Вправе ли мы молчать, или Кровный вопрос-3

14 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-21 июля

Донорской крови в Украине катастрофически не хватает. Зачастую врачи вынуждены откровенно говорить родственникам пациента: «Будет кровь —больной выживет, не достанете — не спасем»...

Донорской крови в Украине катастрофически не хватает. Зачастую врачи вынуждены откровенно говорить родственникам пациента: «Будет кровь —больной выживет, не достанете — не спасем». Одного из таких родственников врач направил в наше отделение, там, мол, всегда есть кровь. На вопрос «Есть ли гарантия, что больной не заразится инфекциями, передающимися через кровь?» я ответила честно: «Нет, хотя кровь и прошла тестирование». После чего врач, направивший к нам родственника больного, сделал мне замечание, сказав, что не все можно говорить больным и их родственникам, т.к. это отпугивает клиентов.

Главная опасность гемотрансфузий (переливания компонентов крови) — перенос инфекционных и вирусных заболеваний (гепатиты, СПИД, цитомегаловирус, сифилис, малярия и др.). Причины отсутствия гарантии инфекционной безопасности донорской крови следующие: большой процент группы риска среди доноров; течение ВИЧ имеет период «темного лабораторного окна», когда количество антител против этой инфекции недостаточно для чувствительности тест-систем; качество отечественных тест-систем, которое не внушает доверия.

Чтобы предупредить перенос инфекции с трансфузиями, важно соблюдать два условия: высокие требования к донорам и к качеству лабораторного тестирования донорской крови.

К сожалению, система донорства в нашей стране отсутствует, доноры по-прежнему являются у нас опасным контингентом в плане инфекционных заболеваний. Несмотря на существующий закон о донорстве, на льготы для доноров, программу развития донорства крови и ее компонентов на период 2002—2007 годов, количество и качество доноров остается плачевным. Причина? Отсутствует независимая структура, которая занималась бы пропагандой донорства, тем более, нет механизма контроля за выполнением соответствующих приказов.

В службе крови знают, что при тестировании крови наблюдается большой процент ложноположительных результатов — более 50%! О ненадежном качестве тест-систем, которые разрешены в нашей стране для тестирования крови доноров, знают все врачи. Но открыто говорить об этом боятся, потому что сомневающимся быстро «закрывают рты». Хотя не мешало бы вспомнить Уголовный кодекс, ст.131, п. 2: «Неналежне виконання професійних обов’язків, що спричинило зараження особи вірусом імунодефіциту людини чи іншої невиліковної інфекційної хвороби, карається позбавленням волі на строк від трьох до восьми років».

Ст. 108(3): «Зараження вірусом імунодефіциту людини медичними, фармацевтичними працівниками та працівниками інших сфер… двох або більше осіб карається позбавленням волі на строк до восьми років з позбавленням права займати певні посади або займатися певною діяльністю на строк до п’яти років».

Позиция врачей «моя хата скраю» спасает до поры до времени, пока, как говорится, петух не клюнет.

В Законе об информации (ст. 9. «Право на інформацію») сказано: «Всі громадяни України, юридичні особи і державні органи мають право на інформацію, що передбачає можливість вільного одержання, використання, поширення та зберігання відомостей, необхідних їм для реалізації ними своїх прав, свобод і законних інтересів, здійснення завдань і функцій». И далее, в ст. 29: «Обмеження права на одержання відкритої інформації забороняється законом».

Медики, имеющие дело с трансфузиями компонентов крови, обязаны постоянно помнить об этом и информировать в первую очередь вышестоящие органы, а также больных и доноров о своих сомнениях в качестве тестирования крови.

Закон о донорстве не предусматривает защиту прав донора в случае нанесения морального ущерба при предъявлении ему результата ложноположительного анализа его крови на ВИЧ, сифилис и другие инфекции.

…Ко мне обратилась донор, которая постоянно вместе с мужем сдает кровь. У ее мужа первичный анализ крови на ВИЧ оказался серопозитивным. Они тут же проверяют кровь в другой лаборатории, с альтернативными тест-системами. Результат — отрицательный. Но, согласно приказу Минздрава, в таких случаях донор отстраняется от донорства на шесть месяцев. Супруги пережили огромный стресс. Задета их репутация. Доноры готовы подавать в суд за нанесенный моральный ущерб.

Другой случай. Ребенку требовалась операция по трансплантации органа. Отец изъявил желание стать донором. Лаборатория выдает серопозитивный анализ его крови (ИФА) по сифилису тест-системами отечественного производства — фирмы «Диапроф-Мед». Операция отменяется, кто поможет ребенку? Кровь донора-отца отсылается в другую лабораторию, где ее проверяют альтернативными тест-системами, разрешенными Институтом Пауля Эрлиха (ФРГ). Результат — отрицательный. Операция состоялась, ребенка спасли. Хотя отец расстроен, возмущен, оскорблен, готов требовать компенсацию за моральный ущерб.

Можем ли мы заставить донора или пациента доверять данным только определенной лаборатории и не разрешать обследовать кровь в других лабораториях?

Какой лаборатории верить? Какие тест-системы наиболее точны? Почему доноры и больные мечутся в поисках более надежной лаборатории? Референс-лаборатории в Киеве нет. Все сомнительные и серопозитивные первичные результаты анализов донорской крови на ВИЧ проверяются в лаборатории НИИ эпидемиологии и инфекционных болезней. Но и там очень часто стали появляться подтверждающие ложные серопозитивные результаты.

Я отправила кровь доноров с положительными результатами на сифилис (ИФА) в другую лабораторию, где использовали альтернативные тест-системы. Подтвердилось только 50% положительных результатов. Утилизировать пришлось всю кровь, первичные анализы которой были положительными, так как нет документа МЗ Украины, разрешающего перепроверять, если есть сомнения, первичные результаты на сифилис и гепатиты альтернативными тест-системами.

50% ложноположительных результатов по сифилису и по ВИЧ слишком дорого обходятся для доноров, которых отстраняют от сдачи крови. Только в масштабах нашего отделения это 60 человек, не говоря уже о возможных ложноположительных анализах по гепатитам, которые не перепроверяются. Можно с уверенностью сказать, что половина доноров забракованы из-за ложноположительных результатов. Это 77 литров крови, которые могли бы спасти многих больных, это 39 литров плазмы, стратегически важного компонента крови. А что говорить в масштабах Украины, где на одного жителя заготовлено крови всего 7,5 мл вместо 12—15 мл (рекомендация ВОЗ). Доноров, которых забраковали из-за ложноположительных анализов, уже не вернешь в донорство, они занесены в картотеку инфицированных практически навсегда. В пределах Украины это тысячи человек. И число их с каждым годом увеличивается. Для службы крови это большие потери. Из-за катастрофической нехватки крови в Украине родители детей, больных лейкозами, вынуждены создавать фонды донорской поддержки. По Интернету они ищут доноров для своих детей.

Почему мы спокойно утилизируем сотни литров донорской крови с ложноположительными результатами обследования? Кровь — это жидкий орган, трансплантация такого органа, как и любая другая трансплантация, должна подчиняться строгим законам. Мы обязаны защищать права доноров так же, как и пациентов.

К сожалению, у нас до сих пор отсутствуют международные стандарты диагностики СПИДа. Например, в Германии существует Институт Пауля Эрлиха, который дает разрешение на использование тест-систем. У нас нет независимой организации, которая имела бы полномочия на выдачу такого разрешения. Согласно приказу МЗ №538/95 от 29.12.01 г. «Про затвердження плану реалізації заходів щодо забезпечення виконання програми розвитку донорства крові та її компонентів на 2002—2007рр.», планировалось создание и оснащение Центра инфекционной безопасности донорской крови и ее компонентов, но его так и не создали.

Наконец, в стране отсутствует возможность тестирования крови с помощью полимеразной цепной реакции — ПЦР, наиболее точного метода диагностики, хотя и достаточно дорогостоящего. В общемировой практике это обязательный метод тестирования донорской крови.

Фирме-производителю отечественных тест-систем ничего не остается, как самим давать «добро» на реализацию своих тест-систем. Очень выгодная и удобная позиция, но для кого? Ясно, что не для больных.

Тезис о том, что мы должны поддерживать отечественного производителя, обосновывая это выгодными экономическими подсчетами, теоретически правилен. На практике мы видим обратное. Тонны напрасно утилизированной крови, стратегических запасов плазмы — сырья для получения криопреципитата, необходимого для больных гемофилией, производство которого в Украине в 10 раз меньше рекомендованного ВОЗ.

При таком бесхозяйственном отношении к делу неуместно вести речь о строительстве в Украине завода по производству препаратов и факторов свертывания крови. Известно, что рентабельность завода возможна только при наличии около 200 тыс. л плазмы в год, а в Украине годовая заготовка плазмы 179 тыс. л. Если учесть 5% утилизации, 50% плазмы, идущей как компонент крови больным, полугодичную карантинизацию, то о таком заводе в ближайшие 10 лет говорить рано. В первую очередь, необходимо вести речь о реорганизации пришедшей в ужасный упадок всей службы крови, ее инфраструктуры.

На словах в стране постоянно ведется борьба со СПИДом, даже наш президент взял ее под личный контроль. Министерство здравоохранения намерено было обеспечить проведение бесплатного тестирования на ВИЧ/СПИД для доноров и беременных женщин уже с 2004 года. Но что это изменит, ведь качество тест-систем остается прежним?

Если мы действительно хотим изменить в лучшую сторону ситуацию в стране с такими страшными инфекциями, как СПИД, гепатиты, сифилис и др., необходимо срочно наладить диагностику на европейском уровне с обязательным использованием тест-систем, которые применяются в Европе, Америке, странах Прибалтики. Где взять деньги? Как известно, Глобальный фонд (ГФ) по борьбе со СПИДом и туберкулезом, созданный Генеральной Ассамблеей ООН в 2001 году, выделил МЗ Украины два финансовых транша (0,481млн. долл. и 6,071млн. долл.) для борьбы со СПИДом, в том числе на закупку антиретровирусных препаратов. Всего в течение 2000—2004 гг. ГФ выделил Украине 92 млн. долл. Деньги, как оказывается, всегда можно найти. У нас нет самого главного — политической воли и глобального мышления в плане реорганизации Службы крови Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно