О ДОБРОТЕ И МИЛОСЕРДИИ НЕ РАССУЖДАЮТ ВСУЕ

12 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 12 мая-19 мая

История краснокрестного движения в Украине четко разделяется на четыре периода. Первый исчисляе...

История краснокрестного движения в Украине четко разделяется на четыре периода. Первый исчисляется с 1867 года, когда Российское общество опеки раненых, в составе которого было и хорошо организованное украинское звено, присоединилось к Женевским конвенциям 1864 года об улучшении участи раненых во время войны. В 1918 году, в критическое время всеобщего хаоса, разрухи и эпидемий, в Киеве состоялся съезд по организации Украинского общества Красного Креста. Созданное общество обратилось к правительству Украинской Народной Республики с просьбой передать под его юрисдикцию учреждения Российского Красного Креста, расположенные на территории республики.

Создание в 1925 году Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца лишило Украинский Красный Крест, как и другие национальные общества, автономии, так как практически все соответствующие функции и права перешли к Союзу. Тогда неписаным моральным кредо Украинского Красного Креста стало — максимум добра в условиях минимума прав. Чего стоило только постановление Совета народных комиссаров от 1938 года, в соответствии с которым были отчуждены все 6111 учреждений украинского общества? Работать стало чрезвычайно трудно, но долг оставался превыше всего — и в мирное время, и в военное.

И, наконец, четвертый, современный период отечественного краснокрестного движения начался с обретением Украиной независимости. О том, как это повлияло на последующую деятельность общества, и пойдет речь.

Председателем Национального комитета Красного Креста Украины Иван Усиченко стал за несколько часов до аварии на Чернобыльской АЭС. Более трудного боевого крещения невозможно представить. Собственных сил для преодоления последствий катастрофы Украине явно недоставало, надежды на поддержку Москвы не оправдывались, а обращаться за международной помощью полагалось только через исполком союзного общества Красного Креста и Красного Полумесяца, который, опасаясь подорвать престиж СССР в глазах мирового сообщества, не осмеливался признаться в необходимости такой помощи. И тогда Иван Игнатьевич решается на ультиматум, заявив на одном из международных форумов в Женеве: если председатель Советского Красного Креста не расскажет правду о реальных масштабах чернобыльской катастрофы, он сделает это сам!

Неизвестно, к каким последствиям привел бы этот демарш мятежного председателя Красного Креста Украины, не будь он в ту пору избран народным депутатом СССР. Угроза подействовала, официальное заявление было сделано и вызвало огромный международный резонанс, но и после этого все усилия и инициативы, направляемые на ликвидацию последствий аварии, продолжали вязнуть в союзных инстанциях. Тем более логичным после провозглашения независимости Украины стало решение внеочередного съезда национального общества о выходе из состава Советского Красного Креста.

Обретая независимость, остаешься, как правило, без наследства. Не стал исключением и данный случай. Правопреемником Советского Красного Креста стал российский. В силу этого он и вошел в Международную федерацию обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Но уже через год первым из остальных постсоветских обществ полноправным членом этой международной организации становится Красный Крест Украины. Следующим шагом, свидетельствующим о признании его авторитета международным сообществом, стало избрание в Исполнительный совет — высший орган международного краснокрестного движения.

Неблагоприятные экономические условия, сложившиеся в стране, социальная поляризация общества резко увеличили количество нуждающихся в поддержке — немощных, одиноких, беззащитных. В то же время катастрофически сократились возможности оказания такой помощи со стороны государства. В этой ситуации роль Красного Креста особенно важна, и он постоянно совершенствует свою деятельность, разрабатывает и реализует целевые комплексные программы гуманитарной помощи. Огромных усилий стоило Национальному комитету общества в разгар инфляции сохранить кадры патронажных медицинских сестер, без которых на произвол судьбы были бы оставлены почти 600 тысяч одиноких больных преклонного возраста. Ведь кроме медицинской помощи, патронажные сестры доставляют своим подопечным лекарства, продукты питания, оказывают бытовые услуги, готовят пищу, организовывают консультации врачей.

Кстати, авторство идеи создания службы патронажных сестер целиком и полностью принадлежит Красному Кресту Украины. Здесь она и была создана в 1961 году, а уже затем этот почин нашел отклик в других республиках СССР. Сегодня Украина —единственное постсоветское государство, где служба милосердия сохранена и продолжает развиваться. Например, чтобы избавить одиноких больных стариков от необходимости решать свои повседневные проблемы (посещение поликлиники, бани, парикмахерской и пр.) власти вдали от дома, общество пошло по пути создания территориальных медико-социальных центров и комнат. Для этого местные органы власти бесплатно выделяют помещения и помогают их отремонтировать. Силами Красного Креста эти помещения обеспечиваются необходимым оборудованием, медицинской аппаратурой, лекарствами, мебелью. Посетителям здесь предоставляют необходимые медицинские консультации, процедуры, различные бытовые услуги, возможность провести время за чаем и газетами. Тут же действуют банки одежды, куда собирают от населения ношенную одежду и обувь, чистят, стирают, ремонтируют и бесплатно раздают нуждающимся. Замечено, что медико-социальные центры стали своеобразными клубами, куда приходят не только за услугами, но и за тем, чего не дает ни одно лекарство, — за элементарным человеческим общением.

— Наша служба милосердия, — считает Иван Игнатьевич, — доказала свою необходимость как общественной структуры, обеспечивающей организацию социально-бытового обслуживания наиболее незащищенных слоев общества и оказывает неоценимую помощь государству в осуществлении целевых отраслевых и региональных программ социальной защиты граждан. Ведь под ее опекой не только одинокие старики, но и те, кто в силу сложившихся обстоятельств лишился помощи близких, многодетные семьи.

Не следует, однако, думать, что вся эта деятельность осуществляется исключительно за счет зарубежной помощи. Да, существенную финансовую и материальную поддержку оказывают коллеги из Дании, Голландии, Канады, Великобритании, других стран. При помощи Международной федерации Красного Креста осуществляется программа «Зимнее обращение», цель которой — помощь нуждающимся в зимний период. Конечно, не все соотечественники имеют возможность оказать помощь деньгами, но это не значит, что они глухи к чужой беде. Районные комитеты Красного Креста получают от сельских производителей картофель, овощи, консервы, зерно и крупы, другие продукты, собирают ношенную одежду, обувь, что является существенным подспорьем.

Когда небывалое наводнение обрушилось на Закарпатье, на счета Красного Креста Украины стали поступать пожертвования не только от Международной федерации, национальных обществ Венгрии, Швейцарии, Швеции, Германии, но и от многих отечественных государственных и коммерческих структур, банков, других учреждений и предприятий. Списки тех, кто поспешил на помощь пострадавшим, почти ежедневно оглашались через средства массовой информации. Тогда таким образом было привлечено около восьми миллионов гривен, областными и районными комитетами Красного Креста Украины было собрано много одежды, теплых вещей, обуви, медикаментов, продуктов питания.

Сейчас Красный Крест Украины с помощью Международной федерации и Красного Креста Германии создает собственную службу катастроф, которая будет действовать помимо подразделений Министерства по чрезвычайным ситуациям. В Киеве, Черниговской, Запорожской, Львовской и Закарпатской областях уже сформированы добровольческие спасательные отряды, при каждой областной организации Красного Креста есть складские помещения, где хранится все необходимое на случай экстремальной ситуации. Спасательный отряд Национального общества Красного Креста в первые же дни стихийного бедствия или какой-либо иной катастрофы способен развернуть палаточный городок и в течение двух-трех дней, пока подойдет помощь из других регионов, обеспечивать медицинскими услугами, кровом и питанием 300—400 потерпевших.

Что привлекает людей в краснокрестное движение? Высоких заработков здесь не получишь, покоя не найдешь, работать зачастую приходится с такими людьми, помогать которым отказались даже их близкие. Понять это можно только общаясь с его участниками и активистами. Слушая их взволнованные рассказы об отчаянном положении тех, к кому они ежедневно приходят, улавливая в глазах то радость от того, что сегодня кому-то хоть немного облегчили жизнь, то озабоченность тем, удастся ли это завтра... Поверьте, это не лирическое отступление, а лишь попытка дать объективную характеристику людям, как и все мы, отягощенным личными проблемами, жизненными неурядицами, семейными заботами, но тем не менее возведшим свою способность откликаться на чужую беду в повседневный труд. Они первыми становятся донорами крови, рискуя жизнью помогают раненым и пленным во время военных конфликтов, обустраивают беженцев, встают на пути эпидемии туберкулеза и других страшных заболеваний, не считаясь с опасностью заразиться самим. Именно они возвращают таким затертым от употребления всуе понятиям, как доброта, милосердие, гуманность, их первозданную чистоту и ценность.

Говоря о гуманистических приоритетах в деятельности общества, нельзя обойти вниманием пропаганду в Украине международного гуманитарного права. Постановлением Кабинета министров Украины Национальному комитету общества предоставлены полномочия координатора по его распространению в государстве. Совместно с Международным комитетом и Международной федерацией обществ Красного Креста и Красного Полумесяца уже проведен цикл семинаров, посвященных обсуждению и анализу связанных с этим проблем.

Непосредственным направлением реализации положений международного гуманитарного права можно считать создание в 1992 году Службы розыска при Национальном комитете общества, главной задачей которой является выяснение судеб лиц, независимо от их национальности и гражданства, пострадавших во время вооруженных конфликтов и бедствий.

Нужно ли говорить о том, сколько наших соотечественников стали жертвами голодоморов, репрессий, военных агрессий, оккупаций и стихийных бедствий? Стоит лишь призадуматься над этим, чтобы составить хотя бы приблизительное представление о количестве обращений в Службу розыска, большинство из немногочисленного коллектива которой составляют женщины. Но не зря говорят, что слабая половина человечества — его лучшая часть! Свыше 200 тысяч запросов украинских граждан и около 10 тысяч из-за рубежа рассмотрены ими за время существования службы.

Одним из направлений деятельности службы стал поиск документов, подтверждающих пребывание наших граждан на принудительных работах, в концлагерях, гетто, а также в плену в годы второй мировой войны. В последнее время количество подобных обращений особенно возросло в связи с компенсационными выплатами, осуществляемыми правительством Германии бывшим остарбайтерам и узникам. К сожалению, значительная часть документов о пребывании на принудительных работах и в концлагерях отсутствует. Ведь в ходе войны многие из них были уничтожены в результате бомбардировок немецких предприятий, а также пожаров, устраиваемых нацистами с целью уничтожения следов своих преступлений. Трудно разыскать и документы о принудительном пребывании наших граждан на сельхозработах в немецких хозяйствах, так как эта информация собиралась преимущественно уже после окончания войны на основе показаний тех хозяев, у которых работали остарбайтеры. Не все работодатели остались живы, многие изменили место жительства или просто не представили необходимых данных.

Большинство запросов Служба розыска Общества Красного Креста Украины направляет в Международную службу розыска — в немецкий город Арользен, где хранятся все документы, оставшиеся после второй мировой войны. Только в прошлом году туда было отправлено почти 1250 обращений, но в связи с большой загруженностью немецких коллег ответ приходится ожидать не менее полугода — таков минимальный строк рассмотрения запроса Международной службой. Только этим и объясняются те обстоятельства, что ожидание ответа затягивается на долгие месяцы и далеко не всегда его содержание удовлетворяет запрашивающих. Но ни в коей мере не нерасторопностью сотрудников Службы розыска Красного Креста Украины. Здесь работают профессионалы, в совершенстве владеющие делопроизводством, компьютерной техникой, иностранными языками, досконально изучившие международное право. С такой квалификацией прямая дорога в СП, инофирмы, другие престижные организации. Но удерживает все та же потребность откликаться на чужую беду.

Покидая старинный особняк, в котором уже много лет размещается Национальный комитет Красного Креста Украины, я поинтересовался у его хозяев отношением государственных органов к их проблемам и потребностям.

— Отношения с органами власти, — отвечает Иван Игнатьевич Усиченко, — преимущественно конструктивные и благоприятные для сотрудничества, выполнения тех задач, которые перед нами стоят. Понятно, что сейчас государство далеко не на лучшем этапе своего развития, поэтому не все вопросы решаются так, как бы этого хотелось, но взаимопонимание и поддержку ощущаем всегда. Мы подготовили проект закона о символике Красного Креста и в июне прошлого года он был принят. Дело в том, что в соответствии с Женевскими конвенциями право на использование нашей символики предоставлено только военным медикам. Остальные же организации должны получать на это специальное разрешение. Но многие десятилетия на это смотрели сквозь пальцы. Можно еще мириться, когда медицинские услуги предоставляются бесплатно, но ведь многие сейчас зарабатывают деньги под прикрытием эмблемы, однозначно символизирующей бескорыстие. Теперь закон принят и мы надеемся, что и постановление Кабинета министров о механизме его применения не заставит себя ждать.

А вот проект закона о деятельности Красного Креста в Украине у некоторых депутатов Верховной Рады вызывает возражения. Дескать, существует закон об общественных объединениях и организациях, вот и достаточно. В нашем проекте есть положения, предусматривающие, например, исключение суммы благотворительных пожертвований из общей суммы налогооблагаемых доходов жертвователя, об освобождении от оплаты почтовых расходов Красного Креста. Именно они становятся камнем преткновения. Но ведь только почту Службе розыска ежедневно доставляют мешками! А такая льгота сокращала бы наши расходы на 500 тысяч гривен ежегодно. И эти деньги пошли бы не на повышение зарплаты наших сотрудников, не на приобретение офисной мебели, а на помощь нуждающимся гражданам. За последние пять-шесть лет Общество Красного Креста Украины получило гуманитарную помощь и передало ее населению страны и органам здравоохранения на сумму 40 миллионов долларов. Это медикаменты, медицинские инструменты, аппаратура. Только противодифтерийной вакцины получено 25 миллионов доз! Назовите еще хоть одну такую общественную организацию.

Сейчас общество не в состоянии шире развернуть свою деятельность — не хватает средств, недостаточна материально-техническая база. Но тем не менее его организации прилагают немало усилий к созданию аптек, медико-социальных центров, банков одежды.

Слушая Ивана Игнатьевича, я вспоминал о том, что постановление Совета народных комиссаров СССР от 1938 года об отчуждении всех краснокрестных учреждений Украины до сих пор никто не отменил...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно