Светлое будущее медицины. Генералы отрасли уже там, армия обнищавших, разуверившихся рядовых плетется с обозом

24 июня, 2011, 12:41 Распечатать Выпуск №23, 24 июня-1 июля

Так уж сложилось в нашем календаре, что ни день — то чей-то праздник. Всех и не упомнить. Но есть среди них и такие, которые давно уже завоевали статус всенародных — день учителя, день шахтера, день медика.

Так уж сложилось в нашем календаре, что ни день — то чей-то праздник. Всех и не упомнить. Но есть среди них и такие, которые давно уже завоевали статус всенародных — день учителя, день шахтера, день медика. Врачей и медсестер традиционно поздравляют в третье воскресенье июня. Поздравляют все — от президента и профильного министра до рядовых пациентов. Но, несмотря на то, что о медицине в последнее время говорят очень много и очень часто, к тому же на самом высоком уровне, праздник прошел не просто скромно — почти незаметно. По крайней мере, в столице.

В былые годы со всех областей приглашали лучших работников здравоохранения во дворец «Украина», где их награждали, вручали подарки (бывало даже ордера на квартиры), устраивали для них концерт. Люди в белых халатах ждали праздника еще и потому, что традиционно к этой дате им начисляли премию в размере оклада. В Киеве, по данным горкома профсоюза, впервые за последние 20 лет медикам не дали премии. Хотя и обещали. Мало того — обязаны были дать. Ведь согласно отраслевому соглашению между главным управлением здравоохранения КГГА и Киевским городским профсоюзом медиков на 2010—2012 гг., гарантируется выплата надбавок до 50% оклада за сложность и напряженность работы, а также выплата материальной помощи в размере должностного оклада ко Дню медицинского работника. (Говорят, в некоторых больницах главврачи как-то выкрутились, хоть понемногу начислили.) О 15—20% доплаты к скромным бюджетным ставкам говорится второй год подряд, вроде бы деньги из бюджета выделялись, но кто их получил — трудно сказать. В целом, жалуются медики, они чувствуют себя морально и материально униженными. Конечно, и врачи бывают разные, и доходы у них неодинаковые. Особенно в столице. Но в данном случае речь идет прежде всего о первичном звене здравоохранения — о бригадах скорой помощи, об участковых врачах и медсестрах, к которым мы обращаемся чаще всего.

Эти факты перечеркивают все те обещания, которые мы слышим от чиновников, что реформа медицины наконец-то сделает медпомощь качественной и доступной для пациентов, потому что никому в мире не удавалось добиться этого без квалифицированных кадров. А в Киеве с этим уже катастрофа. Сегодня, согласно статистике, в системе ГУЗ не хватает трех тысяч врачей и более четырех тысяч медсестер. Острый кадровый голод испытывает участковая служба, где вакантны 412 ставок врачей, из них 246 терапевтов и 166 педиатров. Чиновники утверждают, что для мегаполиса это не так уж много. В Феофании, наверное, нет очередей под кабинетами. Но попробуй попасть на прием к участковому в обычной поликлинике, если в каждом районе уже вакантны более 40 должностей и отток кадров продолжается. Более двух тысяч медиков, напуганных пенсионной реформой, ушли из муниципальных больниц только потому, что боялись потерять право на пенсию по выслуге лет. (Они успели ее оформить и устроились кто куда — в приватные клиники, в богатые дома нянями, массажистами, сиделками и т.д.) В киевских поликлиниках вакантны 445 рабочих мест для медсестер участковой службы. В стационарах — вахтовым методом! — работают приезжие из соседних областей, особенно остро эта проблема стоит в хирургии и реанимации.

Не вселяет оптимизма и завт­рашний день участковой службы: 715 медиков уже давно достигли пенсионного возраста. Всего же в медучреждениях Киева работает более 23% пенсионеров. Кто придет им на смену?! Не секрет, что многие врачи отговаривают своих детей от поступления в медицинский, я уж не говорю о тех выпускниках, которые прячут диплом в стол и устраиваются на работу в отрасли, далекие от здравоохранения. Молодые отлично ориентируются не только на рынке труда, но и разбираются в тонкостях начисления заработной платы. После вве­дения единой тарифной сетки, о чем госчиновники рапортовали как об очередной победе, оказалось, что бюджетные медики стали еще беднее, чем раньше. Город­с­кой профсоюз медработников подсчитал, что из-за разницы между первым тарифным разрядом и минимальной зарплатой только за первый квартал нынешнего года врачи и медсестры недополучили по несколько тысяч гривен.

Как известно, столичную медицину будут реформировать в числе первых, об этом позаботились наши законодатели, хотя в пилотный проект Киев не входил. Как, имея такую отягощенную наследственность, из нее сделают европейскую модель, мало кто представляет. Хотя пиар-кампания набирает обороты. Молоденькие выпускницы университетов и колледжей позируют на заднем плане в теленовостях, когда городские чиновники торжественно перерезают ленточки в семейных амбулаториях. Это происходит с завидной регулярностью, чуть ли не каждую неделю. Такие амбулатории должны взять на себя 70% первичной медпомощи, как это делается в развитых странах. Но у нас они прежде всего помогут «поднять» огромные суммы из городского бюджета. Амбулатория, в которую, по словам чиновников, вложен почти миллион гривен, ничем, кроме свежей краски и новых столов-стульев, похвастаться не может. Семейные врачи демонстрируют перед телекамерами тономет­ры и градусники — вот и вся новейшая медтехника, которая поможет диагностировать и лечить.

А к чему такие расходы, если до ближайшей поликлиники всего три-четыре троллейбусные остановки? Киевляне больше страдают не от того, что им далеко добираться до больницы, — их до печенок достали очереди в лабораториях и неточные результаты анализов, проблемы с обследованиями и отсутствие современной аппаратуры. Какая разница, кто напишет направление на ту же маммографию — участковый или новоиспеченный семейный врач, если этот кабинет нужно искать по всему городу и платить немалые деньги?! Еще вопрос, удастся ли найти современный аппарат, если учесть, что 40% маммографов эксплуатируют более десяти лет. Во многомиллионной столице трудно найти современный рентгено-диагнос­тический комплекс — 46% из них уже отработали более 20 лет, а 4% годятся для музеев — их выпустили более 30 лет назад. Половина оборудования флюорографических кабинетов тоже отметила десятилетний юбилей. В свое время Киев гордился тем, что имеет много компьютерных томографов, а сейчас только 40% из них «моложе» десяти лет, остальные намного старше, а 16% — эксплуатируются более 20 лет. Кто и когда проводил поверку этой аппаратуры? Стоит ли после этого говорить о точности диагноза и адекватных рекомендациях врача?!

Странная система здравоохранения сформировалась в нашей стране за последние двадцать лет — невзирая на то, что денег на здравоохранение из бюджета выделяется с каждым годом все больше, пациенты и врачи чувствуют себя все хуже. Речь идет не только о материальной стороне, но и о моральной тоже. (Я говорю о врачах вообще, а не о той, все же немногочисленной в масштабах отрасли, группе специалистов, которые вымогают деньги за оказание медпомощи, не гнушаются назначать ненужные операции и т.п.)

Киевские врачи с легкой завис­тью рассказывали мне о том, как проходит день медика в России: на торжество приезжают не только коллеги из соседних стран — соб­равшихся почтили своим присутст­вием лауреаты Нобелевской премии из США. В этот день лучшим медикам, после сложной процедуры отбора, вручают национальную премию «Призвание», которая, кстати, весьма солидна — миллион рублей. Этот проект реализуется в России уже одиннадцать лет. А ведь у нас тоже была задумка организовать нечто подобное. Два или три года назад началась работа, кстати, при участии МЗ, которая должна была закончиться отбором номинантов конкурса «Национальная медицинская премия». Предпола­галось также, что всем миром будем определять, кто достоин почетного звания «Народный доктор». Увы, ни одна идея так и не была реа­лизована. Рейтинги «лучших врачей», время от времени мелькавшие где-то на сайтах, вызвали обиду и разочарование настоящих профессионалов — похоже, просто пиарили «своих».

Нужны ли медикам конкурсы, почетные звания, поздравления и чествования? Не меньше, чем денежные премии. Это важно не только для врачей, но и для пациентов. Без надлежащей оценки труда, без поддержки и мотивации ни один специалист не может себя реализовать в полной мере, тем более в такой сложной и ответственной системе, как здравоохранение. Очевидно, разочарование достигло апогея, если даже Екатерина Амосова, которая очень долго молчала, накануне дня медика с горечью сказала, что уехала бы из страны, будь она несколько моложе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно