Общественная лапаротомия

18 февраля, 2011, 14:03 Распечатать

Интервью с И.Акимовой на страницах ZN.UA на тему реформирования отечественного здравоохранения, очевидно, вызовет желание у медиков и пациентов начать серьезное публичное обсуждение.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Primum non nocere (Прежде всего — не навреди)!

Латинская сентенция,
которая является одной
из главных заповедей
медицинской этики

Интервью с И.Акимовой на страницах ZN.UA на тему реформирования отечественного здравоохранения, очевидно, вызовет желание у медиков и пациентов начать серьезное публичное обсуждение. Банальная фраза «так дальше жить нельзя» включает в свое содержание конкретизацию: «так дальше лечить (лечиться) нельзя». Желание любой власти, в частности и нынешней, изменить украинскую медицину к лучшему заслуживает поддержки, порождает очередные надежды. Чем же нынешнее стремление реформировать систему здравоохранения отличается от предыдущих попыток? Есть безоговорочные положительные моменты:

1. Нынешняя медицинская реформа не безымянная. У нее есть автор — первый заместитель главы администрации президента Украины Ирина Акимова. Это означает повышенную ответственность конкретного высокого должностного лица. В руках автора любой эксперимент, в том числе социальный, всегда более удачный, чем у тех, кто его повторяет или тиражирует.

2. Реформа разрабатывается на уровне не МЗ или профильного комитета ВРУ, и даже не правительства, а на наивысшем уровне (в реалиях нынешней президентской республики). Такая высота принятия решений может предотвратить межсекторальные споры, межведомственные конфликты (например, между МЗ и Минтруда или между двумя ведомствами и Минфином). Ведомственные амбиции всегда пролонгировали процессы реформирования — в результате каждый смелый и новаторский проект менял свой цвет от розового до серо-зеленого.

3. Выбрано оптимальное время для реформы — второй год каденции президента, который должен был быть не годом Кролика, а годом волевых решений. Если высокую волю не перебьет какой-нибудь новый, более захватывающий замысел, то авторы реформы теоретически смогут увидеть ожидаемые преобразования на четвертом-пятом году каденции.

4. Медицинская реформа базируется (как задекларированная) на изменении системы управления и моделей финансирования. Следовательно, впереди — коренная ломка, а не только обрамление конструкции уже не социалистической и еще не рыночной отечественной медицины.

5. Медицинскую реформу начали проводить не так поспешно и бездумно, как налоговую или пенсионную, что даст возможность (надеемся) «на марше» исправлять ошибки.

Итак, время и место для старта медицинской реформы выбраны удачно. С этим, пожалуй, согласится не только власть, но и оппозиция. И не только оппозиция, но и власть должна признать, что собственно старт реформы еще не состоялся (если не принимать во внимание несколько интервью и анонс на телеканале «Интер»).

В программных документах комитета экономических реформ при президенте Украины четко определены этапы реформы. Так вот: возможно, для многих это будет неожиданностью, но первый этап медицинской реформы уже «успешно» завершился 31 декабря 2010 года. Вы этого не почувствовали? Ни врачи, ни больные? Это означает, что у вас, уважаемые, социальная нечувствительность к грандиозным планам.

Что же было запланировано на первом этапе, то есть до нового года?

1. Принятие изменений в «Основы законодательства об охране здоровья в Украине». Законопроект президента не зарегистрирован.

2. Принятие нового закона Украины о лечебно-профилактических учреждениях и медицинском обслуживании населения. Законопроект не зарегистрирован. Как говорят, «еще в столе».

3. Внесение изменений в Бюджетный кодекс Украины, которые предусматривают «переход от бюджетного финансирования коммунальных и государственных лечебно-профилактических учреждений на сметной основе к контрактной форме». Что бы это означало? Точно не знает никто, кроме анонимных авторов, потому что законопроект не зарегистрирован.

4. На первом этапе реформы должны были быть созданы «независимые агентства, центры оценивания соответствия лицензионным требованиям медицинских учреждений». Откликнитесь, кто ведает, где и сколько их создано в 2010 году? Зачем же надо было администрации президента брать на себя повышенные обязательства на 2010 год и не выполнять их? Ни оппозиция, ни медики этого не требовали! А завершился первый этап медицинской реформы увольнением министра здравоохранения Украины, которому и было поручено возглавлять рабочую группу по ее разработке.

Вот это и все, что произошло в медицине в течение первого этапа реформы.

В журнале «Новини медицини та фармації» за декабрь 2010 года ведущий эксперт группы здравоохранения Комитета экономических реформ профессор Валерия Лехан справедливо отмечает: «Реформа еще даже не стартовала, а в обществе распространяются растиражированные в средствах массовой информации слухи о катастрофических сценариях развития событий с массовыми увольнениями, закрытием больниц, лишением людей даже призрачной возможности получить медицинскую помощь».

Это не лучший фон для проведения реформы, в которой заинтересованы, бесспорно, все граждане.

Расценивать чужие недостатки как собственный успех — непродуктивно. Тем более в здравоохранении. Потому что за недостатками скрываются страдания, боль и болезни сограждан. За ними просматривается больное общество и 85-е место Украины в рейтинге ООН по индексу человеческого развития (третья группа государств, преимущественно азиатских и латиноамериканских). Таков диагноз государству, поставленный «независимым агентством» мирового уровня.

По поводу сути реформы. Анализировать ее невозможно, потому что нет ни единого (!) нормативно-правового акта, который хотя бы чем-то хотя бы кого-то обязал что-то изменить в здравоохранении в соответствии с концепцией медицинской реформы.

Сама концепция размещена на сайте администрации президента и изложена в интервью г-жи Акимовой. Над ней работала большая группа экспертов, наилучших знатоков организации здравоохранения (наилучших — по украинским меркам). Это правда. Так же, как правдой является и то, что те же эксперты в большинстве своем писали подобные концепции и для Л.Кучмы (вспомните его указ о введении эксперимента по медицинскому страхованию в г. Киеве и Киевской области), и для В.Ющенко (глубокомысленная дорожная карта улучшения здоровья нации). В доверительных разговорах уважаемые эксперты пожимают плечами: дескать, каждый раз мы добросовестно излагали свои идеи, подходы, видение, и каждый раз бюрократы подправляли их на свое усмотрение. Очередная экскурсия администрации президента в сферу здравоохранения, очевидно, кажется администрации интересной и многообещающей.

Что же медицинская реформа обещает в действительности?

1. Отложить на неопределенное время введение страховой медицины.

Без страховой медицины функционируют только несколько стран Европы, большинство наших соседей давно перешли на медицинское страхование. В условиях трудовой, туристической, образовательной и другой миграции Украина становится «островком безысходности». Даже на Евро-2012 несколько тысяч случаев обращений туристов может парализовать работу бюджетных медучреждений за неимением средств в местных бюджетах.

Обязательного медицинского страхования боится только крупный бизнес, ведь взносы на медицинское страхование отнимут несколько процентов доходов владельцев предприятий и заводов.

2. Консервацию нынешней бюджетной системы и положений ст. 49 Конституции относительно «бесплатности» медицинских услуг.

«Усовершенствование» бюджетной системы выгодно власти с точки зрения управления ресурсами медучреждений и управления поведением главных врачей в условиях системного сокращения должностей и сети.

3. Ликвидацию как таковых центральных районных больниц без учета мнения районных советов и людей.

Вместо них — «больница планового лечения хронических больных». И еще дневной стационар, куда утром из далекого села будут добираться хронические больные, а после обеда пускаться в путь в обратном направлении.

4. Замену сметного финансирования медицинских учреждений на так называемый программно-целевой метод.

Означает ли это, что будут отменены защищенные статьи для больницы, в частности на лекарства, питание и т.п.?

5. Еще более изнурительную и забюрократизированную практику аккредитации лечебных учреждений.

6. Простите за легкомыслие — «Веселую географию».

Приведу только цитаты из интервью г-жи Акимовой:

«Госпитальный округ должен охватывать 120—150, в больших регионах — до 200 тысяч населения». «Территории районов и областей к госпитальному округу прямого отношения не имеют. В этом же вся соль». «Нужно проводить укрупнения, причем задача при этом состоит в том, чтобы в ФАПе был не только фельдшер, но и врач». «Часть лечебных учреждений может быть переоборудована в хосписы, что очень правильно и необходимо». «Специализированная больница должна размещаться в радиусе 100 км, не более. Время доставки к пункту, где могут предоставить высококачественную неотложную помощь, должно составлять 20 минут в сельской местности и 10 минут в городе». Достаточно! За 20 минут преодолеть 100 км сможет только житель Межигорья в направлении Киева, да и то на вертолете.

В медицинской практике хирурги иногда применяют диагностическую лапаротомию. Это когда нет времени или возможности диагностировать острую патологию в брюшной полости. Тогда ее разрезают, чтобы хирурги собственными глазами увидели опасность для жизни и устранили ее.

Нужна ли сегодня общественная лапаротомия? Давайте, коллеги, подумаем еще раз. Спокойно, без посторонних влияний. Ради сохранения здоровья сограждан, знакомых, близких и своего собственного, наконец.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно