ОНКОУРОЛОГИЯ: МУЖСКОЙ РАЗГОВОР

1 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 1 августа-8 августа

На базе Черкасского областного онкологического диспансера (ЧООД) прошла научно-практическая конференция по теме «Современные проблемы онкоурологии»...

На базе Черкасского областного онкологического диспансера (ЧООД) прошла научно-практическая конференция по теме «Современные проблемы онкоурологии». Мероприятие посвятили десятилетию открытия онкоурологического отделения ЧООД.

Главный онкоуролог Украины, доктор медицинских наук, профессор Иван Клименко выступил с докладом «Современная онкоурологическая эпидемиологическая ситуация в Украине». Он привел статистические данные, суть которых можно свети к следующему: за последние 10 лет все показатели по основным локализациям — рак почки, рак мочевого пузыря, рак предстательной железы — увеличились почти в 2 раза. Речь идёт именно о мужской части населения Украины. Среди женщин рак мочевыводящих путей встречается реже в 5—8 раз. В абсолютных цифрах: в 2001 г. зарегистрировано 4594 новых больных раком мочевого пузыря, 3871 — раком почки, 4353 — раком предстательной железы.

Наиболее удручающее впечатление производят показатели в центральных, восточных, южных областях Украины и в АР Крым. Как очень высокий охарактеризован уровень заболеваемости в Севастополе и Киеве. В целом частота заболеваемости по Украине в настоящее время тенденции к снижению не имеет.

— Каждому, кто работает в общем или хирургическом отделении, виден рост заболеваемости, — убежден И.Клименко. — Я начинал работать в 1959-м. И если тогда за год в отделении «проходило» 15—20 опухолей почки, 15—16 опухолей яичка, профессор Полонский, мой первый руководитель, за голову хватался: «Люди, что делается!» Сейчас у нас (в киевской городской онкологической больнице) на 30 коек постоянно приходится 4—5 больных с опухолями яичка, 6—7 с опухолями почки…

Значительная частота злокачественных новообразований, — продолжает профессор Клименко, — высокий уровень смертности, неудовлетворительные результаты лечения донельзя актуализируют проблему. Показатели догодичной смертности (впервые заболевших и проживших менее года) — 25—40% — свидетельствуют о поздней выявляемости недугов. Несмотря на то, что в онкоурологии разработаны совершенные методы хирургического лечения, созданы новые лекарственные противоопухолевые препараты, предложены принципиально новые факторы воздействия на новообразования, существенного улучшения ситуации нет. Это объясняется многими причинами. До сих пор в противораковой борьбе основное место занимает работа, направленная на лечение уже выявленных, развившихся опухолей. Однако более важным, первостепенным является первичная профилактика новообразований. Ее же может обеспечить только государственная социальная политика.

Проблема усугубляется ещё и несовершенством организации самой онкоурологической службы. В государстве вообще не решён вопрос, кто должен заниматься такими больными — урологи или онкологи. С одной стороны, онкоурологический больной требует всестороннего, порой достаточно сложного урологического обследования, которое может быть осуществлено только в специализированном учреждении. С другой — это онкобольной, что определяет и отличает тактику лечения. Многолетние клинические наблюдения показывают: таких людей должны лечить и наблюдать урологи, специализирующиеся в онкологии. В качестве примера профессор Клименко приводит такую заболеваемость, как опухоль яичка, частота которой в последние десятилетия заметно выросла среди молодого мужского населения.

— Больные с этим заболеванием чаще других оперируются в урологических отделениях общего профиля, — констатирует Иван Александрович. — И в большинстве случаев неправильно, с нарушением правил онкологических клиник. Очень часты смешанные опухоли. Тут требуется совершенно иная тактика лечения. Ошибки объясняются и тем, что некоторые врачи имеют низкую онконастороженность, скептически относятся к назначению дополнительных методов лечения после оперативного вмешательства. Нередко убеждают больных в нецелесообразности и даже вредности той же лучевой терапии. Говорят: «Сгорит мочевой пузырь, только хуже будет». После того как пациент был прооперирован в общем урологическом отделении, где ему сказали «всё прошло хорошо», трудно его убедить обратиться в онкоучреждение. Всё это способствует рецидивированию болезни.

Важная особенность ведения онкоурологических больных — необходимость пожизненного наблюдения, назначения повторных и поддерживающих курсов лечения. Для этого в медучреждениях общелечебной сети нет ни материальных, ни организационных возможностей. До 1995 г. в стране было 385 окноурологических коек. 350 из них сосредоточены в восьми самостоятельных онкоурологических отделениях, размещённых на базе киевской горбольницы и семи областных онкодиспансеров. В пяти областях на базе хирургических отделений онкодиспансеров были выделены онкоурологические койки. С 1996 г. они учитываются в общем числе онкологических коек. В настоящее время в девятнадцати областях Украины нет специальных онкоурологических служб. Главный онкоуролог Украины считает: необходимо повсеместно организовать и организационно узаконить онкоурологическую службу плюс в каждой области создать онкоурологическое отделение на 30—60 коек — в зависимости от численности населения.

В Черкасском областном онкоурологическом отделении тридцать коек. За год здесь проводится около пятисот операций различной степени сложности. Все 10 лет отделением руководит Владимир Карлов.

— С чем вы связываете рост онкозаболеваний? — спрашиваю Владимира Георгиевича.

— Население стареет. С возрастом у человека иммунитет ослабевает. Онкология — удел стариков. Есть исключения — рак щитовидной железы, рак яичка. Остальные локализации увязывать с экологией, в частности, с Чернобылем, сложно. Рак простаты, например, в развитых странах диагностируется чаще, чем у нас. Скажем, в США на 10 тыс. населения приходится 102 случая впервые выявленных заболеваний, в Европе 30—40, по Украине 22—23. Это говорит не о том, что у нас меньше болеют, а о том, что у них больше стариков. Это во-первых. А во-вторых, у них лучше диагностика.

Каждый мужчина после 40 лет обязан, придя в поликлинику, зайти к урологу. Это положение определено приказом Минздрава. По идее, тут у нас не должно быть никаких потерь. Однако, к сожалению, видим, что в поликлиниках часты случаи формального подхода — ставят «птичку» без осмотра. А через год у человека вдруг возникают серьёзные проблемы. А ведь чем раньше выявлено заболевание, тем легче его лечить.

— Время от времени разносится слух: найдена панацея от рака...

— На моей памяти было много различных «панацей». Несуществует лекарства от рака вообще. Для этого и существует узкая специализация. В том числе и онкоурология, и никого прорыва в ближайшее время в онкологии не ожидается.

— А каково общее направление развития?

— Хирургические операции сейчас настолько высокотехнологичны и техничны, что тут больше уже ничего не придумаешь. Можно лишь совершенствовать инструментарий. Далее идут эндоскопические методы — операции без разреза. Количество таких операций можно пересчитать в мире по пальцам, они дороги, но они уже есть. В этих технологиях можно совершенствоваться до бесконечности — были бы деньги. У нас же сейчас всё выглядит достаточно убого: на лекарства в нашем диспансере отпускается в день на одного больного 3 гривни 77 копеек. Молодых специалистов — единицы. Вся наша медицина держится на энтузиазме. Вот только на долго ли его хватит?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно