Обязаны выжить

18 июля, 2014, 19:45 Распечатать

В зоне АТО проблем действительно много. Разного характера и разной степени сложности. На ходу учатся действовать не только бойцы, но и медицинские службы силовых структур, до сих пор не имевшие опыта работы в таких условиях.

Трагические новости из Донецкой и Луганской областей, которые все мы почти круглосуточно отслеживаем, заслоняют собой другие сообщения с востока страны. Фотографии раненых бойцов — окровавленных, со страшными ожогами и травмами, — появляющиеся в Интернете и некоторых СМИ, не только вызывают сочувствие (у некоторых злорадство), но и усиливают тревогу, сеют панику и безнадежность. И очень больно бьют по нервам матерей, жен, родственников и друзей тех, кто участвует в АТО. Да и не только их. Распространяются слухи, что раненых бросают на произвол судьбы, мобильных полевых госпиталей нет, ближайшие медицинские учреждения не могут справиться с огромным потоком пациентов, остро не хватает лекарств и перевязочных материалов. 

В зоне АТО проблем действительно много. Разного характера и разной степени сложности. На ходу учатся действовать не только бойцы, но и медицинские службы силовых структур, до сих пор не имевшие опыта работы в таких условиях. По последним данным, в зоне АТО медслужба Вооруженных сил Украины оказала медпомощь более чем 500 раненым бойцам. 90% нуждавшихся в лечении эвакуированы авиационным транспортом в госпитали Харькова, Киева и Львова. Радует, что 87 воинов выздоровели и уже вернулись в строй. Почти 100 бойцов после лечения получили отпуска и укрепляют свое здоровье дома, в кругу семьи и друзей. Цифры, конечно, меняются ежедневно, но тенденция понятна.

Весной был создан межведомственный штаб по вопросам организации медицинского обеспечения населения и участников АТО, в который входят представители министерств здравоохранения, обороны, внутренних дел, службы по чрезвычайным ситуациям, а также специалисты санитарно-эпидемиологической службы, "Укрзалізниці" и Академии медицинских наук. В то время обострилась проблема эвакуации раненых бойцов в госпитали — именно тогда сбили два вертолета, которые получили такое задание. Как это решается сегодня? Что удалось сделать за время, прошедшее с тех пор?

"Раненым бойцам первую медпомощь оказывают на поле боя. Потом их перевозят в ближайшую больницу — в город Изюм Харьковской области, а тех, кому нужна специализированная медпомощь, эвакуируют на вертолетах поисково-спасательных служб и самолетом Ан-26 в госпитали Киева, Харькова, Львова и медицинские учреждения Днепропетровска, — рассказывает начальник штаба, заместитель министра здравоохранения Василий Лазоришинец, недавно вернувшийся из зоны АТО. — В течение недели наша комиссия, в состав которой входили представители разных министерств, инспектировала состояние материально-технического обеспечения военных частей, организацию и уровень оказания медпомощи.

Ситуация меняется к лучшему — подразделения медицинской службы в зоне АТО получают все необходимое. Медикаментами они обеспечены почти на 90%, расходными материалами и инвентарным медицинским имуществом — на 95%, перевязочными материалами — на 100%.

Сформировано более 30 мобильных врачебно-сестринских бригад, большинство которых сосредоточены в районах выполнения боевых задач, несколько находятся в пунктах постоянной дислокации военных, одна из них предоставлена в распоряжение руководителя антитеррористического центра в городе Изюм. В медицинских учреждениях Минздрава, размещенных в районах, граничащих с зоной АТО, мы зарезервировали 30% стационарных коек. Раненых готовы принять в городских и районных больницах Харьковской, Днепропетровской, Запорожской и Николаевской областей. 

Развернуты два мобильных госпиталя, в которых работают опытные медицинские бригады, еще несколько есть в резерве. Для нужд медицинской службы, действующей в зоне АТО, Минздрав передал партию лекарственных препаратов стоимостью более 500 тыс. грн. Хочу поблагодарить волонтерские организации, которые активно нам помогают — постоянно подвозят лекарства, перевязочный, шовный материал и т.д. Создаем запас свежезамороженной плазмы (на 50 тыс. л) и эритроцитной массы, проводили и будем проводить забор донорской крови, крайне необходимой для лечения бойцов. Мы очень признательны всем людям, сдающим кровь, кстати, среди них много студентов-медиков. 

— Месяц назад говорили, что не у всех бойцов есть индивидуальные аптечки. Если солдат получил ранение — кто, как и чем его будет спасать?

— У каждого есть индивидуальный перевязочный пакет, в который входят жгут, пакеты для перевязки, шприц-тюбик для обезболивания и т.п. Что главное при ранении? Остановить кровотечение, закрыть рану, не допустить болевого шока. У нас на каждых 10 бойцов есть санинструктор, который и спасает бойцов на поле боя. Потом их отправляют на блокпост и эвакуируют.

Очень острая проблема — транспорт для вывоза раненых с поля боя. К большому сожалению, террористы, увидев на борту автомобиля красный крест, бешено его обстреливают. Для медслужбы нужны бронированные автомобили, которых у Минобороны нет.

— Говорят, медики уже научились "бронировать" машины подручными средствами.

— Для дополнительной защиты используют бронежилеты, закрывают ими окна, но это ведь не решение проблемы. Лучше ситуация в медицинской службе Национальной гвардии. В свое время один из харьковских заводов изготовил партию бронетранспортеров для Ирака. Как известно, заказчик отбраковал тогда шесть машин, которые теперь достались Национальной гвардии. Медики рассказывают, что такой бронетранспортер может забрать 18 раненых. Один из них по дороге налетел на фугас, но это не помешало ему двигаться дальше. А вот от обычного УАЗзика, который называют "пилюля", осталась бы куча лома.

После возвращения из зоны АТО у меня был разговор с представителями Национального банка Украины. Пообещали выделить инкассаторские бронированные автомобили для перевозки раненых в зоне боевых действий. Эту информацию я передал в Минобороны, ждем решения. 

Еще одна острая проблема — бронежилеты. Их не хватает для воинов, а тем более для медиков. Минобороны закупило 7 тыс. бронежилетов "корсар" 4 и 5 класса. Необходимо, чтобы их получали и медицинские бригады, которые, рискуя жизнью, спасают солдат и офицеров".

В.Лазоришинец не скрывает, что ехал на Донбасс с опаской — одно дело читать рапорты с места событий, совершенно другое — оказаться в эпицентре тех же событий. Боялся, что медики будут жаловаться на тяжелые условия труда, отсутствие элементарных условий для отдыха, низкие зарплаты и т.д. Но еще больше переживал, что бойцы будут жаловаться на уровень медпомощи. Пока летели в штаб АТО, подбирал слова, которыми думал успокаивать людей. Комиссия побывала везде: в зоне боевых действий и в полевом госпитале, в больнице Изюма и в Харьковском военном госпитале, общались с бойцами и санинструкторами, с врачами и пациентами. Как утверждает В.Лазоришинец, никто не сказал кривого слова в адрес медиков — благодарили за спасение, профессионализм и самоотверженность. Второе, что поразило киевских чиновников, — патриотичный настрой людей. Несмотря на все риски и потери, невзирая на трудности жизни в условиях АТО, военнослужащие и медслужба — и рядовые, и офицеры — поддерживают высокий боевой дух и мечтают о победе. Ничего удивительного, учитывая, что боевую вахту несут бойцы львовской, житомирской, волынской и других бригад, для которых патриотизм и единство Украины — не просто слова.

За неделю собралось немало интересных фотографий — представителям межведомственного штаба разрешено бывать в таких местах, куда другим вход воспрещен. Военная техника и бойцы на блокпостах, армейская палатка с рядами аккуратно застеленных солдатских коек и склад, забитый разнообразными продуктами питания, ящики с медикаментами и деревянный крест, сделанный из веток, с которых даже не успели снять кору, "бронированный" УАЗик и полевой госпиталь в действии, куда на рассвете доставили раненых бойцов… 

Военные хирурги, колдуя над ребятами, жалуются не на усталость и сумасшедший ритм работы, а на качество... бинтов. Хорошо, когда завозят что-то из старых запасов. Бинты, изготовленные когда-то по государственным стандартам, выполняют свою функцию, а у новых какие-то странные свойства — сколько не бинтуй, кровь просачивается, потому что волокно ее не впитывает. То же касается и жгутов — новые рвутся в руках на куски, поэтому и просят медики привозить, как они говорят, доисторические. Санинструкторы, находящиеся рядом с ранеными бойцами в самые тяжелые минуты, критикуют шприцы-тюбики, — из них невозможно выжать лекарство. Выпускают их, кстати, в Горловке. Возможно, производители прислушаются к рекомендациям медиков и сделают свою продукцию более удобной в использовании. А до этого пускай сами попробуют в экстремальных условиях быстро достать шприц-тюбик из прочной упаковки, у которой нет специальной насечки для разрыва. Чем раскрывать фольгу — руками или зубами — каждый пусть решает на свой вкус. 

Есть претензии и к кровоостанавливающим средствам, используемым в полевых условиях. Хирурги говорят, что в операционной им приходится все отдирать вместе с живой тканью. Есть немало аналогов, которые лучше используемых. Кстати, высоко оценивают качество и эффективность гемостатических губок, выпускаемых киевским предприятием. Но широкому применению мешает то, что они запакованы в стеклянные флаконы. Вопрос решится, если производитель перейдет на пластиковую упаковку. 

Межведомственный штаб в свое время обратился с письмами к фармацевтическим компаниям, чтобы те взялись за выпуск лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения, необходимых для потребностей Вооруженных сил Украины. По информации Минздрава, 90% предприятий откликнулись на это предложение, при условии, что государство обеспечит их энергоресурсами и компенсирует затраты на приобретение сырья. 

Медперсонал госпиталей сразу заметил, что в зону АТО поступают бронежилеты — изменился характер ранений. Тяжелых пациентов стало намного меньше, теперь в основном поступают с ранениями рук и ног. От столичных хирургов-ортопедов мне приходилось слышать сетования на то, что в военных госпиталях переломы конечностей еще лечат по-старому, поэтому и приходится ребятам длительное время лежать с подвешенными ногами. 

"Беда в том, что не хватает современного оборудования, — например, в Харьковском госпитале много аппаратуры, отработавшей более 20 лет, — поясняет В.Лазоришинец. — Но чаще всего используют аппараты Илизарова, позволяющие раненым быстрее стать на ноги. На фотографиях, сделанных во время поездки на Донбасс, зафиксировано немало таких случаев. 

— Но вся страна видела по телевизору, что в столичном военном госпитале лежит молодой солдат с подвешенной ногой.

— Потому, что раненого эвакуировали из зоны АТО именно в таком положении. Что-то менять — поздно, можно только навредить. Если прибыл с вытяжкой — надо продолжать лечение.

Мы работаем над этим. Недавно собирали главных областных хирургов, травматологов, анестезиологов и врачей экстренной медицины на трехдневный тренинг, который провели наши коллеги из Словакии. Они приобрели опыт работы в горячих точках, когда участвовали в операциях НАТО. К сожалению, не все медицинские службы силовых структур откликнулись на наше предложение. Как профессор и практикующий кардиохирург, я хорошо понимаю, что общаться с коллегами — очень полезно и познавательно, медик должен учиться всю жизнь.

— Бойцы, получившие черепно-мозговые травмы, ранения позвоночника, сложные переломы, после лечения будут нуждаться в длительной реабилитации. Что предложит им государство?

— Это ахиллесова пята отечественной медицины: у нас вроде бы существует реабилитация, но системы как таковой нет. А тут еще и много пациентов...

Учреждения, в которых проводится реабилитация, в основном размещены в Крыму — среди них известный санаторий им.Бурденко, военный санаторий и т.д. Есть информация, что СБУ намерена перепрофилировать свое санаторное учреждение под Киевом, но для этого нужно время. Данный вопрос мы уже обсуждали на заседании межведомственного штаба и еще неоднократно к нему вернемся.

— Лето. Жара. И сотни трупов, которые террористы сбрасывали не только в пруды, но и, говорят, даже в канал Северский Донец—Донбасс, из которого идет водозабор для населения. Что делается для того, чтобы не допустить вспышки инфекционных болезней и эпидемий?

— Очень актуальный и сложный вопрос. Прежде всего, как начальник штаба, хочу выразить признательность врачам и специалистам санэпидслужбы Минобороны, работающим четко и слаженно. Они держат ситуацию в зоне АТО под контролем — несмотря на все сложности, там не было случаев ни кишечной инфекции, ни пищевых отравлений.

Что же касается населенных пунктов — это зона ответственности местной власти и местной санэпидемслужбы. Мне вчера звонила заместитель губернатора Донецкой области — где-то в лесу нашли трупы, едва присыпанные землей. Есть такие находки и в водоемах. Конечно, их похоронят, но перед этим необходимо провести судмедэкспертизу, идентифицировать, а это дело не одного дня. Чтобы не произошло никаких эксцессов, в усиленном режиме должны работать все СЭС. А это непросто. В Славянске, который наиболее пострадал от боевых действий, здание СЭС уцелело, а лаборатория разрушена.

Города, освобожденные от террористов, возвращаются к мирной жизни. Наша задача — чтобы в каждом из них работала хотя бы одна больница, в которой люди смогут получать медпомощь. В Славянске раньше было 9 медицинских учреждений, осталось меньше, — полностью разрушена психиатрическая больница, сильно повреждено здание туберкулезного диспансера. Сегодня уже ведут прием детская и взрослая городские больницы, женская консультация при роддоме и центральная районная больница. Туда доставили гуманитарную помощь — медикаменты, перевязочные материалы, обеспечили инсулином и вакцинами на 100%. Дефицита нет.

— Невозможно поверить, что в разрушенном городе медицинские учреждения уже успели обеспечить на 100%. Откуда такая информация?

— Это официальные данные, предоставленные департаментом здравоохранения Донецкой облгосадминистрации.

— Не только бойцам, но и мирному населению, живущему в зоне АТО, тем, кто побывал в плену, пережил пытки, унижения и т.п., нужна психологическая помощь и реабилитация. 

— Сегодня такую помощь предоставляет служба чрезвычайных ситуаций, которая имеет соответствующий штат специалистов. События требуют, чтобы в каждой медицинской роте были психологи, которые будут работать с личным составом. Нам рассказывали, что во время обстрела люди иногда находятся в таком эмоциональном состоянии, что не реагируют на команды: им кричат "ложись!", а они бегут в атаку туда, откуда в них стреляют. Профильные институты Минздрава и Академии медицинских наук уже готовят программу, разрабатывают алгоритм предоставления помощи, думаем о создании центра психологической реабилитации. 

Особая помощь и поддержка необходима бойцам, получившим тяжелые травмы позвоночника или из-за ранения потерявшим ногу или руку. Медики спасли им жизнь, а они жить не хотят — целыми днями лежат лицом к стене и молчат. Не все, конечно. Когда мы приехали в Харьковский госпиталь, встретили молодого бойца с Волыни. Без ноги. Но настроение нормальное, рядом с ним девушка — говорит, будущая жена. В таких ситуациях лучшая терапия — это поддержка и забота семьи, любимых, друзей".

Бойцам, находящимся на лечении в госпиталях, оказывают поддержку сотни, даже тысячи незнакомых людей. Найдите свободную минуту — загляните на сайт "Волонтерская сотня". Движение, о котором говорили, что оно угаснет после Майдана, набирает обороты. Работа продолжается круглосуточно, ежеминутно появляются объявления: нужны антибиотики, антисептики, шовный материал; привезите легкие спортивные костюмы большого роста; сегодня не везите продукты, так как уже некуда девать; у кого есть лишний телевизор? — и т.д. А еще собирают деньги на современные протезы и на лечение за границей, ищут киевлян, которые могут поселить у себя матерей и жен раненых, за которыми они ухаживают в госпитале. Действует и обратная связь. На сайт пишут сотни киевлян, предлагающих свою помощь: предоставлю свободную комнату родным раненого; куда везти фрукты — ребятам же нужны витамины; готова после работы присматривать за лежачими больными; могу на 500 гривен пополнить телефоны — сбросьте номера; завтра подвезу телевизор и ноутбук ребятам — чтобы не скучали!

Собирают много нужных вещей в Киеве, чтобы отвезти их бойцам в зону АТО, передать в Изюмскую больницу и госпитали. Для подопечных "Волонтерской сотни" из шести батальонов организовали курс обучения парамедиков, передали индивидуальные аптечки для оказания первой медпомощи.

Все вместе радуются, когда кто-то из ребят становится на ноги, тревожатся и плачут, когда приходит очередной борт с ранеными. Вся Украина видела две необыкновенных свадьбы, которые волонтеры сумели организовать в госпитале. Говорят, ни один чиновник не сказал ни слова против, отбросили бюрократические инструкции и помогали чем могли.

В госпиталях Харькова и Львова добровольно дежурят студенты медицинских университетов, местные волонтеры тоже помогают и раненым, и их семьям. Часто вместе со взрослыми приходят дети и приносят какие-то свои подарки — рисунки, игрушки, сладости.

На данном этапе, пока государство готовит программы и собирается с силами, чтобы их реализовать, — это, очевидно, лучшая реабилитация и психологическая помощь раненым и их семьям. Собственно, не только им, а всем, кто верит, что Украина — единая.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно