почему пытаются приватизировать некоторые политиканы и их сторонники. И напомню, что пришло это народоназвание на Закарпатье именно из Средней Надднепрянщины (современной Киевщины), где во времена Древней Руси лежала так называемая Руськая земля в узком понимании, и где это название раньше всего утвердилось.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Бурундук Бурундук 9 березня, 18:50 Дуже поверхова стаття людини, яка не читала Шевченка. Шевченко оперує Україною, як територією заселеною українським народом зі своєю власною трагічною історією. Щоб це зрозуміти, треба просто читати твори Шевченка, а не займатися калькуляцією. Що стосується грубої вигадки, що українці Правобережжя у XVIII ст. називали себе русинами, то повинен це спростувати. Русь, русини, це поняття із Середньовіччя, коли відбувався етногенез українського народу, у XII-XVI ст. У Новий час, у ХVII ст., ці назви були витіснені, вже в середині XVII ст. вони зустрічаються переважно лише в церковній літературі, натомість і на Правобережжі і на Лівобережжі з другої половини XVII cт. вже превалює назва Україна і українці. Паралельно, у ході поглинення України Москвою, царський уряд вимагав від українців, щоб вони в офіціозі називали себе "малоросами", а країну "Малоросією", що зрештою так і не витіснило з неофіційного, власне народного, вживання назви українці і Україна (із з документального неофіційного чи напівофіційного внутрішнього документообігу Гетьманщини також), які, і яка, в цей час остаточно сформувалися як народ зі своєю корінною територією, що усвідомлює свою окремішність. Тому вигадка, що українці Наддіпрянщини у XVIII cт. називали себе русинами, абсолютно безглузда і немає ніякого стосунку до історичної дійсності, так само як і вся висмоктана з пальця стаття, до якої зовсім непотрібно було пристібати Шевченка в день його народження, тільки для того, щоб підгодувати одного московського троля, адже більше (крім його і мене) ніхто на цю статтю не відгукнувся. согласен 1 не согласен 6 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Петр Шуликов Петр Шуликов 10 березня, 10:21 Вместо того, чтобы закидать цитатами из творчества Шевченка про украинцев - Бурундук написал на полстраницы громких высказываний в стиле высвеврете. согласен 5 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно