Последний гвоздь

17 июня, 2011, 13:41 Распечатать Выпуск №22, 17 июня-24 июня

Полемика о необходимости радикальных реформ в системе здравоохранения, проводимая в СМИ, в основном касается глобальных вопросов отрасли.

© Алексей Чурюмов

Полемика о необходимости радикальных реформ в системе здравоохранения, проводимая в СМИ, в основном касается глобальных вопросов отрасли. Днепропетровская область — одна из тех, в которых реализуется пилотный проект реформирования здравоохранения. Какую роль в новой структуре медицинской отрасли будет играть Институт гастроэнтерологии НАМН Украины, который накопил как позитивный, так и негативный багаж научной, административно-хозяйственной и общественной деятельности? Анализ этого багажа важен и в контексте предстоящей реформы, и по причине того, что лицо института как профильного медицинского учреждения в последние годы стало размываться под воздействием внешних, но в большей мере — внутренних факторов. В статье предлагается взгляд автора на суть и причины этих процессов.

Дисциплина «гастроэнтерология» всегда была «белой косточкой» плановой медицины. Любое медицинское учреждение стремилось получить в свою структуру отделение гастроэнтерологии. В итоге большинство стационаров в Днепропетровске имеют отделения плановой гастроэнтерологии или гастроэнтерологические койки в составе терапевтических отделений. Очевидно, что реформа не обойдет их вниманием. И когда на одну чашу весов будут положены «интересы города и области», сведенный воедино бюджет по отрасли, а также (чего утаивать?!) персональное влияние заинтересованных лиц, а на другую — качество оказываемой медицинской услуги, базовую оснащенность лечебного учреждения, то в жертву может быть принесен именно Институт гастроэнтерологии НАМН Украины. Собственно, он давно уже лежит на жертвенном камне. Осталость только обратить на него внимание и определить этому «жирному куску» практически в центре города место в чьих-либо интересах. Уже известны несколько «потирающих руки», планы каковых обширны: от обустройства тут гостиницы с шикарной парковой территорией до учреждения университетской клиники. Надеемся, руководство НАМН Украины не позволит сбыться этим рейдерским планам. Многие сотрудники института долгое время верой и правдой служат на благо здоровья народа и отечественной науки. И не их вина в том, что научное учреждение переживает сегодня далеко не лучшие времена. Судьба института не должна стать разменной монетой в платеже за несостоятельность его руководства, приложившего умение и руки (о руках — ниже), чтобы довести научное учреждение до плачевного состояния.

Некогда известный всему СССР под названием УкрНИИ гастроэнтерологии за последние 15 лет покинули, уехав то ли в дальнее зарубежье, то ли перейдя в другие лечебные учреждения, именитые ученые-гастроэнтерологи, хирурги. Вместе с этим утерян научный диагностический потенциал. В недавние времена институт обладал современным электронным микроскопом — единственным в Украине. Ушли специалисты, заржавел прибор. Функционировала мощная биохимическая, клиническая, бактериологическая лаборатории. Сегодня же выполняется не полный ряд стандартных клинических исследований уровня ЦРБ: нет ни современного оборудования, ни медиков-лаборантов. В институте практически отсутствует рентгеновская служба: все оборудование представляет скорее опасность для здоровья персонала и самих пациентов. Парадокс, но в институте гастроэнтерологии отсутствует даже современная фиброволоконная оптика, что уж говорить о цифровых технологиях! Под выборы в местные органы власти один из депутатов подарил бэушный колоноскоп, который тут же вышел из строя. И теперь для полноценной колоноскопии пациенты из республиканского института направляются в другие городские и районые лечебные учреждения. А некогда один из лучших институтских вивариев превратился в «зону отчуждения».

Основная задача института — исследования в области гастроэнтерологии. За счет чего же и на чем они осуществляются? Ответ на этот вопрос можно получить, просмотрев, например, изданный институтом выпуск сборника «Гастроэнтерология», № 43, 2009 год. Кому он не доступен, сообщим, что большинство работ посвящено применению биорезонансной диагностики при различной гастроэнтерологической патологии и фитопрепаратов «Фитолинии профессора Филиппова». Очевидно, в представлении директора института, члена-корреспондента НАМН Украины, профессора Ю. Филиппова — автора и вдохновителя описываемых диагностических и лечебных методик, именно в них заключен стержень научной, диагностической и лечебной работы института, его ниша в новой структуре организации медицинской помощи жителям Днепропетровской области и всей страны.

Расшифруем читателю базисные, или, как говорит сам автор, — «незыблемые», теоретические отправные постулаты, положенные на алтарь науки и практики института гастроэнтерологии АМНУ. Чтобы не быть уличенными в извращении смысла идеи, обратимся к «первоисточнику», то есть к самому профессору Филиппову. Теоретические основы своей медицинской практики он излагает в монографии «Неотложная гастроэнтерология. Руководство для врачей» (Днепропетровск: Журфонд, 2004), в главе 14 — «Информационно-энергети­ческая технология диагностики заболеваний в неотложной гастроэнтерологии». Текст приводится с аутентичными лексическими и шрифтовыми акцентами.

Итак, стр. 300: «В настоящее время ученые разных стран доказали, что биологическое поле у человека существует, уже созданы и существуют приборы, которые его определяют и делают возможность его коррекции. В 2002 г. с помощью числовой фототехники нам удалось получить фотографию биополя пациента и врача». Там же: «Оказалось, что нарушения экосистем всех уровней подчинены одному закону — информационно-энергетическому закону биологического поля любого живого организма. Во всех экосистемах информационно-энергетическое поле имеет семь уровней (от периода зарождения жизни в яйцеклетке до конечного периода — смерти живого организма)». Подчеркивая значимость своей идеи, автор на своем персональном сайте, не терзаясь излишней скромностью, сообщает: «То, что не удалось доказать нобелевскому лауреату Альберту Эйнштейну, стало аксиомой благодаря работам профессора Филиппова — информационно-энергетическое поле существует!». Как и гениальная диссертация Ландау на одну страницу, так и теория профессора Филиппова до гениальности кратка: «…для неживых систем характерны большие значения энергии и малая информативность. Наоборот, живые системы имеют относительно малую энергию и высокую степень информативности. Можно предположить, что живые системы, обладающие очень высокой удельной информативностью и ничтожно малой удельной энергией, могут переходить в тонкоматериальную (или духовную) область жизни, при которой грубая материальная оболочка — человеческое тело — отсутствует. Таким образом, витальность V является формализованной характеристикой духовности, позволяющей осознать иерархию духовных сущностей в эзотерической картине мира».

Читаем далее: «…живая материя имеет семь уровней. При подходе живой материи (человека) к пороговой витальности Vn (первый или второй уровень) живая материя практически уже имеет необратимый характер стремления к неживой материи и при переходе пороговой витальности наступает потеря физического тела для человека. Если живая материя находится в третьем, четвертом, пятом или шестом энергетических уровнях, то благодаря различным воздействиям традиционной или нетрадиционной медицины человек выводится на седьмой уровень и становится практически здоровым». Таким образом, живая материя, по теории профессора Ю. Филиппова, «…имеет также пороговую структуру. Этот порог находится между вторым и третьим уровнями…». Все просто и понятно. Как минимум — просто: «Следует особо подчеркнуть, что данные, заложенные в информационно-энергетическом поле (биополе) всех экосистем (в том числе и человека) существуют бесконечно (миллионы и миллиарды лет) во времени и пространстве. Это нами четко доказано на протяжении сорока с лишним лет».

«…В соответствии с нашей теорией (проф. Ю.А.Филиппов), живая материя имеет семь уровней. Почему семь? За 43 года практической работы мы исследовали показатели здоровья десятков тысяч пациентов на разных этапах различных заболеваний. Различные этапы разных заболеваний укладывались только в семь уровней. Значит, биологическое поле человека (и любого биологического объекта) имеет семь уровней».

Сам Булгаков, возможно, не погнушался бы включить эти строки в свое «Собачье сердце», как не побрезговали некоторые профессора и даже один директор профильного академического института дать позитивную рецензию на эти «апокрифические откровения» как на серьезный научный труд!

Нужно заметить, что язык у автора «подвешен» великолепно. Слушая его, читая его тексты, у неподготовленного человека складывается впечатление, что Альберт Эйнштейн действительно «рядом не стоит». Не будем более перегружать читателя теоретическими выкладками профессора Филиппова. Дадим же право автору «открытия» перейти к практике. Собственно, он давно к ней перешел и сообщает о результатах научному миру со страниц указанной монографии, статей сборников «Гастро­энтерология» и историй болезни пациентов, «употребивших» его методу диагностики и лечения. В стиле письменного изложения у автора этих трудов обязательно присутствуют устойчивые сочетания: «признанный во всем мире», «закон, который стал аксиомой», «лучшие в мире противоопухолевые препараты», «все отказались, а мы уже 20 лет лечим…». И как же без громких фамилий? Из уст профессора часто звучат фамилии Путина и Медведева, которые-де просто осыпали нашего чудотворца наградами и грамотами, на слуху Обама с Назарбаевым. Последний вот-вот должен открыть фонтан инвестиций под технологии Филиппова в объеме никак не меньше пятисот миллионов долларов.

Не откажешь профессору Филиппову в некотором магнетизме и даже шарме при персональном общении. Как правило, его собеседник, будь им даже ученый муж, артистично и легко «окутывается» облаком космической терминологии, предсказаний, известных фамилий, якобы интимных подробностей из их жизни, что создает ореол посвященности и богемности. Частичное прозрение у собеседника наступает чуть позже, когда общение становится явно навязчивым, а «провидец», уговорив своего визави подвергнуться его магической диагностике, «реинкарнирует биополе экосистемы индивида» и находит одно из его биополей в угрожающе-пограничном состоянии. Ну как же тут без лечения! «У нас есть его на все случаи жизни!». Обратимся к буклету «Фитолиния профессора Филиппова». И не беда, что все прописи предлагаемой фитобурды с ошибками содраны с оригинальных прописей фармацевта Д.Зубицкого (Царство ему небесное!). Так что претензии по авторству предъявить уже некому. Читая назначения к применению, нельзя отказать копирайтеру в фантазии: любой препарат или пищевая добавка могут избавить пациента не только от некоторой суммы денег, но и от целого перечня болезней, а точнее — любого заболевания. Но всем известно, что любая метода исправно работает только «в руках автора».

О руках автора. Неоднократно на пятиминутках по пятницам директор демонстрировал, как правильно принимать «капли Филиппова». Назначенное количество нужно накапать во впадину между большим и указательным пальцами своей руки и слизать их одним махом. Интересная подробность: при знакомстве во время приема на работу он предлагает каждому принять чудодейственные капли с руки «самого профессора Филиппова». Ну чем не причастие!? «…Ибо вкусили крови его с тела его». Фактически читатель имеет полный автопортрет то ли мессии, то ли…

В газете «Комментарии» (№ 43, 2010 г.) была опубликована статья под названием «Козлиный хирург» о Дж. Р. Брин­кли — величайшем в истории человечества медицинском аферисте. В статье присутствует описание достоверных признаков медицинской аферы: 1) обращение к Богу и прочим высшим силам как непременное условие лечения; 2) упоминание слов: биополе, энергоинформационный, экстрасенсорный, аура, магический, шлаки, медицинская мафия; 3) поношение и отрицание «официальной медицины»; 4) представление лекаря как члена международных ассоциаций, обществ, академика «нетрадиционных» академий, обладателя наград от этих структур; 5) гарантии успешного лечения; 6) требование отказа от методов нормальной конвенциональной медицины. Автор статьи наверняка не знал, что у Бринкли есть достойный последователь, который работает в государственном учреждении, занимая должность директора Института гастроэнтерологии НАМН Украины. И вся работа института фактически подчинена реализации описанных идей этого деятеля на практике. Суть практической деятельности профессора Филиппова, равно как и руководимого им института, тезисами изложена в предложениях для сотрудничества, опубликованных на его сайте. Диапазон этих предложений весьма обширный, особенно впечатляет пункт 9: «Ранняя доклиническая диагностика раковых заболеваний по информационному полю человека. Предупреждение рака желудка, молочной железы. Матки и придатков, толстой кишки. Профилактика и лечение рака поджелудочной железы».

А вот одна из многих собственноручных записей директора института, сделанная в истории болезни умершего пациента С., 1937 года рождения, в которой весь осмотр сведен к измерению у тяжелобольного «показателей биомеридианов» и рекомендации принимать фирменную фитобурду. Вся эта изготовляемая на втором этаже административного корпуса «бормотуха» методом прямой перегонки в адаптированном самогонном аппарате имеет во всех названиях окончание «фил». Скромная, но вполне звучная претензия на точный маркетинговый ход, как и то, что у большинства медперсонала института на нагрудном кармане вышитые названия препаратов «Фитолинии профессора Филиппова».

Все это было бы забавно, если бы цена клинического эксперимента не была столь высока — человеческие жизни.

На странице 3 буклета «Фитолиния профессора Филиппова» сообщается, что «Международный медицинский центр», руководимый ныне прис­ным профессором, в сотрудничестве с институтом гастроэнтерологии АМН Украины, «…занимается: разработкой и усовершенствованием методик лечения заболеваний в области гастроэнтерологии, вирусологии и сердечно-сосудистой патологии с использованием препаратов фитолинии проф. Филиппова; методик бесконтактной и контактной диагностики (патент № ЕС WO 2004/093592 А1); сертифицированных аппаратов биорезонансной диагностики и терапии; структурированной воды, препаратов, разработанных на основе металлоорганных соединений». И далее: «На сегодняшний день «Между­народный медицинский центр» достиг неимоверных результатов в диагностике и лечении…» и т.д. и т.п. Неимоверных!.. Простим члену-корреспонденту АМН Украины путаницу в терминологии, в том, что фитопрепарат — он же и пищевая добавка, и настойка, и экстракт, и в целом — почти «живая вода». Протокол исследования некоторых продуктов «Фитолинии профессора Филиппова» от 30.06.2009 № 4369, выполненного в Научно-исследовательском экспертно-криминалистическом центре при ГУ МВД Украины в Днепропетровской области, показал, что это зелье совсем не «живая вода». Фитопрепараты гастрофил и гепатофил содержали вещества психотропного воздействия, токсические компоненты, в частности консервант «уротропин», который запрещен на территории Украины при изговлении пищевых добавок. Сами же «фитопрепараты» не имеют сертификатов, разрешающих их использование в медицинской практике как у взрослых пациентов, так и у детей, что предлагается по всем прописям. В описании состава автором, умышленно или нет, опущен такой компонент, как экстракт беладонны, обладающий психотропным и галюциногенным эффектом.

Оставим в стороне коммерческую деятельность по распространению этого зелья среди пациентов института, которая то явно, то подковерно проводится регулярно. Врачи, вынужденные под давлением профессора Филиппова применять его чудо-препараты, неоднократно отмечали седативный эффект при их использовании, особенно у больных ослабленных, реанимационных. Эффект взаимодействия этих фитопрепаратов с остальными применяемыми фармсредствами никогда не изучался, поэтому нельзя уверенно сделать вывод об уменшении эффективности основной терапии на фоне эксперимента профессора Филиппова. Отметим настойчивость и системность, с которыми этот эксперимент насаждался и навязывался для применения врачам института и пациентам. А куда деваться… Эти способы диагностики и лечения, как прививка от бешенства: вовремя не применил — летальный исход. Для врача — в плане дальнейшей работы в институте, что касается больного — все можно списать на необратимый второй энергетический уровень, где бессильны даже такие монстры фармакотерапии, как наш чудотворец и экспериментатор.

Фактически заменяя общепринятые современные методы обследования и лечения больных, особенно тяжелобольных, профессор Филиппов сознательно подвергает их здоровье и жизнь риску. Речь идет не о врачебной ошибке, а о сознательном и целенаправленном применении недоказанных, ничем не подтвержденных, незарегистрированных методов диагностики и лечения. Это, по сути, незаконный эксперимент над людьми, не имеющий ничего общего с медицинской наукой. Нюрнбергский кодекс и Хельсинкская декларация однозначно осудили такого рода опыты на человеке, после чего соответствующие положения стали нормами закона в подавляющем большинстве стран мира, в том числе в Украине.

Когда у себя на квартире «выкатывает сглаз яйцом» потомственная целительница с незаконченным начальным образованием, можно посочувствовать страждущим, идущим к ней за помощью. Если они действительно больны, отсутствие надлежащего лечения (современного, основанного на доказательной медицине, национальных формулярах и стандартах) наверняка приведет к прогрессированию заболевания. Можно посочувствовать им, можно осудить несовершенное законодательство, позволяющее средствам массовой информации публиковать рекламу чего угодно любыми тиражами. Но эти больные — люди, сделавшие свой осознанный выбор, по разным причинам самостоятельно отказавшиеся от услуг научной медицины и ищущие чуда.

Когда же лечит по фотографии, водит рамкой, кликушествует и поит зельем директор академического института, член-корреспондент НАМН Украины — вопрос профанации медицинской науки и правовых основ здравоохранения приобретает государственное значение.

Таким образом, со словом «гастроэнтерология» институт идентифицирует только вывеска на облупленном фасаде главного научного корпуса, что на проспекте им. Газеты «Правда», 96, да названия профильных отделений в отчетах, подаваемых наверх, в которых указывается о стандартно высоком проценте «тематических» пациентов. Эту «липу», как и отсутствие материальной диагностической, исследовательской базы, выражавшейся ранее в специализированном оборудовании, иммунохимической и микробиологической лабораториях, виварии и прочих обязательных атрибутах научной практики, зафиксировала в своем отчете комплексная комиссия из специалистов НАМН и МЗ Украины, которая проводила проверку в 2010 году. Ее выводы были озвучены в заключительном выступлении председателя комиссии академика НАМНУ Л.Розенфельда перед коллективом института. Но подготовленная резолюция по итогам комплексной проверки приказала долго жить под прессом «весомых аргументов», представленных бывшему руководству НАМНУ.

* * *

В середине прошлого века писатель-фантаст Вячеслав Рыбаков сочинил вполне наукоподобную утопию, где изобразил гуманный мир «близнецов» с безмятежно процветающей империей, которую, как в реторте, вырастили двое экспериментаторов: злобный кристаллограф-народоволец и его компаньон — химик. В ней они распыляли ядовитое вещество, отчего у мини-людишек периодически случались приступы бешенства. Как и в любой «правильной» империи, в ней имелась «правильная» церковь, базировавшаяся на «правильной» вере. Имелась и своя толстая священная книга, разобраться в которой профанам было так же непросто, как в Библии. Ну так на то и религия, чтобы ее постулаты принимать на веру, и пастырь — чтобы ее утверждать. Любой, кто знаком с верой, знает, что возможные эмпирические опровержения ее постулатов только провоцируют изощренность в доказательствах того, в чем и так не сомневаешься. Автор задается вопросом: как могло большинство образованного населения воспринять этакое диво, заменив ранее привитые им нормальные знания, правила поведения и убеждения? Но как провозглашал Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно!».

Именно так в Институте гастроэнтерологии АМН Украины на протяжении последних 20 лет сложился и законсервировался вариант системы, пусть примитивной, но стабильной, опирающейся на элементы тоталитарного управления и суррогата веры.

В завершение хочется привести строки из песни на слова прекрасного поэта Юрия Шевчука: «Все по нулям. Уже видна Дыра большого срама». И прикрыть эту дыру нечем и некому. «Большой срам» в том, как представляет национальную гастроэнтерологию руководство Государственного института гастроэнтерологии АМН Украины, в используемой транскрипции — ИГ АМНУ. Вот уж точно: как корабль ты назовешь — так он и поплывет. Системные реформы должны начаться как минимум одновременно с реформами внутри каждого субъекта реформирования. В противном случае, из подобных ИГ АМНУ будут делать пули. Только таким пулям цели не достигнуть.

Откровенно говоря, к фактам, изложенным в статье А.Семашко (публикуется с сокращениями), редакция поначалу отнеслась с недоверием — возможное ли такое в академическом институте? Однако у нас есть многочисленные документальные доказательства в подтверждение изложенного автором. Удивляет, почему «оригинальная» лечебная практика, осуществляемая в стенах государственного научного учреждения, и ее последствия не стали предметом интереса компетентных органов. Надеемся, что вскоре мы об этом узнаем.

Кстати, на запрос редакции НАМНУ предоставила копию вывода комиссии, возглавляемой вице­президентом (теперь уже бывшим) НАМНУ Л.Розенфельдом, которая в начале прошлого года занималась проверкой института гастроэнтерологии. Несмотря на то, что этот документ имеет все признаки формальности и в силу известных в академической среде причин не стал «руководством к действию», отдельные пункты заслуживают внимания. В частности, «комиссия считает целесообразным:

1. Рекомендовать президиуму Академии медицинских наук Украины:

— решить вопрос относительно целесообразности продления контракта с директором ГУ «Институт гастроэнтерологии Академии медицинских наук Украины» и укрепления (дословно. — Ред.) руководства учреждения;

— рассмотреть вопрос относительно проведения плановой комплексной проверки деятельности ГУ «Институт гастроэнтерологии Академии медицинских наук Украины» с целью определения путей оптимизации управленческой, научной, научно­организационной, клинической, хозяйственной и финансово­экономической деятельности и обновления материально­технической базы».

Комментарий президента Национальной академии медицинских наук Украины, академика НАМНУ Андрея СЕРДЮКА:

— Ситуация, сложившаяся в институте гастроэнтерологии, давно уже беспокоит президиум Академии медицинских наук. Мы решили в ближайшее время провести тщательную проверку деятельности этого института.

Что нас волнует? Во­первых, само поведение и, я бы так сказал, адекватность относительно некоторых решений директора института. Приведу лишь один пример. Несколько недель тому назад я отклонил его просьбу о продолжении деятельности в институте специализированного ученого совета по защите докторских и кандидатских диссертаций в области гастроэнтерологии, педиатрии и кардиологии. Две последние научные дисциплины не имеют отношения к направлению работы института.

Во­вторых, когда я ознакомился с научным составом спецсовета, то с удивлением обнаружил, что ученых института в ней меньше 25%. Остальные — это ученые Днепропетровской медицинской академии и Запорожского медуниверситета. Я сразу же позвонил по телефону ректору медакадемии, академику Дзяку (он, кстати, является членом президиума НАМН Украины) и попросил объяснить, что это означает. Георгий Викторович ответил, что так когда­то было сделано по просьбе отдельных лиц.

Сегодня, к величайшему сожалению, институт гастроэнтерологии остался без специализированного ученого совета. Это — невероятный случай, чтобы институт, в свое время знаменитый на весь Советский Союз и даже за его пределами, дошел в своей значимости до самых низких показателей. Недопустимо и абсурдно, чтобы руководство государственного института, забросив научные исследования в определенном направлении, использовало академическую базу в своих интересах. Если у кого­то есть желание заниматься интегративной (или какой­то другой) медициной, то лучше оставить гастроэнтерологию и идти создавать собственное предприятие.

Конечно, разоблачительная публикация в таком авторитетном издании, как ZN.UA, — это, без сомнения, удар по имиджу Академии медицинских наук. Однако я убежден, что благодаря гласности мы скорее наведем порядок в нашем академическом хозяйстве. В интервью для вашего еженедельника (ZN.UA, №19, 2011 г. — Ред.) я уже говорил о том, что НАМН Украины стремится к открытости и прозрачности в своей деятельности. О результатах проверки института гастроэнтерологии и выводах президиума НАМН Украины мы непременно уведомим общественность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно