О СПАСЕНИИ НАДЕЖДЫ

15 января, 1999, 00:00 Распечатать

«Она не должна была жить», - доверительно признался мне заместитель главного врача киевского роддома №5 Дмитрий Говсеев...

«Она не должна была жить», - доверительно признался мне заместитель главного врача киевского роддома №5 Дмитрий Говсеев. Затем я увидел в послереанимационной палате женщину по имени Надежда. На лбу справа - иссиня-зеленый, чуть зарубцевавшийся след от удара или ушиба. Под правым же глазом - громадный синячище. Новый 1999 год для матери четверых детей начался с того, что ей удалили все женские органы вместе с двадцатинедельной беременностью, которая чуть было не стоила ей жизни.

Операция длилась больше пяти часов и, судя по всему, была настоящим испытанием на профессионализм, человечность и даже, если хотите, на бескорыстие врачей всего коллектива пятого роддома столицы. Тогда, 29 декабря, жизнь этой классически обездоленной украинской женщины из Барского района Винницкой области буквально висела на волоске. Спустя неделю врачи с нескрываемой гордостью и радостью рассказали мне о том, что встретили Новый год с Надеждой...

28-29 декабря, как правило, к людям возвращается предвосхищение праздника. Даже если это люди в белых халатах. Не тут-то было. Случилось так, что под занавес ушедший год преподнес команде пятого киевского родильного дома сразу все виды гинекологических патологий. Врачей стали посещать даже мысли о мистических испытаниях судьбы. А тут еще этот, с позволения сказать, сюрприз. В три часа ночи с железнодорожного вокзала привезли избитую тридцатишестилетнюю женщину. Сумма капитала, имевшаяся у нее, равнялась шести гривням. Обследование подтвердило беременность и показало, что печень и почки отказывают (моча пациентки имела характерный черный цвет). Едва приходя в сознание, Надежда смогла лишь рассказать врачам, что у нее четверо детей на Виннитчине, что муж беспощадно издевался над нею, что вдвоем с восемнадцатилетним сыном они сбежали в Киев, где перебивались случайными заработками на столичном железнодорожном вокзале.

Как известно, верный диагноз - это обязательное условие успеха в медицинской практике.

- Сначала мы думали, что это отравление: мало ли что она могла есть на вокзале, - воспроизводит события Дмитрий Говсеев. - Воду для питья Надежда брала в умывальнике туалета, за последние три дня съела пирожок. Вот и подозревали, что отравилась либо ртутью, либо фенолами, либо еще какими-то тяжелыми металлами. Но последующее обследование показало тяжелейшее осложнение беременности, которое встречается крайне редко. «Хэлп синдром» требует немедленного хирургического прерывания беременности с удалением органа. Иначе... Даже на Западе этот диагноз чаще всего ставит патологоанатом. Проще говоря, это токсикоз второй половины беременности, который осложняется моментально развивающейся почечно-печеночной недостаточностью и смертью. К нам Надежду доставили в состоянии, когда почки уже были полностью заблокированы. В считанные минуты она могла умереть беременной. Уникальность этого случая в том, что диагноз «хэлп синдром» мы поставили при жизни женщины и смогли ее спасти. Потому что состояние быстротечно: моментально развивается почечно-печеночная недостаточность - счет шел от минут до нескольких часов. Мы успели не дать осложнению развиться в полной мере, то есть привести к тому, к чему оно обычно приводит, - к смерти. Такое случается крайне редко.

Поздний токсикоз обычно связан с поражением почек. А в данной ситуации поражены были и печень, и почки. У пациентки не осталось собственных защитных сил. А печень - лаборатория, обезвреживающая все токсины в организме, - была настолько поражена, что кровь, находящаяся в сосудистом русле, не сворачивалась. Другими словами, развивалось кровотечение внутрь сосуда, которое невозможно остановить. До поры до времени поздний токсикоз у нее находился в компенсаторном состоянии. Это как пары бензина: сами по себе не горят, а стоит зажечь спичку и... То ли удар, то ли падение, потеря сознания - манифестировало всю имеющуюся патологию. И дальше она развивалась как снежный ком.

Спасение ее заключалось в том, что беременность была одномоментно прервана вместе с удалением органа и перевязкой магистральных сосудов (чтобы не было кровотечения). Мы убрали самый главный очаг опасности, а затем надо было ликвидировать последствия. Отсутствовала «искусственная печень», которую заменила свежая кровь сотрудников и врачей пятого роддома. Надежде было перелито одиннадцать литров крови. После пятичасовой операции (ее проводили главный врач роддома №5 Михаил Макаренко и его зам и правая рука Дмитрий Говсеев. - Авт.) суток пять состояние Надежды оставалось очень тревожным. Сейчас - намного легче. Право на жизнь ей дал Господь. Вместе с тем ее жизнь - огромная награда для нас под конец года.

Лечение Надежды на момент нашего разговора обошлось в двадцать тысяч гривен, не считая сданной крови сотрудников.

Когда пациентка начала кушать, медики стали приносить ей также еду, ведь в Киеве Надежда оказалась без какой-либо поддержки.

Подобный случай, но с летальным исходом, в этом роддоме произошел минувшим летом. Безвременно ушедшую молодую двадцатидвухлетнюю женщину звали Вера. Беременность у нее была первая и желанная. Она просила во что бы то ни стало сохранить ребенка. Наверное, сама жизнь ей могла бы показаться бессмысленной, если бы врачи тогда ей предложили удалить плод вместе со всеми детородными органами, как того требует «хэлп синдром». Беременность оказалась для Веры слишком непосильной ношей: она потеряла и ребенка, и жизнь. Говорят, в медицине - нет протокола действий. Каждый случай - индивидуальный.

Случай с Надеждой позволяет надеяться, что украинские и киевские врачи будут успешно бороться с непредсказуемым «хэлп синдромом».

- Мать четверых детей будет жить, - констатирует свершившийся факт главный врач Макаренко. - Видит Бог, как я хочу пожелать счастья, добра и здоровья своему коллективу. Шесть человек сдали кровь и тут же ассистировали во время операции. Людмила Литвинова - старшая медсестра реанимационного отделения, Сергей Гридчин - завотделением консервативной гинекологии (за три недели сдал литр крови), Галина Швец - врач-неонатолог. Прокурор Зализнычного района Анатолий Григорьевич Василевский, узнав о случившемся, без приглашения сам пришел и сдал кровь для Надежды. Все заведующие отделениями роддома были здесь во время и после операции. Хочу сказать огромное спасибо Ларисе Моспан, Виктору Воронину, начмеду Валентину Палладию, Ольге Поздняковой, Петру Михальчуку, Сергею Скирде - всем до единого. Пусть этим людям обязательно улыбается счастье в нашей короткой жизни.

Теперь уже возвращенная к жизни Надежда со слезами благодарит врачей. Говорит с болью:

- У меня вся голова побита. Двое детей остались в интернате, а самая младшенькая - с моей матерью. Выйду из больницы - поедем к ним. А на вокзале я занималась тем, что вязала носки и продавала их - хоть какой-то заработок...

По всему видно: не сладкая долюшка у Надежды. Но она победила в схватке со смертью. С Господней помощью и стараниями людей в белых халатах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно