В плену контузии - Здоровье - zn.ua

В плену контузии

31 марта, 08:44 Распечатать

Иногда ее называют автографом войны. А врачи утверждают, что это уравнение со многими неизвестными.

Раньше мы их не встречали. Разве что видели в кино про войну. Где, по замыслу сценаристов, главный герой — фронтовик, вызывающий уважение и симпатию, который даже после тяжелого ранения возвращался в строй. 

Домой он вернулся — неважно, что хромой, с одной рукой или со шрамом через все лицо, — как солдат-победитель. А рядом в кадре — угрюмый, неряшливый, ушедший в себя человек, готовый в любую минуту обидеться, взорваться, да к тому же еще и пьющий. Все его проблемы объясняли просто: контуженый! Сюжетная линия редко приводит такого героя к благополучию. Он ни в чем не провинился — воевал наравне с другими, от пуль не прятался. Ему вроде как повезло: не убило, не покалечило — всего лишь контузило. Вернулся домой, с виду — целый и невредимый, но вскоре все от него устали, никто ему не рад. В минуты просветления он понимает, что стал для семьи обузой. Как жить с этим? В кино предлагают разные варианты ответа на этот вопрос. А в жизни?

Четвертый год идет война на Донбассе. Тысячи наших бойцов получили различные ранения, прошли лечение и реабилитацию. О раненых заботятся не только медики и ближайшие родственники, но и волонтеры, все, кто счел своим долгом помочь им в такой сложной ситуации. В то же время бойцы, получившие контузии, остались как бы в тени. Многие удивляются: "А что с ними не так? Руки-ноги у мужиков на месте, никаких увечий не видно. Ну, тряхнуло ударной волной или стукнуло чем-то по голове, но это же мелочи — не ранение и не тяжелая болезнь. Сейчас даже диагноз такой не ставят". 

Каждый день мы слышим в новостях, сколько бойцов было ранено и убито за сутки. С первых дней АТО ведется такая статистика. А сколько у нас контуженых, какая медпощь им нужна, где они могут ее получить? 

— Точную цифру (по многим причинам) назвать трудно. Травмы головы составляют от 33 до 45%, — объясняет заместитель начальника Украинской военно-медицинской академии, полковник медицинской службы, профессор Всеволод Стеблюк. —Нужно учитывать разные периоды АТО. Если в 2016 г. травмы головы составляли треть всех боевых травм, то сейчас из-за того, что изменился характер войны, этот показатель увеличился до 40%. Из общего числа около 80% — это легкая травма головы, которую называют контузией. 

Зная общее количество раненых бойцов, можно определить, сколько из них получили контузии. Но к этому числу нужно добавить еще 30% — это латентные случаи. Особенно много их было в 2014–2015 гг., когда шли активные боевые действия. Тогда не было возможности все фиксировать, диагностировать — не хватало ни времени, ни медицинских кадров. Чтобы спасти жизнь бойцов, в первую очередь, конечно же, занимались ранениями, поэтому и не было соответствующих записей в документах. 

Сейчас проводим обследования ветеранов АТО, если есть основания — ставим диагноз  "последствия черепно-мозговой травмы".

— Если взять 33% от общего количества ранений и прибавить 30% латентных случаев, какое число в итоге получим? Счет идет на тысячи?

— Да, на тысячи.

— Почему так вышло, что контуженые есть, а диагноза такого нет?

— Контузия — это закрытая черепно-мозговая травма. Когда внедряли "Х Международную классификацию заболеваний" (Х МКБ), действующую сейчас в Украине, почему-то сделали перевод не с английского, а с русского языка на украинский. В английском варианте — это и ушиб, и сотрясение головного мозга, иными словами — закрытая черепно-мозговая травма.

— В медицинской сфере нередко встречается путаница с терминологией из-за "сложностей перевода", особенно если за основу берут не первоисточник. Но как быть тем людям, которые считают, что с ними обошлись несправедливо? В своих документах они ищут слово "контузия", поскольку оно понятное, общепринятое. 

— В военных свидетельствах о болезни пишут: ранение, травма или контузия (равно как и заболевание), полученные при защите Родины. 

Специалисты определяют контузию как травму, возникающую из-за перемещения головного мозга внутри черепной коробки. Это возникает при ударной волне, попадании в голову каких-то предметов, падении с высоты. Хочу подчеркнуть: если контузия была легкой степени, не осложненная, — в течение 21 дня острые проявления проходят без лечения, но при соблюдении соответствующего режима.

 Контузия сама по себе опасна не столько первичным поражением, сколько последствиями. При соблюдении режима и выполнении рекомендаций врача в 70% случаев контузия проходит без последствий. Но 30% трансформируются в постконтузионный синдром. Кстати, этот диагноз есть в Х МКБ. 

Основными симптомами этой патологии является нарушение трех составляющих ментального здоровья. Во-первых, физической — это головные боли, слабость, плохая переносимость шума. Во-вторых, эмоциональной — колебания настроения, приступы агрессии, депрессивные состояния. В-третьих, когнитивной —  ухудшение памяти, концентрации внимания, работоспособности. К тому же появляется нарушение сна и снижение толерантности к алкоголю. Что это значит? Если раньше для опьянения нужно было выпить бутылку, то теперь достаточно и 100 граммлв. Именно с этим связана повышенная алкоголизация лиц, перенесших контузии.

— Вот почему контуженные так быстро спиваются. К сожалению, нередко им в этом "помогают" друзья, предлагая: "Выпей, тебе легче станет".

Еще недавно основное внимание уделяли спортивной контузии. Боевая очень от нее отличается? 

—  В спорте контузию получают от удара головой обо что-то или от удара по голове. Боевая контузия отличается тем, что вызывает комбинированные поражения. 

Типичный спектр жалоб, с которыми к нам обращаются ветераны АТО, —  головные боли ( приступообразные или постоянные), нарушение сна, ухудшение памяти. Пациент жалуется: вдруг забыл, куда шел; не могу вспомнить, куда положил ключи, которые держал в руках минуту назад. Отмечается снижение остроты зрения, ухудшение слуха, шум или звон в ушах, нарушение равновесия и координации движений — человек не может попасть в дверной проем.

— Все это с возрастом будет ухудшаться — или пациента как-то можно стабилизировать, прооперировать, вылечить?

—  К сожалению, наблюдается негативная динамика. Травматический неврит слухового нерва, как правило, прогрессирует и может привести к глухоте. То же касается и зрения, если есть патология зрительного нерва, отслоение сетчатки.

Много проблем возникает и в психоэмоциональной сфере. Постконтузионный синдром классифицируют как заболевание психики. К чему это приводит? Очень много разводов. Многие остаются без работы, потому что им трудно сосредоточиться, постоянно что-то забывают, конфликтуют, проявляют неуживчивость, скандалят. Работодатели не могут понять, почему так происходит.

—  Это опасно для окружающих — на работе или дома?

 — Следует понимать, что это не случайная выходка ветерана АТО, который вдруг стал агрессивным, опасным для окружающих. Все это последствия черепно-мозговой травмы, справиться с которыми помогут сеансы психотерапии, работа с психологом и медикаментозная поддержка. Чтобы избежать тяжелых последствий контузии, все обследования и лечебно-восстановительные мероприятия необходимо начинать как можно раньше. Это нельзя откладывать на потом.

— Вернувшись домой, ветераны АТО, получившие когда-то контузию, должны обращаться в больницы по месту жительства. Согласитесь, там они не могут получить необходимую медицинскую помощь. 

— Военно-медицинская академия совместно с Национальной академией медицинских наук проводит работу по обследованию и оказанию медпомощи тем, кто перенес контузию в АТО. Начали эту программу летом 2017 года, уже приняли более 400 человек. Наша академия проводит скрининг — первичный осмотр, диагностику, а потом принимается решение, где и как пациент будет лечиться.

— Что нужно для того, чтобы попасть к вам на консультацию?

— Направление от лечащего врача, который наблюдает по месту жительства. А также выписки, подтверждающие, что пациент получил черепно-мозговую травму, контузию или другие ранения. 

— Но если это случилось в 2014–
2015 годах, таких документов может и не быть. 

 — Ничего страшного — проведем диагностику, разберемся в ситуации. Тех, кто нуждается в медпомощи, мы направляем в клиники институтов Академии медицинских наук, где проводится высокоспециализированное лечение.

 

Очень часто ветераны АТО, особенно молодежь, предпочитают перетерпеть боль, надеются на то, что им удастся восстановить здоровье самостоятельно. В больницу — не хотят, говорят, родной дом лечит. Но в случае с контузией, а тем более с постконтузионным синдромом нельзя надеяться на то, что все само пройдет. 

"Мужчины, участвовавшие в боях, пережившие тяжелые испытания, иногда ведут себя как дети — боятся (или стесняются) идти в больницу, забывают принимать лекарства, — объясняет психолог Екатерина Проноза. — Родные должны понимать: тут нужны и поддержка, и сочувствие, и контроль. Это значит — избегать конфронтации, предупреждать конфликты, мотивировать к тому, чтобы человек занимался своим здоровьем — консультировался с врачом, проходил курс лечения, отказался от привычек, пагубно влияющих на его самочувствие. Табу касается употребления алкогольных напитков и "энергетиков", а также развлечений в виде различных стрелялок и других игр, требующих эмоционального напряжения и концентрации внимания.

С семьей нужно работать —  объяснять особенности поведения контуженного, концентрировать внимание на поиске путей решения проблемы, а не на самой проблеме.

Попробуйте понять, как сложно человеку привыкнуть к тому, что он не такой, как раньше: не может так работать, как до контузии, не выдерживает физических и психологических нагрузок, не в состоянии скрыть свое раздражение и т.д. Из-за того, что приходится часто менять место работы или вообще сидеть без работы, возникает чувство ненужности, потерянности, которое может привести к глубокой депрессии. 

Очень многое в такой ситуации зависит от понимания и поддержки семьи. Нужно помочь приспособиться к новым условиям жизни, к режиму, рекомендованному врачами, четко определить, что поможет выздоровлению и укреплению здоровья, а что — категорически запрещено. Нельзя опускать руки, если не все получается, не хватает знаний. Нужно обращаться к психологам, специалистам по травмотерапии, которые подскажут выход из трудной ситуации, помогут вернуться к нормальной жизни". 

По мнению экспертов, контузия и постконтузионный синдром — это проблема не отдельного человека и его семьи, к ней нужно подходить с государственными мерками. Ранения и контузии получили молодые люди, находящиеся на пике своей социальной и профессиональной активности, которые должны нести ответственность не только за себя, но и за два-три поколения своей семьи — детей, родителей и даже бабушек-дедушек. Но справиться с этой миссией им не позволяет физическое и психологическое состояние. В воронку этих проблем затягивает не только ближайших родственников, но и коллег, знакомых и незнакомых людей. Медицина на местном уровне мало чем помогает — там нет ни опыта работы с боевыми травмами, ни ресурсов. От таких пациентов стараются избавиться — дают направление в областную больницу, советуют принимать что-нибудь успокоительное: "Отоспишься, отдохнешь — все само пройдет".

 "Только на первый взгляд кажется, что с контузией все просто и понятно. Нет, это очень сложная медицинская и социальная проблема, — утверждает президент Национальной академии медицинских наук, известный нейрохирург академик Виталий Цимбалюк. — Сейчас на войне чаще всего случаются минно-взрывные ранения, а не пулевые, как раньше. Современное оружие очень травматичное, что и определяет характер ранений и контузий — ударная волна оказывает огромное влияние на весь организм, от нее страдают все органы и системы. 

Во многих странах специалисты занимаются изучением влияния ударной волны, проводят исследования с использованием специальных бародатчиков. На одном из заседаний в НАН, где обсуждалась тема лечения и реабилитации бойцов АТО, я предложил, чтобы институты немедицинского профиля тоже подключились к этой проблеме — нам очень нужны бародатчики. Эти приборы показывают силу воздействия ударной волны на человеческий организм. Внутренние органы поражаются в меньшей степени, хотя при мощных взрывах может случиться разрыв печени, селезенки, кишечника. Основной же удар приходится на головной мозг. Кроме того, взрывная волна пагубно влияет на зрение и слух, приводит к акубаротравме, происходит разрыв барабанной перепонки, кровоизлияния, другие тяжелые последствия.

Контузия очень коварна, она вызывает целый каскад психопатологических нарушений, а также эндокринных, иммунологических. У каждого человека она проявляется по-разному — у кого-то начинаются гормональные сбои, а кто-то больше страдает от психопатологических проявлений, может появиться тремор или посттравматический паркинсонизм. 

Активному, сильному мужчине очень трудно смириться с тем, что при отсутствии видимых ранений и травм он вдруг стал инвалидом. Агрессивность или глубокая депрессия приводят к тому, что таких людей все стараются обойти стороной — с ними неудобно общаться как дома, так и где-нибудь в магазине или в транспорте. Со временем это приводит к тому, что некоторые из них уходят из семьи, становятся асоциализированными.

— Если человек заболел — ему сочувствуют и помогают. Тот, кто получил контузию, внешне выглядит здоровым, поэтому его неадекватное поведение воспринимают как проявление плохого характера, на него тоже злятся и кричат. 

Как определить его статус — это больной, нуждающийся в медпомощи, или уставший от проблем, обозленный, разочарованный человек, который не может совладать со своими эмоциями?

Это тяжело больной пациент, который нуждается не только в лечении — ему нужна помощь и поддержка как семьи, так и всего социума.

— Виталий Иванович, вы как нейрохирург имели дело с контузиями?

—  Конечно. Но раньше это были отдельные случаи, а с начала АТО — массовые поступлення пациентов.

 Контузии бывают разной степени — легкие, средней тяжести и тяжелые. Если поражения мозга незначительны, пациент получает необходимую медпомощь, его состояние со временем придет в норму. Тяжелая контузия, — когда человек длительное время был без сознания: от нескольких часов до нескольких месяцев. О таких пациентах говорят, что они находятся в вегетативном состоянии. Это лежачие больные, которые не могут обходиться без посторонней помощи и ухода. Такое может случиться не только в зоне боевых действий, но и в быту — при падении с высоты, во время ДТП, различных аварий и катастроф.

— В каких институтах Академии медицинских наук готовы оказывать медицинскую помощь ветеранам АТО, получившим контузии? 

—  В Киеве ими занимаются специалисты нескольких институтов — нейрохирургии, отоларингологии, геронтологии, медицины труда. Больных своего профиля принимают Институт неврологии и психиатрии в Харькове, а также Институт офтальмологии в Одессе.

— Кто платит за обследование и лечение?

— Сейчас это проводится за счет средств Академии медицинских наук. И, как всегда, помогают волонтеры. 

— Лечение пациента с контузией — процесс длительный и дорогостоящий. А финансовые возможности Академии, как известно, весьма ограничены.

— Выходом из ситуации могла бы стать целевая государственная программа, которая бы обеспечила все то, что необходимо ветеранам АТО, получившим контузии: диагностику, лечение, профилактические мероприятия. Мы пытаемся объединить усилия нескольких ведомств — Минобороны, Минсоцполитики и Минздрава, — имеющих отношение к данной проблеме. 

— Может ли современная медицина вылечить контузию так, чтобы от нее и следа не осталось? Или это пожизненный плен? 

— Исследования показали: чем раньше проводится диагностика и начинается лечение, тем меньше остается последствий от ушиба и сотрясения головного мозга. Но спрогнозировать, исчезнут проблемы или нет, — невозможно. Потому что контузия — это уравнение со многими неизвестными. Все зависит от того, какой силы была ударная волна, какие проблемы со здоровьем были у пациента до этого, какую медпомощь он получил сразу же после контузии, как проводилась диагностика и т.д.

Обследование пациента на МРТ или КТ покажут очаги морфологических изменений структур головного мозга, если таковые у него есть. Эти изменения могут быть как незначительными, так и резко выраженными, важно также определить, какой участок поражен — лобный, височный или другой, — от всего этого зависит диагноз, выбор лечения и реабилитации. Проще всего обвинить ветерана АТО в том, что он стал агрессивным, конфликтным,скатился по социальной лестнице. Найти способ, как ему помочь — вот это задача из задач.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно