Заместительная терапия: легализация наркотиков или здравый смысл?

23 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

История довольно успешного практического внедрения ЗТ в мире насчитывает уже более 40 лет, а с появ...

История довольно успешного практического внедрения ЗТ в мире насчитывает уже более 40 лет, а с появлением эпидемии ВИЧ/СПИДа, особенно в странах, где она распространяется преимущественно в среде потребителей инъекционных наркотиков (ПИН), были отброшены последние аргументы скептиков.

Сегодня уже более 60 стран мира взяли на вооружение и признали эффективность данного метода лечения: США (более 200 тыс. пациентов), Великобритания (128 тыс.), Франция (105 тыс.), Италия (91 тыс.), Испания (89 тыс.), Германия (75 тыс.), Австралия и Новая Зеландия (более 20 тыс.), Канада (15 тыс.), Китай (12 тыс.).

Всего в мире на данный момент насчитывается более 800 тысяч пациентов программ заместительной терапии, и с каждым годом их количество растет, в т.ч. за счет стран постсоветского пространства. Сегодня только Россия, Туркменистан и Таджикистан официально не признают данный метод. Следует учитывать, что во всех без исключения 27 странах Евросоюза заместительная поддерживающая терапия (ЗПТ) является стандартом наркологической помощи, наряду с реабилитационными и детоксикационными компонентами лечения наркозависимости.

В 2004 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) и Управление ООН по наркотикам и преступности (УООННП) признали заместительную терапию «одним из наиболее эффективных видов фармакологического лечения опиоидной зависимости».

В Украине программы ЗТ под постоянным медицинским контролем и надзором со стороны правоохранительных органов реализуются с мая 2004 года. На данный момент более 530 наркозависимых в столице и еще девяти областных центрах Украины являются участниками программ, которые осуществляются в рамках программы «Преодоление эпидемии ВИЧ/СПИД в Украине» за средства Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. До конца сентября 2007 года за средства донора планируется обеспечить лечение трех тысяч наркозависимых, а еще через год в два раза увеличить количество таких пациентов.

А теперь самое время приступить к опровержению основных заблуждений (мифов), которые активно насаждают и поддерживают оппоненты ЗТ, в том числе в СМИ. Последняя статья в «ЗН» под названием «…Плюс наркотизация всей страны?» (№8, 2007 г.), к сожалению, не стала исключением.

Миф первый: заместительная терапия — это легализация наркотиков.

Дебаты по поводу признания ЗТ имели место не только в Украине. Достаточно консервативный орган — Комиссия ООН по наркотическим средствам лишь относительно недавно официально признала заместительную терапию эффективным методом лечения, который не нарушает положений международных соглашений.

Позицию профильной комиссии ООН сегодня уже разделяет отечественный Комитет по контролю за наркотиками: «Данные многочисленных исследований, проведенных во многих странах мира, свидетельствуют о том, что использование различных видов заместительной терапии при лечении ВИЧ/СПИД среди потребителей инъекционных наркотиков существенно улучшают его результаты путем разрушения цепочки распространения ВИЧ-инфекции».

Существенного расширения программ ЗТ планируется достичь во многом за счет использования в качестве заместительного препарата метадона гидрохлорида. До настоящего момента единственным лекарственным препаратом, который использовался в программах ЗТ в Украине, был бупренорфина гидрохлорид. Однако в мировой практике на долю данного препарата приходится не более 20 процентов общего объема. Доминирующая позиция метадона, помимо 40-летнего опыта использования в медицинской практике, объясняется в немалой степени его дешевизной и доступностью на мировом фармацевтическом рынке.

В чем это проявляется непосредственно в Украине?

Сегодня стоимость месячного курса бупренорфина в расчете на одного пациента составляет в среднем 170 долларов США. В то же время, по результатам тендера, проведенного в феврале Международным альянсом по ВИЧ/СПИД в Украине, стоимость аналогичного курса метадона составит около 8 долларов.

Утверждение о якобы имеющей место легализации наркотиков применительно к заместительной терапии — это очередная банальная манипуляция сознанием не очень осведомленных в нормативных тонкостях соотечественников и не имеет ничего общего с действительностью. Медицинское применение метадона, как и других медикаментов наркотического ряда, ни в коем случае не означает их легализацию. Под легализацией подразумевается снятие довольно жестких методов контроля и учета, чего в данном случае не происходит. Легализована у нас продажа алкоголя и табака. Что же касается наркотических веществ, они как были, так и остаются под строжайшим контролем медицинских и правоохранительных органов.

Действующие программы ЗПТ функционируют исключительно на базе наркологических диспансеров и центров СПИДа. В перспективе планируется расширить этот круг противотуберкулезными диспансерами и поликлиниками общего профиля.

Миф второй: Украину «подсаживают» на метадон, от которого отказался весь мир…

Интересно, что на протяжении без малого трех лет реализации пилотных программ ЗТ с использованием бупренорфина в нашей стране противники данного метода не высказывались категорически против именно этого препарата. В то же время на метадон было извечное табу.

На самом же деле, если сравнивать метадон с используемым сегодня бупренорфином, между ними нет существенной разницы. Они входят в один и тот же список наркотических средств, разрешенных для использования в медицинских целях. Более того, с точки зрения активности действующего вещества, бупренорфин является более потенциально опасным препаратом для организма человека в случае злоупотребления им.

Сегодня в Украине официально зарегистрировано уже четыре разновидности препаратов ЗТ: три — метадона и одна — бупренорфина.

Торговые марки метадона принадлежат известным фармацевтическим компаниям из Канады, Нидерландов и Германии, бупренорфина — индийской компании.

Что касается препарата, от которого якобы весь мир отказался, хочется ответить следующими фактами и конкретными цифрами.

Наиболее жесткое антинаркотическое законодательство, как известно, в США. Там в тюрьмах находится самое большое количество людей в мире за нарушения, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и в то же время, в этой стране широко применяется заместительная терапия, прежде всего метадоном — лечится, как уже было сказано, более 200 тыс. человек.

По данным Европейского мониторингового центра по наркотикам и наркозависимости http://www.emcdda.europa.eu, потребление метадона для лечения наркозависимости в 30 европейских странах и США выросло с 1995-го по 2004 год с 6,3 до 21,4 тонны в год.

По последним данным Международного комитета по контролю за наркотиками (МККН), общая оценочная потребность в метадоне на 2007 год составляет 78,3 тонны (в 2006 году — 60,3 т).

Миф третий: пилотные программы ЗТ с использованием бупренорфина провалились.

Для опровержения данного заблуждения предоставим слово специалистам и матери пациентки ЗТ.

Анатолий ВИЕВСКИЙ, главный нарколог Украины:

«Мы работаем в соответствии с протоколами, которые являются общепринятыми для всех стран — членов ВОЗ. Практически все те результаты, которых мы ожидали с точки зрения восстановления социальных возможностей больных, подтвердились. Нужно сказать, что в программу идут только те больные, у которых «тяжелое положение дел», то есть имеются и социальные, и медицинские проблемы. Медицинские — это ВИЧ, гепатиты В и С, кроме того, у многих — туберкулез. Один из ощутимых результатов — удалось спасти жизни более тридцати пациентам, которые находились на заместительной терапии, и это по скромным подсчетам, а вообще-то эту цифру можно было бы удвоить».

Сергей ДВОРЯК, директор Украинского института исследований политики общественного здоровья:

«Сейчас в Украине лечится 522 больных с опиоидной зависимостью. Они получают совершенно бесплатно и медикаменты и психосоциальную поддержку. Эти люди резко сократили или полностью прекратили прием нелегальных наркотиков, перестали заниматься криминальной деятельностью, восстановили или заметно улучшили физическое и психическое здоровье, многие вернулись в семьи, устроились на работу. В чем же «провальность» проекта?»

Ирина СУХОПАРОВА, мать участницы программы ЗТ, член наблюдательного совета Киевской городской клинической наркологической больницы «Социотерапия», лидер общественной организации родителей и пациентов программ ЗПТ «Надежда»:

«Некоторые оппоненты заместительной терапии выступают от имени всех матерей и отцов Украины, с чем я категорически не согласна. Я тоже мать, но я всецело поддерживаю программу ЗТ. Моя дочь и ее муж больше года являются пациентами программы. До этого они много лет принимали уличные наркотики (в том числе ширку и героин). Многократно лечились, пытались проходить реабилитацию в специализированных центрах, в том числе и христианских, но все безрезультатно. Став участниками программы заместительной поддерживающей терапии, они смогли вернуться к нормальной полноценной жизни».

В заключение хотелось бы пожелать отечественным государственным деятелям и чиновникам от медицины, от которых зависит дальнейшая судьба заместительной терапии, чаще руководствоваться здравым смыслом и уже наработанным десятилетиями мировым опытом, поменьше наступать на идеологические грабли, которые периодически расставляют недостаточно компетентные в определенных вопросах представители «общественности», зачастую преследующие свои узкокорпоративные интересы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно