Без жупанов, или Наше возвращение в Европу. Международный интеллектуальный журнал Україна модерна открыл серию изданий Україна. Європа: 1921–1939 - История - zn.ua

Без жупанов, или Наше возвращение в Европу. Международный интеллектуальный журнал "Україна модерна" открыл серию изданий "Україна. Європа: 1921–1939"

26 мая, 2017, 16:57 Распечатать

Как во время Первой мировой войны, так и в годы Второй мировой Украина оказалась в центре геополитического противостояния в Европе. Корреспондент ZN.UA задал ряд вопросов профессору Варшавского университета и Киево-Могилянской академии Оле Гнатюк, которая является одной из разработчиков и составителей изданий серии "Україна. Європа: 1921–1939".

Нация — это стремление быть нацией.

Ольгерд Ипполит Бочковский

 

На VII Международном фестивале "Книжный Арсенал", который завершился в прошлое воскресенье, произошло знаковое событие — презентация издательской серии "Україна. Європа: 1921–1939" и книги Юрия Шаповала "Олександр Шумський. Життя, доля, невідомі документи".

Редакционный совет серии "Україна. Європа: 1921–1939": Роман Высоцкий, Марк фон Гаген, Игорь Галагида, Оля Гнатюк, Ярослав Грицак (председатель), Андреа Грациози, Александр Зайцев, Сергей Плохий, Виктор Рыбчук, Франк Сысин и Юрий Шаповал.

Научный редактор: Игорь Гирич. Серия выходит при финансовой поддержке Виктора Рыбчука.

Разработчики и составители последующих изданий серии будут обрабатывать широкую базу источников, которая сохраняется как в Украине, так и за рубежом, а также воспоминания и дневники межвоенного времени. Подчеркнем: публикации источников будут предварять основательные биографии, написанные известными исследователями. И это не просто жизнеописания конкретных людей (историков, философов, политологов, политических деятелей), далекие от вызовов современного мира, который оказался на грани новой "великой войны", а размышления над местом этих ярких личностей в тогдашнем мире, попытка кодификации их взглядов, мыслей. 

Как во время Первой мировой войны, так и в годы Второй мировой Украина оказалась в центре геополитического противостояния в Европе. Мы очень мало знаем о межвоенном периоде, когда украинский вопрос оставался нерешенным, но постоянно находился в центре внимания. Единственным адекватным контекстом, в котором следует рассматривать, например, всю сумму российско-украинских, польско-украинских отношений, был и остается общеевропейский. "Наша серия хочет этот пробел заполнить — прежде всего, документами, чтобы не было спекуляций и возможных манипуляций, поскольку  документы говорят сами за себя", — подчеркивал председатель редакционного совета серии Ярослав Грицак.

Выдающийся украинский историк, политолог и публицист Иван Лысяк-Рудницкий писал: "Было бы ошибкой говорить о поражении украинской революции. Она не достигла своей окончательной цели, но она внутренне переродила общество Украины, она создала Украину как модерную политическую нацию. На этом фундаменте с этого времени развивается вся дальнейшая украинская жизнь". 

Нам просто необходимо осознать роль геополитического контекста в становлении и развитии независимого государства, посмотреть другими глазами на роль и место Украины в Европе и мире.

Одной из самых ярких и, вместе с тем, трагических фигур, которые репрезентовали национал-коммунистов 1920 — начала 1930 гг. в советской Украине, был Александр Шумский (1890–1946). Юрий Шаповал отмечает: "Это первая (на сегодняшний день) книга, посвященная Александру Шумскому, бывшему социал-революционеру, со временем — боротьбисту и национал-коммунисту, а потом — деятелю, ставшему жертвой коммунистического своеволия и, вместе с тем, на удивление твердо и последовательно противостоявшему ему. Жизненная драма Шумского — это почти in extenso попытка ответить на один вопрос: мог ли быть коммунизм украинским?.. Ему пришлось работать в "красной" империи, которую теперь некоторые исследователи называют империей "позитивного действия" или "национального выравнивания". Судьба этого бывшего боротьбиста свидетельствует, что не следует питать иллюзий по поводу упомянутой империи. Те "позитивные действия" или "национальное выравнивание" были достаточно своеобразными, ограниченными и подчинялись безжалостной политической конъюнктуре".

В книге опубликованы 214 документов из дел, открытых против Александра Шумского, а также 22 документа из следственного дела его жены Евдокии Гончаренко, которую уничтожил сталинский режим. Абсолютное большинство документов впервые увидели свет.

Корреспондент ZN.UA задал ряд вопросов профессору Варшавского университета и Киево-Могилянской академии Оле Гнатюк, которая является одной из разработчиков и составителей изданий серии "Україна. Європа: 1921–1939".

гнатюк
Оля Гнатюк

Пани Оля, расскажите, пожалуйста, по какому принципу будет проводиться подбор материалов? Почему в фокусе вашего внимания оказался именно этот период?

— Главное, что без комментариев, без примечаний и научной обработки такая работа не является полным представлением эпохи, а также значения какой-либо фигуры или проблемы. Перед нами между двумя великими войнами предстает целая эпоха. Да, можно было немного расширить период — например, 1914–1945 гг. Но мне кажется, что именно период с 1921 г., после подписания Рижского мира, когда границы в Европе уже зафиксировали, и до начала Второй мировой войны — наименее изученный в украинской историографии: и с точки зрения исторических исследований, и с точки зрения документальных изданий. Документальные издания этого периода я могу перечислить, буквально, на пальцах двух рук. И это все! Маленькие подборки, нет полных подборок, обработанных учеными. Но документов этого периода чрезвычайно много. И те исследователи, которые о них знают, хорошо чувствуют, насколько коренным образом эти документы меняют наше представление о месте Украины в Европе в то время, месте украинского вопроса даже в мировом контексте. Практически все европейские политики, и даже американские, понимали, что без решения украинского вопроса этот мир не надолго.

— Украинцы были самой большой негосударственной нацией в Европе. И им не нашлось места на карте Европы. Почему? 

— Многие понимали, даже озвучивали, что это не мир, а только перемирие... Осознание этого пришло уже в начале 1920-х годов. Даже сразу после подписания Рижского мира, едва успев подписать Версальский мир в середине 1919 г., большинство крупных политиков уже поняли, что Версальская система не устраивает многие государства. Германию — однозначно...

— Венгрию, Болгарию, даже Италию, которая оказалась в стане победителей...

— Россия уже находилась под властью большевиков, и она вместе с Германией — а это два больших и мощных государства — занялась ревизией Версальской системы. Многие расчеты, планы и в Берлине, и в Москве, да и в столицах ряда других европейских государств были связаны именно с Украиной. Многим было понятно: кто будет владеть Украиной, тот и победит в следующей великой войне. Потому в значительной степени нацистско-советская война была войной за Украину. Понятно, что шла мировая война, она велась за мировой порядок. Но в нашей части мира, в Европе, она шла, прежде всего, за ресурсы Украины.

Что же касается межвоенного периода — то речь идет об очень простых вещах. Мы сегодня склонны (очевидно, что не только советская матрица нас к этому склонила, но и матрица националистическая) видеть этот период как период между двумя силами — большевиками и националистами. Но вырисовывается совершенно другая картина. Достаточно крупными, мощными силами располагали украинские национал-демократы; интересной была левая мысль, даже та, которая развивалась в пределах советской Украины, пока это было возможно, — до самого начала 1930-х годов. Чрезвычайно интересные дневники оставил Владимир Винниченко, который по своему мировоззрению был близок к национал-коммунистам. Есть только несколько изданных томов, а их десятки. Здесь речь идет  не только о дневниках, об эго-документах, т.е. личных документах, но и о документах из архивов спецслужб, министерства иностранных дел, а также о тех, которые связаны с политической мыслью. Имеется в виду тот спектр политической мысли, который сегодня практически не присутствует в нашем пространстве. Что знает образованный, среднестатистический украинец о политической мысли того времени?

— Изданы отдельные работы Дмитрия Донцова, Вячеслава Липинского, который говорил, что "без собственного государства нет, и не может быть нации украинской"…

 — Да, но для определенного равновесия на левом фланге есть еще Мыкола Хвылевой. И на этом, очевидно, все... 

Уже вышла из печати первая книга в нашей серии о национал-коммунисте Александре Шумском — с документами из его следственных дел, серией писем из ссылки, написанных на протяжении 1936–1945 гг. высшему руководству СССР, в том числе Иосифу Сталину — просто фантастическая. 

 

Есть целый спектр мощных мыслителей того времени. Например, известен Николай Скрипник, но тоже не совсем в полном объеме. 

  — Какие ваши ближайшие планы и временные рамки серии?

— Следующим будет многотомное издание Ольгерда Ипполита Бочковского, достаточно известного мыслителя европейского уровня. Человека, который блестяще знал французский, немецкий, чешский, польский языки, а в конце жизни — 20 языков (!), что и позволяло ученому непосредственным образом исследовать национально-освободительные движения. Бочковский с очень высоких вершин смотрел на мировую политику.

бочковский
Ольгерд Ипполит Бочковский

— Известно, что Ольгерд Ипполит Бочковский первым ввел в научное обращение понятие "этнополитика" (взаимоотношения между нациями, этносами и государством, в составе которого они находятся).

 —Да, это его вклад в науку. Человек либеральных взглядов, он понимал, что самой большей угрозой для Украины является нацистская Германия, и предостерегал украинских политических деятелей в эмиграции от ориентации на Берлин. И он не был одинок. Только немного копнуть — и откроется очень большой и неизвестный до сих пор массив ярких мыслителей. Если говорить о сроках для такого рода проектов, то работы нам хватит, как минимум, на 20 лет. Но мы хорошо понимаем, что у нас этих 20 лет нет.

— Какие еще фигуры мы увидим в изданиях проекта "України модерної"? Возможно, Михаила Грушевского?

— Нет, его мы не будем публиковать: то, что сделано, то сделано. Довольно много издано трудов, документов о Михаиле Грушевском...

— А о представителях лагеря праворадикальной мысли вы будете рассказывать в своих книгах?

— На самом деле, украинская националистическая мысль довольно хорошо представлена и издана. Мне кажется, то, что было мейнстримом, а сегодня забыто, то, что осталось между правым и левым флангами, между двумя силами, как говорил Владимир Винниченко, — практически забыто. И мы совершенно не видим этой середины.

кордуба
Мирон Кордуба

О следующем проекте. Это фантастически интересный дневник Мирона Кордубы, ученика Михаила Грушевского, человека весьма широких горизонтов. Он вел дневник с 1918 г., делал весьма точные замечания о тогдашней политике, о польско-украинских отношениях, в том числе и во время польско-украинской войны 1918–1919 гг. Он был деканом гуманитарного философского факультета Тайного украинского университета во Львове. Мирон Кордуба делал ежедневные записи, отмечал, что именно происходило в университете: как польская власть преследует украинцев, каким репрессиям подвергает, как выглядело сопротивление власти...

А о ближайших планах конкретно? В сентябре нынешнего года надеемся издать первый том Ольгерда Ипполита Бочковского (предисловие и составление Ирины Каневской и Игоря Гирича). До конца года — том документов о польской пацификации Восточной Галичины 1930 г. (предисловие и составление Романа Высоцкого).

В следующем году будем готовить к печати дневники Мирона Кордубы (1918–1925), Василия Мудрого (1932–1934), а также, возможно, Степана Годованого, сотрудника Осипа Назарука (1930-е годы).

мудрый
Василий Мудрый

Редакция желает всем участникам проекта успехов в этом непростом, но интересном и важном деле возвращения Украины, ее истории, в общеевропейский контекст.

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Харитон Харитон 28 травня, 18:57 Пам'ятається, як на зорі долучення до "общечеловеческих ценностей" понавидавали багатьох репресованих письменників, філософів, поетів, як потім видали щоденники Довженка... Пам'ятаю, як той же Ярослав Грицак тоді ж доказував, що Іван Франко був сифілітиком... І що? А ніщо, бо, здається, існують якісь закони психіки, масової свідомості, через які наша свідомість втрачає чутливість до усякого роду травм. І вчені зовсім недавно дійсно встановили, що мозок людини схильний утримувати у пам'яті лише хороше... То ж не варто розраховувати на якийсь "терапевтичний" ефект од видання подібної серії. А ось від діяльності Інституту національної деменції на чолі з головним дементором паном В'ятровичем ефект таки буде. Я б назвав його ефектом здичавіння... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №6, 17 февраля-23 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно