СОДЕРЖАТЬ — НЕ ПО КАРМАНУ, ОТПУСТИТЬ — НЕ ПО ЗАКОНУ?

28 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 28 июля-4 августа

Трудно найти человека, хотя бы раз в жизни не обращавшегося к стоматологу. Теоретически вроде бы с...

Трудно найти человека, хотя бы раз в жизни не обращавшегося к стоматологу. Теоретически вроде бы существует в природе два процента таких вот уникумов с первобытно крепкими зубами, однако обнаружить их среди хлипких сородичей со всевозможными зубными проблемами — задача практически не решаемая. Не случайно ведь во времена СССР очередями из нуждающихся в зубопротезировании советских граждан можно было наверняка опоясать Землю по экватору. И вполне объяснимо то, что первыми кооперативами, МП и т. п. в медицине стали стоматологические кабинеты.

Сегодня центр Хмельницкого да и окраины тоже наводнились вывесками с изображением зуба. Не самый красивый силуэт, но зато безошибочно свидетельствует о месторасположении очередного стоматкабинета или центра, где вам мгновенно снимут невыносимую зубную боль, полечат, запломбируют, протезируют... — все что угодно, были бы только деньги.

Расценки за услуги в каждом кабинете разные. Устанавливаются они собственниками исходя из стоимости медикаментов и оборудования и, естественно, уровня качества и комфортности обслуживания. Надо признать, практически во всех частных заведениях стоматпрофиля уровень этот имеется. А вот денег на его оплату у среднестатистического украинца здорово не хватает. Даже в Хмельницком (сегодня в Украине он считается городом небедным, купеческим) пациентами частных стоматологических заведений являются не более трех процентов жителей. Остальные предпочитают областную и городскую стоматклиники с их коридорными очередями, многоместными кабинетами, не самой современной техникой. И с врачами, которых знают давным-давно и которым доверяют.

Но это чисто внешнее впечатление от государственной стоматологической службы. На самом деле ее проблемы не так уж и заметны постороннему глазу.

Какая боль, какая б-о-оль...

На первый взгляд, последнее десятилетие не было столь безжалостным к хмельницкой стоматологии, как ко всей остальной медицине. Благо, койкоместа для нее не столь существенны, как для других медотраслей (стоматологическая помощь составляет 15% всей амбулаторной помощи населению), — так что их «обрезание» ее практически не коснулось. А вот сокращение врачебных ставок вычеркнуло для дипломированных стоматологов 8—10% рабочих мест. Но это — в городах. Количество же сельских стоматкабинетов не то что не уменьшилось, но за счет создания сельских врачебных амбулаторий даже увеличилось на шесть единиц. На сегодняшний день в области работают 6 стоматполиклиник, 150 стоматотделений и кабинетов при лечебных учреждениях, 43 хозрасчетных зубопротезных кабинета. Прибавьте еще около полусотни частных точек стоматологического направления, и картина получится вполне благополучная. Во всяком случае, цифры свидетельствуют: такая система вполне способна удовлетворить нужды почти полуторамиллионной Хмельнитчины. Как и количество квалифицированных стоматологов — 570 в бюджетном секторе, еще 60 — в частном. Однако, радуясь тому, что сумели сохранить, хмельницкие стоматологи отнюдь не преисполнены оптимизма. Цифры не могут скрыть огромной пропасти между городом и селом, возникшей в последнее десятилетие. Вот уж действительно «где густо, а где пусто». Стоматологическая помощь сельскому населению не просто, как в прежние времена, оставляет желать лучшего, а довольно таки часто не имеет места быть. «Белые пятна» не охваченных стоматобслуживанием регионов с каждым годом угрожающе разрастаются. Нехватка горючего, существенно сократившая сельские автобусные маршруты или даже полностью уничтожившая их, резкое подорожание билетов превратили стоматологическую помощь для жителей отдаленных сел в недостижимое благо цивилизации. Профосмотры, бывшие когда-то обязательными в детсадах и школах, приезды в село стоматологических бригад строго по графику — все это осталось в прошлом. Графики, правда, существуют (дважды в год), но причины их систематического срыва всегда на поверхности: нет горючего, нет транспорта и медустановок тоже нет. Специалисты из олбстоматполиклиники подставляют плечо: выезжают в села для оказания лечебно-консультативной помощи. Но этого, понятно, недостаточно.

Нынешнее безденежье вообще поставило сельскую медицину на грань не то что выживания, а исчезновения. Даже в местах, где она как бы наличествует, условия существования благоприятными назвать трудно. Стоматологические отделения в трех районных и 16 участковых больницах не отвечают элементарным требованиям. При необходимости ежегодно обновлять 12—15% стоматоборудования за несколько последних лет в области обновлено всего... 2%. Стоит ли говорить, что в результате около 75% стоматустановок практически не подлежат эксплуатации.

В целом показатели деятельности областной стоматслужбы выше средних по Украине. Но в то же время почти в половине районов они значительно ниже областных. Наверное, удивляться здесь нечему. Зная, что в сельских стоматкабинетах полагаться, кроме как на свои руки, больше не на что — ни оборудования, ни инструментария, ни современных медпрепаратов, пломбировочных и т. д. материалов нет, как нет денег на все это ни в бюджетах, ни у обедневших сельских жителей, — в села квалифицированные специалисты не стремятся. Так и остается село один на один со своей зубной болью.

Откуда деньжата? Из взносов, вестимо

Николай Чешун, главврач Хмельницкой областной стоматполиклиники, главный стоматолог области, лаконичен и четок:

— Безденежье — вот самый страшный бич современной украинской медицины. В Конституции записано: медицина у нас бесплатная. А в бюджете денег нет. Из года в год отрасль финансируется в лучшем случае на треть от потребности, да и те скудные средства поступают крайне неравномерно. А ведь больных нужно лечить каждый день. В то же время Конституционный суд постановил: платные услуги в медицине отменить. Но в таком случае, скажите на милость, где же все-таки брать деньги, чтобы лечить людей? Стоматологическая служба во всем мире — очень дорогостоящее удовольствие. Чтобы купить, к примеру, одну стоматустановку совместного производства тернопольчан с итальянцами, нужно выложить 28 тысяч гривен. Аналогичная американская стоит 30—40 тысяч долларов, немецкая — порядка 60—80 тысяч марок. Откуда такие деньги в бюджете? А покупать необходимо: ведь из 32 стоматустановок нашей поликлиники 19 уже давным-давно израсходовали свой ресурс, поскольку эксплуатируются свыше 20 лет (при норме — 8). Это в нашей-то, центральной, поликлинике! Ну хорошо, мы еще покрутились, поскребли по сусекам: за счет внебюджетных средств приобрели две стоматустановки, за счет спецсредств — две приставки. А остальным брать откуда?

Вопрос, конечно, риторический. Но медики ухитряются на него отвечать. Огорошенные решением Конституционного суда (мол, плату брать с пациентов противозаконно), они нашли законный выход, переведя стоимость услуг в статус добровольных пожертвований на больницу.

А что делать, если минимальный перечень применяемых в стоматологии медикаментов и материалов составляет 180 наименований, из которых в Украине производится только 14? Остальные нужно закупать за рубежом. По зубам ли импортные товары госбюджету? А вот с помощью «добровольных взносов» — вполне. Ведь все они идут на приобретение медпрепаратов и мелкого инструментария. В прошлом году, например, около 130 тысяч гривен использовано именно на такие закупки. В то время как вся смета поликлиники была утверждена в сумме чуть более 420 тысяч (при реальной потребности как минимум в два раза большей), за год профинансировали лишь 68,8%, то есть 290200 гривен. А ведь именно наличие современных импортных медпрепаратов и материалов позволяет обеспечивать высокое качество лечебной помощи, конкурентоспособность на нынешнем рынке стоматуслуг, сохранение рабочих мест для специалистов, от знаний, опыта, умения которых зависит уровень врачевания.

Свой врач ближе к зубу

Кадры — это то, что любыми путями стремятся перетянуть к себе владельцы частных стоматцентров. Интересуют их, конечно, самые лучшие. Пути тоже общеизвестны — высокая зарплата, комфортные условия труда, еще кое-какие мелочи обусловленные в контракте. Ведь пациенты «летят» на имя врача, как мухи на мед. Не случайно новая фирма стоматуслуг в Хмельницком всю свою рекламу построила на одном-единственном имени — известнейшего в городе хирурга-стоматолога, которого она «перекупила» у фирмы-конкурента. Стало быть, у государственного медучреждения маловато шансов удержать у себя высококвалифицированных и опытных специалистов.

— Слов нет, нашу зарплату не сравнить с заработком коллег во многих частных стоматзаведениях, — соглашается заместитель главврача областной стоматполиклиники Валентина Левицкая, несмотря на свою молодость, один из авторитетнейших специалистов в областной стоматологии. — Но далеко не все спешат за «длинным рублем». Играет роль и коллектив, в котором вырос, к которому привык, и статус заведения — наша поликлиника не только «главная по званию», но и по признанию пациентов. Ведь стоматологические проблемы, увы, сопровождают человека всю жизнь, а с возрастом все чаще и чаще. Так что посещение стоматолога крайне редко бывает разовым. Вот пациент и выбирает со временем «своего» врача — и сам только у него лечится, и всю семью, а то и родственников, и знакомых к нему «пристроить» норовит. Когда в Хмельницком открыли городскую поликлинику и «закрепили» часть микрорайонов за ней, наши постоянные клиенты целые баталии устраивали, отстаивая право лечиться именно у нас. И сейчас даже те, кто вполне в состоянии оплатить визит в частный стоматологический центр, «своему» врачу не изменяют. Уверяю вас, качество лечения у нас ничуть не хуже, но дешевле, думаю, существенно. Комфорт, правда, оставляет желать лучшего. Хотя, даже несмотря на крайне скудные средства, мы ухитряемся покупать современное медоборудование, проводить косметические ремонты. Что-то сами выдумываем: ведь большинство работающих у нас — женщины.

А воз и ныне там

Неспособность медицины объять необъятное — за счет бюджета пролечить всех нуждающихся — давно очевидна и обжалованию не подлежит. Но за круговертью злободневных политических проблем все не доходят руки решить этот вопрос окончательно и бесповоротно, по возможности наломав при этом минимум дров. Казалось бы, и категории «льготников» выделены, и виды бесплатной медпомощи определены, и особые случаи предусмотрены. А воз и ныне там.

В стоматологии эти проблемы видны невооруженным глазом. Все эти годы она оставалась заложницей социальной политики советского еще государства, когда совершенно другим было финансирование, штатное расписание и принципы здравоохранения вообще. Вспомните, какими строгостями окружали зубопротезирование из драгметаллов. А обычное зубопротезирование внесли в перечень льгот и начали раздавать их за особые заслуги. Списки льготников разбухли, как на дрожжах, пугая администрацию медучреждений невозможностью всех охватить, обеспечить, удовлетворить. Не помогало даже то, что у нас не существует трехгодичного срока годности на зубные протезы, как во всем остальном мире, — мы пользуемся, пока носятся. Очереди растягивались на годы.

Они не иссякли и сегодня. Наоборот, к старым льготникам прибавились новые — за счет расширения количества участников войны, почетных доноров и пр. В Хмельницкой облстоматполиклинике в очередях сегодня стоит около двух тысяч льготников (в области их — 550). И если инвалиды войны протезируются практически сразу, то «рядовые» пенсионеры ждут года четыре. В среднем по области их можно обеспечить протезированием за счет госсредств всего лишь на 4—5%. Задолженность бюджета за зубопротезирование такова, что дальнейшая работа в этом направлении иногда вообще ставится под сомнение. Ведь сегодня один пациент обходится гривен в двести, люди пожилые, восстанавливать нужно, как правило, не один зуб, а чуть ли не все. А цены на материалы резко возросли. Если 15 лет назад обычная стальная коронка стоила 2,5 рубля, то сейчас — 15 гривен плюс НДС.

Поэтому и рассосались все остальные, кроме бесплатных льготных, очереди на зубопротезирование. Теперь и штаты хозрасчетных зубопротезных кабинетов сокращены на 40%, и очередей практически нет, и финансовый план выполняется всего на 40—60%. И все же медики любыми способами стараются сохранить сеть зубопротезирования, ибо в случае развала восстановить ее будет крайне тяжело.

Потому настолько важны для стоматологии, как и для медицины в целом, четкие правила игры. Во-первых, законодательно определенные категории населения, которых необходимо обеспечивать медообслуживанием за счет бюджета. Во-вторых, государственный подход к налоговой политике в медицине. Ведь после введения 20-процентного НДС на все услуги изымается обратно в бюджет пятая часть выделенных на льготное медобслуживание средств. Найти логику в таком решении очень трудно. В-третьих, пора бы и узаконить платные услуги в медицине. В-четвертых, выработать средние расценки за них, обязательно для всей страны.

Есть еще и в-пятых, и в-шестых и так далее. Но решать нужно начиная с главного. Неразумно опутывать условностями и держать в узде запретов организм, способный к развитию и самоусовершенствованию, даже в наших, далеких от идеальных, условиях. Не потерять бы в словесных баталиях и поиске путей развития отечественной медицины то положительное, что давно имеем. Да не храним.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно