Врачебная обитель

7 августа, 2009, 13:31 Распечатать

«Это будет мать городам русским!» — этот взгляд в будущее Киева приписывается князю Олегу. Но мало кто знает, что заповедная Олегова гора находится на территории лечебницы, по-своему не менее легендарной...

«Это будет мать городам русским!» — этот взгляд в будущее Киева приписывается князю Олегу. Но мало кто знает, что заповедная Олегова гора находится на территории лечебницы, по-своему не менее легендарной. Речь идет о больнице для водников, как ее обычно называют в городе, а официально — о Клинической бассейновой больнице имени академика В.Иванова.

Больница была построена лютеранской общиной Киева в 1914 году. С начала Первой мировой войны лечебница превратилась в бессонный госпиталь для доставляемых с фронта раненых. Можно лишь представить дух этих корпусов, этих палат в последующие времена, особенно — в вихрях гражданской смуты, нашествии эпидемий и голода. В изнемогающем Киеве хорошо знали: именно здесь, несмотря ни на что, лечат с любовью и преданностью. Дело в том, что сюда, после закрытия советской властью Покровского монастыря, перешли работать сестры милосердия и некоторые врачи из монастырской клиники, и их умение и бескорыстие проявились и в этой обители.

Шли эпохи. В 1934-м по инициативе Льва Медведя, молодого активиста-медика, возглавившего в Киеве водздравотдел, а иными словами, взявшего под врачебную опеку тружеников бассейна Днепра, больницу передали этому ведомству. По предложению Медведя мудрейший терапевт Вадим Иванов возглавил тут кафедру госпитальной терапии медицинского института. Кстати, Медведь, ставший вскоре заместителем наркома здравоохранения и учредивший первые колхозные родильные дома и заводские медсанчасти, был одновременно и его студентом! Их союз, их единство взглядов укрепятся в дальнейших испытаниях. В страшные месяцы «дела врачей» академик Иванов откажется подписать заготовленный акт экспертизы о «виновности» томящихся в застенках коллег, а министр здравоохранения УССР Медведь будет снят с работы за то, что пытался воспрепятствовать охоте на ведьм в Украине.

Фото: Василий Артюшенко
Фото: Василий Артюшенко
Я помню эту больницу, где почему-то не пахло больницей, со студенческой поры. Мы общались с образованнейшими врачами, слушали блистательные лекции Иванова или присутствовали на его многочасовых обходах, превращавшихся в продолжение лекции. Первый отечественный томограф, прибор для «анатомии вживую», в создании которого участвовал Вадим Николаевич, удостоенный за это даже Сталинской премии, представлялся тогда вершиной научно-технической мысли в медицине.

Многие годы, сменив учителя, кафедрой заведовал Анатолий Петрович Пелещук, написавший «Спогади київського професора медицини». Сейчас ему девяносто шесть лет, и хотя ум остается абсолютно ясным, в клинику он уже не приезжает, интерны навещают корифея дома. А кафедрой заведует его воспитанник профессор Анатолий Свинцицкий.

Понятно, что прославленная клиническая кафедра олицетворяет ориентиры больницы, носящей с 1962 года по постановлению Совета министров УССР имя В.Иванова. Однако основные повседневные заботы лежат на плечах ее кадрового состава. Круг этих нелегких дел велик. В минувшем году, например, в стационарных отделениях — общей терапии, кардиологии, гастроэнтерологии, неврологии, хирургии — находились на лечении свыше пяти тысяч пациентов. С улучшением или значительным улучшением выписаны около четырех с половиной тысяч из них. Если учесть, что преобладают болезни системы кровообращения, включая стенокардию, хронические заболевания легких, цереброваскулярная патология на фоне атеросклероза, неполадки с желудком, печенью, поджелудочной железой, кишечником, что немало хирургических случаев (оперативная помощь в данном отделении была оказана 1230 пациентам), тем поразительнее большое количество исцелений.

Фото: Василий Артюшенко
Фото: Василий Артюшенко
Все это обусловлено не какими-то сногсшибательными методиками, а прежде всего опытом, традициями и старанием. Плюс, разумеется, приборными новшествами. Так, в 2007 году больницей было закуплено по тендеру весьма дорогостоящее оборудование — современная рентгенотомографическая установка, автоматический анализатор крови, комплекс с беговой дорожкой для экспресс-тестирования состояния сердца, аппарат искусственной вентиляции легких, дефибриллятор, гастродуо­аенофиброскоп, хирургический электроотсасыватель — на общую сумму 754 тыс. гривен. Да и как можно лечить сегодня иначе? И все же главное состоит в следовании постулату великих врачей — относиться к другим так, как ты бы желал, чтобы в острой ситуации отнеслись к тебе.

Раз в неделю в качестве странной нынче нормы на всех двухстах койках сменяют постельное белье на свежее накрахмаленное (для чего понадобилось сохранить свою прачечную). Удивительно, но в больнице водников и сегодня кормят хорошо, хотя, конечно же, со строгим диетическим укладом, а в гастроэнтерологическом отделении, исходя из его профиля, четыре раза в день. Лекарства, как правило, покупать на стороне не приходится. В чем же секрет? Мы беседуем с главным врачом больницы кандидатом медицинских наук С.Праник. Светлана Андреевна в сети здравоохранения для водников трудится свыше четверти века, и более десяти лет возглавляет учреждение. Что ни говорите, тут нужна харизма. Светлана Андреевна овладевала управленческой вертикалью под руководством видного медицинского лидера семидесятых-восьмидесятых годов Марии Васильевны Вериной. Таких воительниц медицины в ранге главных врачей было тогда три: Екатерина Паламарчук в Октябрьской больнице, Татьяна Новикова — в детской больнице «Охматдет» и Мария Верина в Радянском районе. Светлана Праник, думается, органично вписывается в этот круг, с той разницей, что держать нынче корабль на плаву практически в одиночку куда труднее.

— Светлана Андреевна, считается, что ведомственная медицина как бы противостоит медицине единой. Недавно президент Виктор Ющенко весьма скептически высказался о ведомственных больницах. Быть может, и больница для водников — ана­хронизм?

— К Центральной бассейновой больнице Минздрава Украины и ее двум поликлиникам прикреплены около тридцати тысяч человек. Надо сказать, что в последние годы «Укрречфлот» существенной помощи не оказывает, учреждение находится на государственном финансировании и на самоокупаемости. Примерно половина пациентов к водным профессиям не имеет никакого отношения, однако в больницу верят, а врачи — их у нас 85, и зарплата у них, между прочим, ниже, чем в городе, ибо нет надбавки, — знают пациентов, как говорится, в лицо. Долгие годы работают у нас замечательные врачи, наша гордость – Аделина Анатольевна Омельченко, Елена Николаевна Максимова, Людмила Ивановна Остапенко, Александр Федорович Макеев, Богдан Дмитриевич Киндрачук, Иван Александрович Тертышный, Валентина Михайловна Ищенко. В своей работе они всегда следуют девизу академика Иванова: «Как можно ближе к больному!» и учат этому молодых врачей и сестер. Если говорить о специализации, то есть у нас и клиническая лабораторная диагностика, ультразвуковая и функциональная диагностика, оперативная гинекология. Неврологическое отделение, пользующееся известностью, курирует профессор Александр Ярош, представляющий кафедру Военно-медицинской академии. Это потомственный невролог из известной врачебной династии. Начать реорганизацию, лишить обслуживаемых водников их льготы в виде совершенно бесплатного лечения, тогда как работа на воде сопряжена с рядом факторов вредности? Думаю, пока это нецелесообразно.

— Вы отметили, что около половины пациентов не принадлежат к «водной иерархии». Значит, за лечение они платят?

— Примерно миллион гривен в течение года больница получает на свой банковский счет по договорам со страховыми компаниями и за оформление международных сертификатов. А около 500 тыс. грн. составляют благотворительные взносы «вольных пациентов». Это добровольные пожертвования в сумме 300—400 гривен на содержание больницы — не будем стыдиться такого термина. Взнос не является обязательным, ибо сегодня у некоторых пациентов просто нет денег. Согласитесь, такой вклад не покрывает затрат на содержание и лечение больного, это помощь как бы в кредит. Ведь внесенная сумма проходит большой кругооборот через казначейство и другие финансовые структуры, прежде чем возвращается в наше распоряжение. Главное — высокий клинический уровень больницы, согласованность всех ее звеньев. Это заложил мой предшественник заслуженный врач Украины Владимир Петрович Украинец. Он завоевал у водников такой авторитет, что есть даже корабль «Владимир Украинец». Это единственное судно в Европе, названное именем врача.

— Всех пациентов вы, как правило, знаете лично. Это также сохраняющийся обычай доктора Украинца?

— Такое общение требует времени и внутренних сил, однако в моральном и лечебном плане оно окупается. Нелишними являются систематические посещения и обходы отделений. В ходу у нас также анонимные анкетирования по поводу уровня работы служб.

— Пожалуй, портрет больницы впечатляет. Но чтобы развиваться, нужен и клинический модерн. В чем, к примеру, особенности гинекологических коек в составе хирургического отделения?

— Это мини-инвазивная, оперативная, но равно и консервативная гинекология. Применяется, например, лапароскопическое удаление кист яичников, доброкачественных опухолей матки, маточных труб, эндоскопические операции при бесплодии, некоторые пластические вмешательства. К нам обращаются многие пациентки. Это всего 20 коек, но с весьма интенсивной оборотностью. Ну а в хирургическом отделении мы освоили лапароскопическую холоцистэктомию при желчнокаменной болезни.

— Знаю, вы подготовили и защитили диссертацию «Исторический анализ становления и развития медико-профилактической помощи работникам водного транспорта Украины». Очевидно, лучше зная прошлое, объективнее оцениваешь настоящее?

— О диссертации, об увлекательной работе в архивах, когда былое как бы дискутирует с тобою, я могла бы рассказывать часами. Но хочу подчеркнуть лишь прагматические выводы. Историческая прерогатива больницы: лечить хорошо прежде всего искусством врачей и слаженностью действий. И добиваться в каждом случае максимально возможных результатов. Я полагаю, что больница водников в ее нынешней конфигурации, с ее признанной маркой способна еще годы служить людям, являясь подлинным социальным достоянием взбудораженного и издер­ганного общества. Это не vip-лечебница, а больница для самых простых людей! Перед гипотетической ломкой неплохо бы их спросить: заинтересованы ли они, чтобы больница водников превратилась в структуру с неизвестным внутренним климатом, но под каким-то новым порядковым номером? Ведь должно будет утечь немало воды, прежде чем этот номер обратится в символ медицинской успешности и твердой веры в лечебное заведение, где, кажется, помогают сами стены…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно