Как выйти из медицинского котла?

6 марта, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 6 марта-13 марта

Общественные советы при министерствах приказали долго жить. Точку в их деятельности поставил Кабинет министров, упразднивший их своим постановлением. Скептики считают, что ОС вообще не нужны, поскольку не выполняют своей миссии, а превращаются в карманные организации, выполняющие поручения министров. А чиновников такая ситуация устраивала — им по душе прирученная общественность.

 

Общественные советы при министерствах приказали долго жить. Точку в их деятельности поставил Кабинет министров, упразднивший их своим постановлением. Скептики считают, что ОС вообще не нужны, поскольку не выполняют своей миссии, а превращаются в карманные организации, выполняющие поручения министров. А чиновников такая ситуация устраивала — им по душе прирученная общественность.

Недавно начался процесс реинкарнации Общественных советов, в том числе и при Министерстве здравоохранения. В новых условиях и по новым правилам. Активисты, которые прошли Майдан, стали волонтерами, чтобы помогать бойцам АТО, хотят действовать открыто, не прислушиваются к указаниям свыше. В тоже время "карманные активисты" противостоят инициативной группе, делают все наперекор да еще и грозят... рейдерским захватом ОС. Что будут захватывать? 

"Общественный совет является избирательным консультативно-совещательным и наблюдательно-экспертным органом, созданным для обеспечения участия граждан в управлении государственными делами, осуществления общественного контроля над деятельностью МЗ и учета общественного мнения в процессе планирования и реализации государственной политики относительно системы здравоохранения, — объясняет глава инициативной группы по формированию ОС при Минздраве Максим Ионов. — Мы хотим привлечь профессиональные медицинские организации, волонтерские и пациентские. Одним из главных направлений деятельности ОС будет поддержка медпомощи в зоне АТО. За это решение выступает большинство общественных организаций, входящих в состав ОС. 

Не секрет, что информация о медицинском обеспечении в зоне АТО — довольно противоречивая. Чиновники пишут правильные отчеты, а медики, несущие там вахту, жалуются на отсутствие аппаратуры и инструментария в местных больницах, не хватает медикаментов, шовного материала, препаратов для обезболивания.

Очень много помогают волонтеры, но они не могут решить всех проблем в этой чрезвычайно сложной ситуации. А государство? Я был на многих заседаниях, где чиновники встречались с волонтерами. Мы хотели, чтобы нас услышали. К сожалению, КПД таких заседаний равняется нулю, — проходит время, и вновь возвращаемся к тем же проблемам. Чтобы изменить ситуацию, должен активно работать ОС, — надеемся, его услышат. Мы не должны забывать и о гражданском населении: десятки тысяч мирных граждан из-за трагических обстоятельств не могут получить качественную медпомощь. Нас беспокоит то, что у медиков, которые под обстрелами исполняют свой долг, отсутствуют механизмы защиты своих прав. Как говорят юристы по медицинскому праву, у нас процветает правовой нигилизм — есть множество постановлений и приказов, но они не выполняются.

— Какие направления постоянно будут находиться в поле зрения Общественного совета?

— Их много. Они касаются как профессиональных медицинских вопросов, так и прав пациентов.

Очень беспокоят проблемы качества и доступности медпомощи, тендерные закупки медпрепаратов, сроки их поставок, вопросы ценообразования, ведь каждое подорожание отдаляет лекарство от больных, — они не могут их приобрести из-за дороговизны. Война обострила проблему социально опасных заболеваний, что тоже требует усиленного внимания как государства, так и общества. 

Мы стремимся работать на началах открытости и демократичности, — общественные организации различных направлений должны действовать сообща, сотрудничать с МЗ, чтобы уберечь систему здравоохранения от разрушения." 

Никогда не было такого ажиотажа вокруг ОС, как сейчас. На первое заседание инициативной группы собралось около полусотни активистов, но далеко не всех интересовали обсуждаемые темы. 

"Очевидными были намерения сорвать работу, чтобы ОС создавался другими людьми и по другим правилам, — комментирует ситуацию правозащитник, руководитель ОО "Медики доброй воли" Варвара Кочергина. — Пошли угрозы, что учредительное собрание, которое готовит инициативная группа, будет сорвано, все решения — упразднены. Обещали использовать любые средства — от судебных исков до методов физического воздействия".

По мнению юриста, угрозы относительно рейдерского захвата звучат нелепо, такие незаконные действия применяются в бизнесе, а не в среде общественных организаций. 

В экспертной среде говорят, что это выражение "карманные" общественные организации позаимствовали у своих спонсоров — фармкомпаний, чьи интересы они неутомимо лоббируют. 

Даже такая формальная процедура, как прием документов в ОС, превратилась в противостояние двух лагерей: тех, кто прошел Майдан и искренне пытается изменить страну к лучшему, и тех, кто, пользуясь моментом, зарабатывает на кризисе. 

"К нам обращались организации, не имеющие никакого отношения к медицине — ни к пациентам, ни к врачам, — рассказывает Максим Ионов. — Они позиционируют себя как участники Майдана, настроены радикально, даже грозятся принести шины. Подавали заявки и откровенно пророссийские организации, которые абсолютно равнодушны к проблемам медицины. Они вносят деструктив в нашу работу, занимаются мелкими провокациями, работают по заказу.

— Кто, по вашему мнению, заинтересован в том, чтобы посеять раздор между общественными организациями и влиять на ОС? 

— К формированию Общественного совета пытаются приобщиться грантодатели и "грантопотребители", фармфирмы и их протеже, лже-эксперты и псевдопациентские организации, которые хотят влиять на деятельность ОС, формировать общественное мнение в поддержку тех, кто это заказывает. Скорее всего, за этим стоят фармбизнес и политические деятели, отстаивающие собственные интересы".

Медицинское сообщество внимательно отслеживает все, что касается деятельности МЗ в направлении реформирования отрасли. Говорят, устали ждать, когда же наконец начнется работа над тем, чтобы медпомощь не на словах, а на деле стала качественной и доступной, труд врача — достойным уважения, чтобы заработная плата медиков позволяла жить, а не выживать. (Например, тарифная ставка врача экстренной помощи с опытом работы составляет 1800 гривен.) Сначала врачи обсуждали каждую инициативу, провозглашенную новым министром здравоохранения, взвешивали за и против, а потом поняли, что все это — прожекты. 

"За 100 дней, которые прошли со дня назначения министра здравоохранения, не сделано ни единого шага, чтобы вывести медицину из кризиса, — считает лидер ОО "Новая медицинская генерация" Михаил Калиниченко. — Чтобы министр мог наладить работу, ему нужна команда. А с этим — беда. Кто-то почему-то решил, что министр должен быть не специалистом, а только политической фигурой. По такому принципу назначают и его заместителей. Какой путь они выберут для системы здравоохранения? Министр часто вспоминает Грузию, где приватизировали медицинские заведения. Надо ли навязывать этот опыт в Украине, где население почти вдесятеро больше, чем в Грузии? У нас совершенно другое количество медицинских заведений, уровень их оснащения, кадровый потенциал и т.д. Никто не может понять, когда будет введено медицинское страхование, — министр каждый раз озвучивает новые идеи, перечеркивая сказанное ранее. 

Общественный совет имеет право проводить экспертизу проектов, нормативно-правовых актов, приказов министерства, контролировать его деятельность, подавать предложения. В наших реалиях — это невозможно. Всемирный банк выделил свыше 200 млн долларов на реформирование медицины, спонсоры профинансировали написание Стратегии, которую будто бы будут воплощать в жизнь. Известны только те факты, которые лежат на поверхности, но никто не хочет раскрывать деталей. Общественность должна знать, сколько средств и на что именно планируют направить, кто и как их будет использовать, какой будет эффективность этих шагов, какие риски могут возникнуть в той или иной ситуации. Мы уже видели, как хорошие инициативы искажаются в процессе реализации. Проект "Новая жизнь" был и является очень нужным. Но получалось так, что на перинатальный центр будто бы выделяли 50 млн грн, а на открытии объекта отчитывались, что освоили 100 млн. Врачи готовились работать на суперсовременном оборудовании европейских фирм, но должны были осваивать китайскую технику, отличающуюся не только ценой, но и показателями эффективности и надежности.

Министр подчеркивает, что внесение изменений в законодательство, в том числе и в Конституцию, разрешит больницам зарабатывать деньги. Смогут ли люди, обнищавшие во время кризиса, платить за обследование и лечение? Как это скажется на продолжительности жизни, уровнях заболеваемости и смертности, состоянии детского здоровья? Государственная система здравоохранения обязана обеспечивать своих граждан качественной и доступной медицинской помощью. На наш взгляд, предложение министра — шаг в противоположном направлении".

За 100 дней своей работы главный врач страны пытался понравиться и пациентам, и медикам. Одним пообещал, что деньги будут ходить за пациентами, следовательно, частные больницы обеспечат им более высокий уровень предоставления медицинских услуг. А медики (во время встречи в Институте им. Шалимова) даже аплодировали, когда министр пообещал, что все платежи, грубо называемые взятками, узаконят, переименовав на гонорары. 

"Конвертик для врача, с точки зрения нашей ментальности, является благодарностью, а с правовой — взяткой, — объясняет терминологию Варвара Кочергина. — Врач выполняет свои обязанности за счет государства. Он получает зарплату из бюджета, использует в своей деятельности помещение, оборудование, аппаратуру, закупленные за государственные средства, поэтому не имеет права использовать все это в личных интересах. Не устраивают условия — пусть ищет другую работу, идет в частную клинику и работает там по прейскуранту.

Иногда ссылаются на законодательство, согласно которому взяткой считают сумму свыше 500 гривен. (А что мешает разбить сумму, чтобы вложиться в указанный лимит?) Ранее планировалось, что медицинская страховка позволит выплачивать врачам гонорары со страховых платежей. Интересно, как это будет делать министр в нынешних условиях? Как можно проследить, кто, кому, сколько заплатил? Будут вести бухгалтерский учет во время каждого визита к врачу? А тот будет выписывать кассовый ордер или выдавать чек? Часть такого "дохода" врач отдает заведующему отделением, а тот — главному врачу, а тот — еще выше. Если все это планируют узаконить, как из этих сумм платить налоги? У нас еще не утверждены нормы налогообложения взяток. Не смейтесь! Мы же провозгласили курс на борьбу с коррупцией, значит, все должны честно платить налоги.

Кроме того, юристы считают, что благотворительные взносы, которые вынуждены платить пациенты, — скрытые взятки, многие годы навязываемые МЗ. Руководители медицинских заведений не просто их собирают, но и отчитываются о выполнении плана. 

Все разговоры об узаконенных взятках-гонорарах — популизм, заигрывание с медицинскими работниками, чтобы им понравиться, избежать критики и протестов."

Активисты обеспокоены тем, что государство так и не смогло утвердить гарантированный минимум медицинской помощи, на которую могут рассчитывать больные. Это крайне важно и для пациентов, и для медиков. 

Удивляет, с какой легкостью в МЗ говорят о внесении изменений в Конституцию. Чего добьются чиновники, отменив статью 49 Конституции Украины? Государство снимет с себя ответственность за медицинское благополучие и состояние здоровья своих граждан. Осуществится мечта, вынашиваемая не одним поколением чиновников, — медицина станет бизнесом. А больные — клиентами, лечение которых будет зависеть исключительно от толщины их кошельков. 

"Что должен делать хозяин, если крыша его дома протекает, будто решето? — размышляет член наблюдательного совета мобильного госпиталя имени Н.Пирогова Виктор Сердюк. — Один обратится к специалистам, соберет деньги и возьмется ремонтировать крышу, чтобы спасти дом. Другой подойдет к делу с размахом — пригласит знатока фен-шуя, дизайнера, юриста, пиарщиков, в общем, соберет модную команду и подготовит стратегию. А что, если воду не просто собирать в тазики, а с расчетом? Например, полы ею мыть. Нечем платить за дорогую коммуналку — так (с нашей бедностью) можно и белье стирать. Дизайнер предложил устроить водопад, включить подсветку с музыкой. Тогда никто и не вспомнит о дырявой крыше и средствах на ее ремонт, уплывших вместе с дождевой водой. Юристы задумались над тем, как узаконить эти потоки, советуют провести аудит, выяснить, кто может выйти сухим из воды.

Кому какое дело до того, что здание потрескалось и может рухнуть? У нас министры не задерживаются, каждый уверен, что успеет проскочить. И никто из компетентных органов не поинтересуется у экс-чиновника: а как же коллеги, пациенты, оставшиеся среди руин? Отчитайся, сколько денег из карманов налогоплательщиков ты потратил на реформирование, пилотные проекты и различные эксперименты. Какие результаты получил?! 

Учитывая кризисную ситуацию во всех сферах нашей жизни, мы должны хорошо подумать, нужны ли нам сегодня очередные пилотные проекты и реформы. Пора объявить перемирие на медицинском фронте. Направить бюджетные средства не в черные дыры, называемые стратегиями и реформами, а использовать их для стабилизации состояния системы здравоохранения. Пока ее не парализовало окончательно. 

Надо приложить максимум усилий, чтобы в период финансового кризиса, военных действий на Донбассе, переселения сотен тысяч людей сохранить без потерь то, что есть, обеспечить условия для лечения больных — как взрослых, так и детей, а главное, — спасать раненных бойцов АТО, оказывать им максимальную поддержку в период реабилитации.

За 100 дней министр раздал много обещаний. Можно, конечно, приватизировать больницы, утвердить прейскуранты на все виды медицинской помощи, назвав их услугами, — но нельзя вынудить население за них платить, если пенсии или зарплаты хватает только на хлеб и коммунальные услуги. 

Не о декоре надо думать, когда разрушается дом. И не денежные потоки, проходящие через предприятия Минздрава, считать. За 100 дней руководство министерства должно было ознакомиться с потенциалом нашей системы здравоохранения, чтобы использовать его с максимальной эффективностью и пользой как для мирных жителей, так и тех, кто потерял здоровье, защищая Украину. К сожалению, за 100 дней новая команда МЗ так и не продемонстрировала понимания ситуации и не определилась с приоритетами".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно