ФРАНЦУЗСКИЙ ПАРАДОКС

10 февраля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 10 февраля-17 февраля

Когда вы поднимаете бокал за чье-нибудь здоровье, вспомните на секунду и о своем собственном. Нет-нет, мы совсем не намерены отвратить вас от спиртного — понимаем, что это несбыточно...

Когда вы поднимаете бокал за чье-нибудь здоровье, вспомните на секунду и о своем собственном. Нет-нет, мы совсем не намерены отвратить вас от спиртного — понимаем, что это несбыточно. Мы просто хотим сказать, что, если вино и некоторые другие напитки, употребляемые в умеренном количестве, и предохраняют вас от инфаркта, то неумеренное их количество быстро обратит пользу во вред и приведет вас к циррозу печени и преждевременному уходу в лучший мир.

Таков общий вывод, к которому пришли Майкл Крикви и Бренда Рингель, врачи из медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Диего. Вывод был сделан на основании статистических данных более чем из 20 развитых стран и из собственных клинических наблюдений. Исследования начались года три тому назад, как только в медицинских кругах стали обсуждать так называемый французский парадокс.

Когда французский парадокс стал известен широкой публике, радости любителей выпить не было предела. «Алкоголь-то, оказывается, не вреден, а полезен — только и слышалось отовсюду. — Научно доказано! Насчет вина, во всяком случае». Парадокс заключался в том, что несмотря на свою любовь к пище, богатой насыщенными животными жирами, французы, как оказалось, совсем не склонны к сердечным заболеваниям.

Французы в этом отношении мало отличались от японцев, у которых сердечные болезни редкость. Считалось, что на японцев благотворное влияние оказывают дары моря, которые они употребляют в пищу ежедневно. Но французы к дарам моря равнодушны. Что же входит в их ежедневный рацион? Уж не вино ли? Да, конечно, вино!

Многочисленные исследования подтвердили догадку. Алкоголь не дает некоторым видам жиров накапливаться в сосудах, а эти накопления и служат причиной атеросклероза и большинства инфарктов. Благодаря алкоголю в крови увеличивается количество липопротеинов высокой плотности, которые удаляют из организма «плохой» холестерин, очищая тем самым коронарные сосуды от опасных отложений. Из всех видов спиртного лучшим сердечным лекарством является красное вино, а его-то больше всего и любят французы. В нем антихолестериновое действие алкоголя соединяется с лечебными свойствами красного (или, как говорят в России и Грузии, черного) винограда, чей сок препятствует образованию тромбов не хуже аспирина.

Кое-кто утверждает, что истинной причиной потрясений, которые в прошлом году испытывал нью-йоркский филиал фирмы «Байер», выпускающий знаменитый на весь мир аспирин, были отнюдь не сложные экономико-стратегические пертурбации, как о том писали газеты. Фирма получила неожиданный удар со стороны французских виноделов или, вернее, со стороны средств массовой информации и популярных медицинских изданий, раструбив-ших о чудодейственных свойствах напитка, во все века называвшегося «эликсиром жизни».

Но если газеты, телевидение и популярные журналы с таким же усердием обсудят результаты исследований, проведенных Майклом Крикви и Брендой Рингель, за судьбы традиционной фармакопеи можно будет не беспокоиться. Винная эйфория пойдет на убыль. В международном медицинском журнале «Ланцет», издающемся в Англии, калифорнийские исследователи доказывают, что за предотвращение атеросклероза (далеко, конечно, не стопроцентное) с помощью алкоголя людям придется платить слишком дорого: ценой ранних смертей от цирроза печени, от автомобильных катастроф и других несчастных случаев, а также от некоторых форм рака. Средняя продолжительность жизни в популяции снизится на несколько лет.

«Давайте посмотрим на вещи трезво, — говорит доктор Крикви. — Если бы каждый мог выпивать стакан вина в день — только один стакан — и притом в определенное, благоприятное для этого время, лучшего лекарства и не придумаешь. Но всем ли удастся ограничиться одним стаканом? Некоторые начнут доказывать, что им «для сердца» необходимо выпить три или четыре. И заработают сердечную болезнь, не связанную с холестерином (есть и такие болезни). Если врач абсолютно уверен, что его пациент не станет злоупотреблять алкоголем, пусть себе приписывает ему стакан вина в день. Но общих рекомендаций быть не должно. Это все равно, что прописывать •посошок на дорожку• перед тем, как вы сядете за руль».

Точку зрения Крикви и Рендель разделяют не все их коллеги. «Нет ни малейших оснований считать, что если вы станете пропагандировать какие-то положительные свойства алкоголя, все начнут злоупотреблять им, — говорит Кёртис Эллисон из Медицинской школы Бостонского университета. — Пьяницами там не становятся. Наоборот, если вы знаете, что умеренная доза алкоголя уменьшает риск атеросклероза, а в вашей стране атеросклероз уносит много жизней, — скрывать это от пациента, уверены в них или нет, безответственно».

В этом, конечно, своя логика. Как и в статистических данных, на которые опираются Крикви и Рендель. Данные касаются соотношения между потреблением алкоголя, диетой и смертностью среди людей в возрасте от 35 до 74 лет в 21 развитой стране (включая Соединенные Штаты, Австрию, Финляндию, Ирландию и Японию) в
1965-м, 70-м, 80-м и 88-м годах.

Насчет диеты ничего нового не открылось: чем больше животных жиров в рационе и чем меньше овощей и фруктов, тем выше уровень смертности от склероза коронарных сосудов. Что же касается алкоголя, то его потребление на душу населения снизилось там с 18,3 до 13,1 литра в год — больше чем на 28 процентов. Но, может быть, это произошло за счет крепких напитков, а потребление вина осталось неизменным? Ничего подобного. Извлечение чистого алкоголя из вина тоже упало с 13,3 литра на одну французскую душу в 65-м до 9,1 литра в 88-м, то есть почти на треть!

А как обстояло дело с сердечными болезнями за эти 23 года? Как ни странно, смертность от них тоже падала. В 65-м году от них умерло около ста человек на 100 тысяч населения, а в
88-м — немногим больше 70. С циррозом печени контраст еще разительней: 68 на 100 тысяч в
75-м (за 65-й и 70-й годы данных не оказалось) и только 38 в 88-м. За 13 лет от цирроза печени стало умирать народу на 44 процента меньше!

Крикви и Рендель полагают, что, несмотря на столь вдохновляющую статистику, средний француз выпивает (точнее, выпивал в 88-м году) еще слишком много алкоголя, чтобы эту дозу можно было бы считать лекарством от атеросклероза. Однако как замечают оппоненты, калифорнийских исследователей, можно ли рассматривать алкоголь (в легких и умеренных дозах, разумеется) только как сосудистое лекарство и не учитывать его благотворного воздействия на психику? И раз уж мы решили равняться на Францию или, по меньшей мере, изучать ее опыт углубленно, надо бы все-таки выяснить, как там обстоит дело с приемом традиционных противосклеротических средств? Может быть, никакого французского парадокса не существует, тем более, что там снизилось потребление не только коньяка и водки, но и красного вина?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно