Как украинцы были "лишней" нацией на собственных этнических землях

13 декабря, 2013, 18:25 Распечатать Выпуск № 47, 13 декабря-20 декабря 2013г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Проблема защиты нацменьшинств после Первой мировой войны была чрезвычайно актуальной для украинцев. Так, Румыния бесконфликтно получила территорию Северной Буковины, не представлявшую ни экономического, ни стратегического интереса для соседних государств, признанных Антантой. Но более сложной оказалась ситуация с Бессарабией, оккупированной Румынией в декабре 1917 г.

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Как украинцы были "лишней" нацией на собственных этнических землях

После окончания Первой мировой войны судьба многих народов Центральной Европы оказалась в руках стран-победительниц, перед которыми встала задача обустроить новый миропорядок.

Задача была нелегкой, учитывая, что победители стремились свести счеты со своими противниками в войне и, вместе с тем, создать надежные социально-политические условия для предотвращения большой войны в будущем. В результате геополитических решений Главных Государств (Франции, Великобритании, Италии, Японии, США) ряд народов во вновь образованных странах оказалась в роли национальных меньшинств. Самым многочисленным меньшинством вне границ собственного государства стали немцы. На втором месте в этом перечне - украинцы. Но, в отличие от немцев, наличие государственности украинцев (в рамках УССР), в период между мировыми войнами, оставляло довольно противоречивое впечатление. Миллионы украинцев оказались в составе Польши, Чехословакии и Румынии.

Главные Государства для устранения одной из наиболее возможных предпосылок новой войны, а именно национального вопроса, вносят в мирные договоры с побежденными странами норму, согласно которой новообразованные государства Центральной Европы должны были принять и выполнить любое их решение относительно обеспечения прав национальных, языковых, религиозных и расовых меньшинств. Эта норма становится также основой договоров и с новыми странами Центральной Европы, предложенных для гарантирования прав нацменьшинств.

Императив о компетенции держав-победительниц обязать малые государства принимать все нормы по защите прав нацменьшинств вызвал сопротивление. Организованный отпор возглавил премьер-министр Румынии Брэтиану. По его мнению, принудительные гарантии могли вызвать социальный раскол в многонациональной стране и спровоцировать нацменьшинство искать защиту вне границ своего государства. В свою очередь, премьер Франции Клемансо заявил Брэтиану, что принудительные гарантии Главных Государств могут распространяться лишь на территории, предоставленные ими малым государствам. Брэтиану настаивал: субъектом контроля над соблюдением прав нацменьшинств должна быть именно Лига Наций.

Польша согласилась включить в свое законодательство те положения о защите нацменьшинств, которые ей предложит Лига Наций как международный институт. Чехословакия также выступила против обязательных гарантий нацменьшинствам. Президент США В.Вильсон заявил, что именно Главные Государства взяли на себя все бремя войны и обеспечили увеличение территорий малых государств Центральной Европы.

В конце концов, был выработан договор о защите меньшинств между Главными Государствами и Польшей, ставший образцом для договоров с Чехословакией, Румынией, Югославией, Грецией и Турцией. Им предусматривалось, что всем лицам на территории Польши предоставляется право выбирать гражданство - запрещено принуждать принимать польское гражданство, как и отказывать в его предоставлении при любых обстоятельствах. Всем, независимо от национальности и гражданства, гарантировалась жизнь и равные права, в частности создавать объединения, в том числе национальные, выбирать род занятий и занимать должности на военной или гражданской службе. Всем нацменьшинствам гарантировалось право на использование родного языка в образовании, культуре, суде, отправлении культов...

В договор с Чехословакией была дополнительно включена статья об автономии карпатских украинцев. Ответственность за соблюдение прав нацменьшинств возлагалась на Лигу Наций, что было обусловлено неэффективностью защиты прав меньшинств в малых государствах крупными государствами, поскольку это ограничивало их суверенитет. Кроме того, Лига Наций не имела полномочий проводить мониторинг, а также принимать жалобы граждан на несоблюдение их прав, установленных договорами о нацменьшинствах. Вместе с тем Лига Наций должна была реагировать только на жалобы, поданные на ее рассмотрение другим государством.

Проблема защиты нацменьшинств после Первой мировой войны была чрезвычайно актуальной для украинцев. Так, Румыния бесконфликтно получила территорию Северной Буковины, не представлявшую ни экономического, ни стратегического интереса для соседних государств, признанных Антантой. Но более сложной оказалась ситуация с Бессарабией, оккупированной Румынией в декабре 1917 г. и аннексированной в марте 1918-го. Категоричный протест против аннексии Бессарабии высказало и советское правительство России, а также представители белогвардейских и украинских национальных правительств. Сама Румыния мотивировала включение в ее состав Бессарабии необходимостью установить стратегическую границу с советской Россией на Днестре, которая станет надежным заслоном против большевизма. Румынию поддержала Франция, осуществлявшая политику создания в Центральной Европе жизнеспособных союзных государств, противостоявших и Германии, и России.

Аналогично Франция лоббировала включение в состав Польши Восточной Галичины, поскольку сильная и жизнеспособная Польша нуждалась в собственных источниках энергоносителей (нефтяных месторождениях Галичины). Франция поддержала и включение в состав Чехословакии Карпатской Руси (Закарпатья), что также активно лоббировали США (их позиция и решила судьбу этой территории).

Создание Чехословакии было романтическим проектом "центральноевропейской Швейцарии", которая должна была стать образцом демократии и обеспечения свободного национального развития для всех проживавших в стране народов. Этот романтический проект оказался мертворожденным, поскольку аккумулировал территориальные претензии всех соседних государств, кроме Румынии. Поэтому само правительство Чехословакии не имело возможности реализовать идею федерализма, чтобы избежать дезинтеграционных процессов. Соответственно, Чехословакия включила в Конституцию 1920 г. положение о вхождении в ее состав на правах автономии Карпатской Руси. При этом было указано, что регион присоединен на добровольных началах. А между тем автономия до 1938 г. так и не была создана.

В начале 1920-х гг. в Карпатской Руси произошли радикальные социальные изменения, ставшие следствием выезда с территории края венгерского населения. Большинство венгров здесь были чиновниками, предпринимателями, землевладельцами, представителями интеллигенции. Их место в Словакии и, особенно в Карпатской Руси, теперь активно занимали чехи. Очевидной стала потребность заполнить социальные ниши квалифицированными кадрами, которые можно было готовить лишь в высших учебных заведениях крупных городов Чехии. Поэтому произошла вынужденная чехизация образования в Карпатской Руси, протесты против чего, стараясь давить на союзника Франции, на протяжении 1920-х и в начале 1930-х гг. озвучивал СССР. Важное место в социальной политике Чехословакии в Закарпатье занимала ликвидация венгерской земельной собственности - земельная реформа, сделавшая большинство украинских крестьян средними землевладельцами и лояльными гражданами. В результате возрос авторитет государственной власти, обеспечивавшей судопроизводство и поддержку среднего собственника, рынок товаров сельского хозяйства.

В отличие от чехословацкой относительной идиллии в Карпатской Руси, для Румынии бессарабская эпопея оказалась довольно продолжительной. Статус территории, сложившийся в результате непризнания советской стороной ее аннексии Румынией, был неопределенным и стал для СССР дополнительным козырем в дипломатической игре со странами Антанты. В 1920 г. министры иностранных дел Великобритании, Франции, Италии и Японии подписали Бессарабский протокол, признавший включение Бессарабии в состав Румынии. Ратификация протокола Великобританией создала благоприятную ситуацию для СССР во время переговоров в 1924 г. в Лондоне по поводу заключения торгового договора. Таким образом, Великобритания признала за СССР все территории бывшей Российской империи, население которых добровольно приняло советскую систему. Лондон считал достаточным решение Сфатул Цэрий 1918 г., на основании которого Бессарабия была включена в состав Румынии, и потому мог заявить, что эта территория не признала советскую систему. С другой стороны, СССР имел возможность для маневра, поскольку оставалась теоретическая вероятность волеизъявления населения Бессарабии (и не только Бессарабии) войти в состав СССР. Аналогичную формулу признания территориальной целостности СССР включили и в договор с Францией.

Ситуация же с включением в состав Польши Восточной Галичины оказалась неоднозначной, поскольку активным лоббистом этого долгое время была лишь Франция. Великобритания считала целесообразным учитывать позицию правительства ЗУНР и населения края. Позицию Великобритании учитывали США, вынужденные однако идти на компромисс с Францией в ходе политического торга во время переговоров. Дипломатические споры между Главными Государствами, вопреки полной оккупации территории Восточной Галичины в 1920 г., позволили ЗУНР де-юре просуществовать до 1923 г.

Восточная граница Польши была временно установлена Протоколом Верховного совета Антанты от 8 декабря 1919 года. Польшу это не удовлетворило. Но, понимая невозможность восстановить границы на востоке, существовавшие до 1772 г., она стремилась обеспечить себе политическое доминирование на украинских этнических землях до самого Днепра благодаря созданию политически зависимого от Варшавы украинского государства. Это стало одной из предпосылок развязывания Польшей войны с Советской Россией в 1920 г. Собственно по результатам этой войны и обоюдному согласию была установлена восточная граница Польши. Попытка Лондона инициировать установление границы по так называемой линии Керзона, почти совпадавшей с временной линией восточной границы Польши от 8 декабря 1919 г., не имела успеха. Ведь линия Керзона не предполагала включение в состав Польши большей части территорий Западной Украины, на которые поляки претендовали. Великобритания оставалась верна своей позиции по созданию Польши как национального государства без включения в ее состав территорий, где проживали национальные меньшинства.

В конце концов, вопрос восточной польской границы решился после заключения Рижского мирного договора 1921 г., по которому была установлена граница Польши с БССР и УССР. Что касается Восточной Галичины, то РСФСР и УССР, выступавшие субъектами подписания мирного договора, отказались от претензий на эти территории. Отказ от претензий со стороны советских республик создавал благоприятную ситуацию для аннексии Восточной Галичины Польшей.

Для советской стороны формальный отказ от претензий на территории Восточной Галичины был удобен, так как позволял регулярно ставить вопрос о несоблюдении Польшей прав украинского национального меньшинства. Кроме того, с признанием в 1923 г. странами Антанты аннексии Польшей Восточной Галичины СССР заявил, что его отказ от претензий на эти территории не означал согласия на их аннексию Польшей. Острота вопроса прав национальных меньшинств в Польше позволяла СССР в нужное время подрывать всю Версальскую систему.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. наносит социальным основам стабильности в мире непоправимый удар. Правительства государств Европы теряют поддержку общества и становятся зависимыми от общественных настроений в конкретный момент. В глазах общественности особое уважение приобретают диктаторские режимы, ассоциирующиеся со стабильностью. Государства Центральной Европы осуществляют политику концентрации национального капитала и подавление любых попыток политических партий или нацменьшинств дестабилизировать политическую ситуацию. В Польше завершается "бархатная политика" в отношении Восточных территорий, а пацификации в 1930 г. открывают новую эпоху в украинско-польских отношениях.

Украинское население, состоявшее в основном из крестьян, больше всего пострадало от последствий экономического кризиса (причем, и в Польше, и в Румынии, чуть меньше в Чехословакии), будучи крепко привязанным к внутреннему рынку. В Польше и Румынии происходит катастрофическое падение цен на аграрную продукцию в результате снижения спроса на нее на агрорынке Европы. Внутренние рынки этих стран становятся перенасыщенными. Свою роль в падении цен на аграрную продукцию сыграла и политика "красного демпинга", осуществляемая СССР. Ее суть состояла в продаже аграрной продукции развитым индустриальным странам по заниженным ценам, а цель - в том, чтобы разрушить экономики аграрных стран Центральной Европы, обеспечить себе ведущие политические позиции в регионе и экономические - на мировом рынке аграрной продукции.

СССР достигает значительных успехов, заключая с соседними государствами договоры о ненападении (кроме Румынии, поскольку подписание договора было сорвано из-за Бессарабского вопроса). В 1933 г. СССР и соседние государства заключают договор "Об определении агрессии". В 1934 г. СССР устанавливает дипломатические отношения с Румынией и Чехословакией. Бессарабская проблема вступает в латентную фазу, хотя СССР не признает аннексию края.

СССР поддержал и Польшу в ее позиции относительно снятия международных обязательств по гарантиям прав нацменьшинств. Польша была заинтересована во вступлении Советского Союза в Лигу Наций. Таким образом, обязательства по соблюдению прав нацменьшинств перед СССР вошли бы в рамки Версальской правовой системы.

Когда Лига Наций утратила свою действенность, решать вопрос нацменьшинств вновь пришлось - на основании мирных договоров - Главным Государствам, минуя Лигу Наций. Так было в Мюнхене и Вене в 1938 г. (Мюнхенский договор и Венский арбитраж). Государства Центральной Европы продолжали нарушать заключенные ими договоры по правам нацменьшинств. Так, премьер Великобритании Ллойд Джордж в качестве примера самого злостного нарушителя положений о правах национальных меньшинств называл Польшу и указывал на ее отношение к украинцам. Польша в 1934 г. на сессии Лиги Наций в Женеве заявила в одностороннем порядке, что не будет выполнять договор о национальных меньшинствах, заключенный в Версале, поскольку крупнейшие государства его не применяют на своих территориях. Этим заявлением Варшава подыгрывала Берлину: с 1933 г. нацисты развернули наступление, направленное на пересмотр Версальской системы. Германия единолично отменяла военные ограничения, пользуясь тем, что крупные государства не разоружались, как это было предусмотрено преамбулой к военной части Версальского договора.

Таким образом, Польша и Германия нашли точки взаимодействия. Варшава, обезопасив себя на некоторое время от силового пересмотра границ со стороны Германии договором 1934 г., начинает активно поддерживать инициативы Берлина по пересмотру Версальской системы. Польша в 1935 г., а Румыния в 1938-м принимают новые конституции, размывшие широкие права нацменьшинств, предусмотренные конституциями 1921 и 1923 г.

Таким образом, территории, которые получили центральноевропейские государства в результате Первой мировой войны, в том числе и за счет украинских этнических земель, оказались призрачными трофеями. И эти страны уже в 1938–1939 гг. стали объектом сложных политических игр, а украинцы - заложниками ситуации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК