Скальпель или наручники - Здоровье - zn.ua

Скальпель или наручники

31 января, 2014, 18:35 Распечатать

Случай с Игорем Луценко и Юрием Вербицким заставил искать альтернативные варианты оказания медицинской помощи пострадавшим, которые для настоящих врачей, прежде всего — пациенты, независимо от того, по какую сторону баррикад они находятся.

— Грохнуло, ослепило, оглушило, упал. Очнулся. На таком морозе боли почти не чувствовал, но подняться не мог, лежал и смотрел, как струйки моей крови превращаются в красный лед, — вспоминает Георгий, приехавший на Майдан из Крыма.

Сегодня он уже молодцом. Правда, плохо слышит на одно ухо — оглушило взрывом; еще в бинтах, но стойко переносит болезненные перевязки и процедуры. Георгий донимает доктора одним и тем же вопросом: "Когда я смогу отсюда уйти? Мне пора на Майдан". А доктор не спешит отпускать — пациент потерял много крови, нужны время и условия для того, чтобы он окреп.

Георгий — один из первых пациентов госпиталя, который создали общественные организации, защищающие права пациентов. Это их ответ на беззаконие, творящееся на территории государственных больниц, откуда раненых окровавленных майдановцев не только забирали в милицию, бросая в автозаки, но и вывозили в неизвестном направлении. Случай с Игорем Луценко и Юрием Вербицким заставил искать альтернативные варианты оказания медицинской помощи пострадавшим, которые для настоящих врачей, прежде всего — пациенты, независимо от того, по какую сторону баррикад они находятся. 

"Законодательство в сфере здравоохранения, как и Конституция Украины, вообще перестали работать, похоронены также и международные обязательства нашего государства. Мы же хотим восстановить конституционные права граждан на охрану жизни и здоровья, — объясняет свою позицию координатор госпиталя, вице-президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Евгений НАЙШТЕТИК. — В сложившихся условиях у нас не было другой возможности, кроме как создать резервное медучреждение экстренной помощи.

Работает медицинская служба Майдана, с которой мы поддерживаем тесные контакты, есть государственные больницы и появляются новые медучреждения, действующие в рамках закона об экстренной медицинской помощи. Кстати, они создаются также и при некоторых монастырях и храмах Киева.

Врач, который видит человека, нуждающегося в медицинской помощи, обязан ее оказать. Если он этого не сделал, к нему можно применить ст. 136 Уголовного кодекса Украины, предусматривающую до 5 лет лишения свободы за бездействие и неоказание медицинской помощи. К нам приходят работать добровольцы — хирурги, анестезиологи, медсестры и т.д. Мы не оказываем медицинских услуг, единственная цель — экстренная помощь тем, кто в ней нуждается. И мы имеем все правовые основания, чтобы работать в таком режиме, как работаем сегодня".

Госпиталь собирали — с миру по нитке. Общественные организации сделали все, что смогли — нашли подходящее здание недалеко от центра, в считанные часы оборудовали операционную, перевязочную, палату для больных, уголок отдыха для медиков. Навезли медикаментов и перевязочных материалов, подключили аппарат УЗИ, подготовили место для рентгеноборудования, провели дезинфекцию, наладили кварцевание и т.д. 

"В мирное время на обсуждения и согласования ушло бы полгода, а здесь на второй день мы уже принимали пострадавших, — рассказывает Игорь, молодой киевский хирург. — Прихожу сюда после работы, часто остаюсь на ночь — в это время как раз поступают пострадавшие. Работа для хирурга — обычная, но отношения в коллективе — удивительные. Люди понимают друг друга с полуслова, никто не считается, кто больше сделал, кто меньше. Здесь настоящее отношение врача к больному — не только профессиональное, но и человеческое, когда не стыдишься проявлять сочувствие и поддержку".

По мнению Богдана Владимировича, много лет работающего хирургом во Львовской области, госпиталь отвечает уровню центральной районной больницы. А обеспечение медикаментами, инструментарием, расходными материалами — намного лучше. 

"Взял отпуск и поехал в Киев, когда понял, что без хирургов тут не обойтись, — рассказывает Богдан Владимирович. — У меня есть свои инструменты, с которыми привык работать, чего не доставало — привезли. В этих условиях часто вспоминаем Н.Пирогова, между собой называем это учреждение военно-полевым госпиталем. В медпунктах нет возможности держать пострадавших, а здесь врачи наблюдают пациентов, назначают лечение, люди имеют возможность отогреться и отдохнуть, что способствует выздоровлению".

Когда есть свободная минута, открывают Интернет — что там нового? Утешительных вестей, по мнению врачей и пациентов госпиталя, пока нет. Несмотря на некоторый прогресс в переговорах, пострадавшие, которые находятся в больницах, чувствуют себя заложниками. (Да и врачи тоже.) Без суда травмированных и раненых объявили преступниками и в любой момент могут забрать из больничной палаты. Об этом много раз заявляли народные депутаты, посещавшие больницы, но ситуация не меняется. Как оправдание грубого нарушения прав пациентов восприняли врачи выступление министра здравоохранения, в телеэфире зачитавшей номер указа, согласно которому медики обязаны передавать информацию милиции. Не добавив при этом ни слова о проблемах, которые возникли в больницах (в связи с событиями на Майдане, на улицах Банковой и Грушевского), куда спешат не только кареты скорой помощи, но и автозаки. 

— Забирать пострадавших, невзирая на их состояние, стали после вступления в силу законов от 16 января, принятых ручным голосованием, — рассказывает Евгений Найштетик. — Говорят, горздрав Киева обязал все больницы каждый час докладывать о том, какие пострадавшие к ним поступили, затем информацию оперативно передают в МВД. Результат такого взаимодействия? Пациенты стали "теряться" еще до осмотра в приемном отделении, как Игорь Луценко и Юрий Вербицкий из Львова.

— Чиновники утверждают, что такие правила действуют во многих странах. В качестве примера ссылаются на американские фильмы — не успел преступник с ранением попасть в госпиталь, а к нему уже мчится полиция. 

И сразу же зачитывают его права, вызывают адвоката и т.д. Но самое главное — слушают доктора, который отвечает за своего пациента, — разрешит он сейчас побеспокоить раненого или придется подождать, пока минует угроза его жизни и здоровью. (Кроме всего прочего есть еще и репутация лечебного учреждения!) 

Несмотря на обилие указов, доктор не обязан "сливать" информацию о своих пациентах — он всегда должен помнить о врачебной тайне. В Конституции Украины есть ст.3, утверждающая, что жизнь и здоровье людей являются самой большой ценностью в нашей стране. Пока ее не отменили, это означает, что все (!) отступает на второй план, если жизни и здоровью человека угрожает опасность. Травмы и ранения как раз и несут угрозу жизни. Когда опасность миновала, этим человеком могут интересоваться правоохранительные органы или кто-то еще. А до тех пор, пока он нуждается в медпомощи, пока его лечат, ответственность за его состояние несет лечащий доктор. И никакие следственные действия, никакие допросы, никакие вывозы из палаты неизвестно куда, не могут это правило отменить.

— Сообщать, вроде бы, необходимо только о криминальных травмах. Должен ли врач определять, какая травма — криминальная, а какая — коммунальная, например, переломы, ушибы после падения на заснеженном тротуаре?

— Он имеет право ничего никому не сообщать, его задача — спасать человека, а не строить умозаключения, что и где произошло с пациентом. Требование сообщать обо всем в милицию — это наследие советского законодательства, тотальной слежки за всеми, ради чего и ввели такое понятие, как криминальная травма. Применение этих правил противоречит и Конституции Украины, и Европейской конвенции по правам человека, и ряду других международных норм. 

Все это напоминает ситуацию из фильма "Семнадцать мгновений весны": "А вы об этом сообщили в гестапо?!"

Я думал, что реформа здравоохранения не получилась потому, что ее авторы просчитались, но был неправ. Похоже, дух доктора Менгеле витал над идеей этой реформы. То, что мы видим — это не человеческая система. Нормальная, гуманная система здравоохранения направлена на то, чтобы охранять жизнь и здоровье людей, а наша направлена на изменение физиологических показателей биологического организма.

— Как это расшифровать?

— Пострадавшему плохо? Это хорошо. А если станет еще хуже — это еще лучше, потому что он быстрее подпишет все нужные бумаги и сознается в чем угодно. Подержим его в коридоре, поместим в палату с клеткой, не дадим лечения — станет сговорчивее. Пришли забирать в СИЗО или еще куда-то? Забирайте. Не записывать объективные показания, не вносить его в журнал? Пожалуйста. И это — система здравоохранения? Это явление называется совершенно иначе, и его, помнится, осудил Нюрнбергский процесс. 

— После разгрома медицинских пунктов неподалеку от Майдана, после того как один из врачей-добровольцев попал в СИЗО, наверное, не стоит называть ни адрес госпиталя, ни фамилии медперсонала, который здесь трудится. Не боитесь гостей с битами и газовыми гранатами?

—Не успели мы открыться, а в Интернете уже появилось объявление: кому нужна медпомощь — обращайтесь по такому-то адресу, там хирурги только оказывают помощь, а не передают в автозаки. Слава Богу, с адресом напутали, дали не наш. Накануне был разгромлен медпункт на Грушевского — врачей били, когда они оказывали помощь раненым, досталось и самим раненым. Угроза, конечно, существует. Но госпиталь, как стратегический объект, взяла под охрану служба обороны Майдана.

— Это правда, что из-за протестов на Майдане в Киеве на 30% выросла заболеваемость открытыми формами туберкулеза? 

—Откуда такие фантастические цифры?

—Об этом на всю страну заявила министр здравоохранения. Правда, в эти 30% включили не только туберкулез, но и ОРВИ. 

— Это неправда. Когда начинался Майдан, власти искали повод его прикрыть. Один из вариантов — ввести санэпидрежим из-за угрозы вспышки туберкулеза. На Крещатике поставили два мобильных флюорографа, где все желающие проходили обследование. У некоторых людей туберкулез выявили. Но таких случаев было намного меньше, чем обычно в ходе профилактических акций, проводимых благотворительными организациями. К тому же не факт, что туберкулез был выявлен именно у участников Майдана.

Интересный поворот — обвинить Майдан в эпидемии туберкулеза. Если действительно выявили так много больных, да еще и с открытой формой, почему их не спасают? Не знают, что делать? Подавать в отставку, если не могут справиться с проблемой.

Наша организация была первой среди тех, кто оказывал медицинскую помощь участникам событий 1 декабря на Банковой. Как только на Фейсбуке появилось объявление — нужны врачи для дежурства в день проведения вече, я связался с этой группой, чтобы согласовать действия. У нас организовалось восемь мобильных бригад по три человека, для них подготовили 24 комплекта медикаментов и перевязочных материалов. Ситуация была нештатная, и чтобы не возникало никаких проблем, все действия мы согласовали с юристами. Пытались скоординировать свои действия с горздравом, предлагали помощь, а оттуда отвечают: будет вспышка — закроем на карантин, а до того нам там делать нечего.

Когда была сформирована медицинская служба Майдана, чтобы не дублировать их функции, мы стали оказывать помощь в ситуациях, где возникали проблемы. Занимались санпросветработой — записали первые видеоролики: как избежать обморожений, как уберечься от инфекций и т.д. А когда похолодало, закупили и раздали полторы тысячи химических грелок. Чтобы обеспечивать санитарное благополучие, советовались со специалистами, по их рекомендации приобрели и завезли антисептики и дезинфицирующие вещества",

События последних двух месяцев заставили по-иному посмотреть на происходящее в стране и, в частности, — в сфере здравоохранения. Оказывается, врачи, которых часто обвиняют в безразличии и желании заработать на пациентах, не только добровольно дежурят в медпунктах, но и, рискуя собой, спасают людей там, где взрываются гранаты и летят камни. Многие из них приходят на Майдан после дежурства, некоторые берут отгулы и отпуска. Есть и среди них пострадавшие от дубинок беркутовцев, от взрывов гранат и молотков титушек. Они действительно достойно выполняют свой врачебный долг. 

Вы бы слышали, как аплодировал весь Майдан медикам-волонтерам, поднявшимся на сцену, когда пациентская организация устроила им чествование и выразила благодарность от имени всех, кого они спасали и поддерживали. 

"Мы награждали не только на Майдане, — уточняет президент Всеукраинской рады защиты прав и безопасности пациентов Виктор СЕРДЮК. — Самой главной наградой для всех была атмосфера того дня — люди аплодировали, кричали "Спасибо!". Мы отметили специальными грамотами 19 человек — это медики-добровольцы, бригады Красного Креста. Уникальные люди, очень профессиональные, ответственные. 

Кстати, врачи оказывали медпомощь не только майдановцам, но и тем, кто стоит по другую сторону баррикад. Во время одного из столкновений пострадали два курсанта ВВ, у одного было сотрясение мозга — камень пробил каску. Совсем молоденький паренек, худой, тщедушный. Привели его в чувство, врач разрешил встать, говорит, можешь возвращаться, а тот просится — разрешите, я еще немножко у вас посижу…

Медицина должна быть вне политики. Поэтому мы обратили внимание и на работу медиков, выполняющих свой долг на анти-майдане. Там тоже была непростая ситуация — от случая острого аппендицита до серьезных инфекционных заболеваний и обострения хронических патологий. Сухого закона у них не было, нормального питания тоже, люди развлекались, как могли. Одна из врачей пришла на анти-майдан по собственной инициативе: из своего окна увидела, какие там проблемы и как опытный нарколог не смогла оставаться безучастной, предложила помощь".

Общественные организации сумели объединить усилия и сделали очень многое для людей, которые стоят за Украину и ее будущее. Важно, что они защищают права не только пациентов, но и медиков. Может быть, конкретные дела ускорят формирование гражданского общества, о котором больше говорим, чем делаем. 

"Многое удалось сделать, потому что мы шли не в одиночку, а взаимодействовали с различными организациями. Это "Майдан. Медики", политобъединение "Сила Людей", группа "Свои", "Демократический альянс", Автомайдан, и, конечно же "Всеукраинская сеть ЛЖВ", с которыми мы открывали госпиталь, — перечисляет единомышленников Евгений Найштетик. — Подключались и международные организации, каждый помогал, чем мог.

— Вам помогают иностранные агенты? Так называет неправительственные организации один из законов от 16 января…

—А мы и не скрываем — помогают. 

— Всеукраинский совет защиты прав пациентов — тоже иностранный агент?

— Нет. Наша организация не попала в черный список, потому что является официальным партнером Совета Европы, который официально поддерживает часть наших проектов. А Совет Европы не может быть иностранным агентом — это межправительственная организация, с которой сотрудничает наша страна.

А знаете, кто самый крупный и влиятельный иностранный агент в сфере здравоохранения Украины? Если верить новому закону, это ни кто иной, как Министерство здравоохранения.

— Шутите?

— Это вопрос к авторам закона. Они, наверное, не в курсе, что Министерство здравоохранения получает гуманитарную помощь от неправительственных международных организаций. А сотрудничество с Глобальным фондом, выделяющим немалые деньги на лечение туберкулеза в Украине? Он процветает за счет финансирования частных лиц, среди которых тот же Билл Гейтс, Клинтон и т.д. Чувствуете, где американский след?!

Минюст уже потребовал от всех иностранных агентов, чтобы они в течение трех месяцев зарегистрировались. Время пошло! Чтобы выполнить букву закона, медицинскому ведомству придется не только регистрироваться, но и менять название — будет нечто вроде "Иностранный агент министерство здравоохранения". А вся поставляемая гуманитарная помощь должна облагаться налогом на прибыль. Процент немалый — 24%. Кроме того придется отчитываться о доходах, даже если это некоммерческая организация и платить налоги.

— А в Минздраве об этом знают?

— Наверное, даже не подозревают. Разве успеешь изучить все законы, которые, то принимают, то отменяют!

Было бы для всех хорошо, если бы в медицинском ведомстве для начала перечитали Конституцию и законодательство, касающееся вопросов здравоохранения. Может, вспомнили бы, что для медика не должно быть пациентов плохих или хороших, не должно быть деления пациентов на своих и врагов. Иначе — это не врач. Ко всем больным отношение должно быть одинаковым. А у нас получается, те, кто на Майдане, — враги, иотношение к ним соответствующее. 

Мы же видим свою задачу в том, чтобы организовать качественную медицинскую помощь всем, кто в ней нуждается.

 

 

Комментарий специалиста 

Ольга СКОРИНА, эксперт по медицинскому праву:

Несомненно, врач, который не хочет быть преступником, должен выполнять нормы законов. Существует четкая иерархическая структура — международные законы, ратифицированные в Украине, Конституция Украины, законы и подзаконные нормативные акты. 

Приказ Министерства внутренних дел и Министерства здравоохранения Украины "Про порядок обліку випадків звернення до закладів охорони здоров'я і міськрайлінорганів внутрішніх справ громадян з тілесними ушкодженнями кримінального характеру" (№307/105 от 10.05. 1993 г.), обязывает врачей и руководителей медучреждений уведомлять о пациентах с травмами, полученными вследствие уголовных нарушений и "происшествий". Но в этом нормативном акте не сказано о том, что медработник должен отказать в оказании медицинской помощи пациенту, если есть подозрение, что травма была получена при совершении каких-либо правонарушений уголовного характера.

Если мы говорим о действиях законных и незаконных, то следует напомнить, что врач обязан оказывать медпомощь гражданам Украины, в том числе — неотложную. Статья 139, 140 Уголовного кодекса Украины за неоказание без уважительных причин медицинской помощи предполагает уголовную ответственность в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет и т.д. А если в результате неоказания помощи наступила смерть человека, то такому доктору грозит лишение свободы до 3 лет, его также могут лишить права занимать определенные должности и т.д. 

Ст.15 Закона Украины "Об экстренной медицинской помощи" за несвоевременное оказание медработником экстренной медпомощи или создание препятствий для ее предоставления предусматривает не только дисциплинарную, административную, но и уголовную ответственность.

Базовые права пациентов у нас определены ст.3 Конституции Украины, а также законом "Основы законодательства Украины об охране здоровья", который является одним из важнейших нормативных документов. Все без исключения — и граждане, и организации — в своей деятельности обязаны обеспечивать приоритетность здравоохранения. А медработники обязаны предоставлять медицинскую помощь в случае возникновения неотложного состояния.

Сейчас часто задают вопрос, что делать врачу, если представители правоохранительных органов имеют намерение забрать из больницы пациента, которому предписан постельный режим, необходимо продолжение лечения? 

В соответствии со ст.183 Уголовного процессуального кодекса Украины содержание под стражей применяется только после решения суда. Если представители милиции или других структур имеют намерение забрать из лечебного учреждения пациента (тяжелобольного, травмированного и т.д.), они могут это сделать только по решению суда. Иными словами, вывозить из больницы они имеют право только тех граждан, которые по решению суда уже находятся под стражей либо им назначено наказание в виде лишения свободы. 

Но даже в этом случае, если есть риск для здоровья и жизни пациента, то доктор обязан предупредить об этом лиц, которые имеют намерение забрать больного и объяснить им, что они нарушают право человека на оказание ему медицинской помощи, ставят его жизнь под угрозу. Такие действия являются правонарушением, что влечет за собой ответственность в соответствии с нормами закона.

Если пациента все же забрали из медицинского учреждения, врач обязан сообщить об этом в прокуратуру. 

Все организации, в том числе и правоохранительные органы, в своей деятельности должны строго придерживаться норм законодательства, которое относит к числу приоритетов здоровье и жизнь человека. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Dr.House Dr.House 5 лютого, 10:37 Досить образливо та гидко читати такі статті у такому колись поважному виданні. Складається враження, що тут вже забули про журналістську дійсність, необхідність об’єктивного висвітлення інформації, щоби сам читач міг роботи висгновок, а не «хавати» те що йому пропонують, тпака собі «гра в одні ворота», а не журналістика, і от чому. Відразу видно, що особа яка це писала (навіть не працює клавіатура, щоб набрати слово журоналіст) не є ні лікарем, ні юристам! А у підготовці матералу, навіть не здогадалась вислухати, або зрозуміти, що ж діється по ту сторону барикад – у опонентів. Абсолютною брехнею в цій статті є те, що столичні медики когось, комусь «зливають». Ба більше, як лікар, можу сказати, що, навпаки, допомагають, хто не знає – київські лікарі так як і львівські ходять на майдан після змін на роботі і допомагають. Надають меддопомогу, і жоден лікар у місті не відповів відмовою у наданні медичної допомоги жодному ативістові. Питання до правоохоронних органів, чому у супереч медичним показанням пацієнтів забирають з лікарень. Чи може пані дописувпачка цієї статті вважає що лікар або медична сестра повинні зі скальпелем битись з правоохоронними органами?!! Чи можливо це пряма функція цієї, так розпіареної авторкою Ради пацієнтів?! Доречі, ця організація фактично нічого не зробила за багато років для українських пацієнтів, а тепер у все горло кричить про свою значущість – гнилий піар на крові людей. Так як і довідки від псевдо медичних юристів наведених у цій писанині, які намагаються цитувати міжнародні конвенції не володіючи нашим внутрішнім законодавством! А чи то важно підняти наказ МОЗ та МВС та нормально вичитати його? Чи то функція лікаря з’ясовувати чи побитий прибув до лікарні з майдану чи з розбірок на Борщагівці?! Одним словом – гидко! Гидко читати такий прояв некомпетентності та непрофесійності. До речі, що найцікавіше, то це те, що сьогодні у ранг видатних лікарів «поборників прав» та «неоГіппократів» на хвилі громадської активності зводять таких як Богамолець, Катеринчук, Сердюків та Нейштентиків які не лише нічого не зробила для нормального функціонування медицини столиці, а окремі з них її розвалювали спільно з Льоньою Космосом. Прикро… согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Olga_2014 Olga_2014 9 лютого, 20:44 "Dr.House", не варто тролити і ховатися під іменем улюбленого героя багатьох читачів. Якщо в нашій країні і є такий великий діагност і Ескулап, як доктор Хаус, то, впевнена, це точно не ви. Лише в разі, якщо у вас стане духу назватися, можливо з'явиться предмет для дискусії. Поки що зазначу, що ваша правосвідомість, мабуть, на нулі, якщо ви серйозно вважаєте, що накази МОЗ та МВС мають вищу силу за ратифіковані міжнародні акти... При цьому зауважу, що ви не маєте жодного морального права, ховаючись від людей, так зневажливо відгукуватисть про компетенцію громадських діячів, які значну частину свого життя і сил віддали для становлення системи охорони здоров'я дружньої для пацієнта. І наостанок зауважу, що перш ніж щось коментувати, читати статті треба уважніше: ця стаття є панегіриком відважним лікарям, які надавали медичну допомогу ("не только майдановцам, но и тем, кто стоит по другую сторону баррикад" (цитата за текстом) і попередженням для тих, хто боїться прискіпливої уваги громадян. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно