Душа болит — и сердце стонет

21 сентября, 2007, 15:13 Распечатать Выпуск №35, 21 сентября-28 сентября

«Что у вас болит?» — этот вопрос нынче ставят пациенту не только терапевты, но и врачи-психологи. В современной медицине существует даже такое понятие, как «психосоматическое расстройство»...

«Что у вас болит?» — этот вопрос нынче ставят пациенту не только терапевты, но и врачи-психологи. В современной медицине существует даже такое понятие, как «психосоматическое расстройство». Это когда душевные переживания, последствия стрессов маскируются под болезни внутренних органов. Со временем накопление стрессов или какой-то резкий эмоциональный всплеск — горе, конфликт или даже бурная радость — делают прорыв в «слабом звене», и человек заболевает. Он ходит по врачам, принимает лекарства, но болезнь не уходит, вернее, рецидивы ее продолжаются. В чем причина?

Рабы своих эмоций

— По мнению зарубежных ученых, 70% хронических заболеваний имеют именно психосоматическую основу.

— Думаю, даже больше, — считает руководитель Центра функциональной неврологии при Киевской областной клинической больнице №1, доцент кафедры неврологии и рефлексотерапии Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Шупика, кандидат медицинских наук, психотерапевт с более чем 25-летним стажем Михаил МАТЯШ. — Наша жизнь наполнена стрессовыми ситуациями и так происходит, что периодически мы вступаем в фазу какого-то невротического расстройства. В лучшем случае, она заканчивается и наше эмоциональное состояние нормализуется. Но зачастую случается, что психическое состояние приводит к серьезным телесным (соматическим) заболеваниям. Бывает и так, что человек не разумно, более того, беспощадно себя эксплуатирует (так называемые трудоголики, «сгорающие» на работе). Это приводит к самым плачевным результатам: жизненный источник иссякает и здоровье уходит очень быстро. Еще одна крайность — наплевательское отношение к себе (в просторечье таких людей называют «пофигистами»).

По некоторым данным, в США 15% населения имеют неврозы, в Украине — 24%. Очень многие заболевания, такие как гипертоническая и язвенная болезни, бронхиальная астма, относят к разряду психосоматики.

Тревога — паника — страх

— Известный на Западе психолог Луиза Хэй во главу угла своих психотерапевтических методик ставит постулат о том, что наши мысли и эмоции материальны, и каждая из них (имеются в виду негативные) разрушает наше здоровье по-своему, вызывая определенные заболевания. Та­кая взаимосвязь была известна издревле, поэтому, приступая к лечению, врачеватели молились и прописывали этот способ очищения души больным. С какой позиции смотрит на психосоматику наука?

Михаил Матяш
Михаил Матяш
— В различных клиниках Киева, в частности в Институте физиологии им. А.Богомольца, еще в 70—80-е годы прошлого века проводились серьезные исследования нервной системы с целью определения взаимосвязи между особенностями организации психики и формированием того или иного психосоматического расстройства (тогда этот термин не употреблялся).

В ходе исследований выяснилось, что определенный психотип страдает, к примеру, язвенной болезнью желудка: худой, легко раздражимый, вспыльчивый, склонный к простым симпатическим расстройствам нервной системы. А вот пациент, страдающий гипертонической болезнью, как правило, невысокий, полный, взрывчатый, с короткой, толстой шеей, который резко реагирует на те или иные обстоятельства. Это скрупулезные люди, аналитического склада ума, ответственные на работе, достигающие в жизни очень многого. Пациенты, страдающие хроническими обструктивными заболеваниями легких, при всей тяжести расстройств, несколько эйфоричны, они «витают в облаках», возлагают неадекватные надежды на какие-то жизненные успехи при отсутствии объективных причин для их достижения. Подобных схем можно привести множество.

Один фактор, такой, как тревога, может парализовать всю жизнь человека, «отключить» его от повседневной жизни, борьбы, прогресса, совершенствования самого себя. Если тревога перерастает допустимые нормы, накапливается в виде ярких эпизодов (ученые называют это приступами, параксизмами или атаками), то возникает паника. В американской классификации психических расстройств она так и называется — паническая атака, у нас — вегетативный криз. После паники следующий, наиболее опасный этап — страх, который парализует волю. Кроме волевой сферы, страдают эмоции, мышление.

«У сусіда хата більша…»

— Могут ли положительные эмоции, в частности так называемый радостный стресс, негативно отражаться на нашем здоровье?

— Конечно. Недавно у меня была пациентка, к сожалению, сотрудница. Казалось бы, коллега должна иметь какое-то внутреннее противоядие от психосоматических болезней, но иногда длительная работа в медицинском учреждении накладывает свой отпечаток, и желание помочь (в медицине оно даже важнее, чем сочувствие и сопереживание) человеку, улучшить его состояние накапливается иногда негативным грузом. Каждый день врач испытывала невероятное удовольствие оттого, что она кому-то помогла. С одной стороны, огромные психоэмоциальные затраты, с другой — неадекватная оценка работы в виде более чем скромной заработной платы…

Вообще эмоции специалисты делят не на положительные или отрицательные, а рассматривают их «градус». В нейрофизиологии есть даже такое понятие, как «градуарный потенциал». Это когда внутри плюсового поля образуется большое накопление плюсов. Тогда возникает разница потенциалов не между «+» и «-», а между большим «+» и малым «+». Это подавляет и вызывает очаг возбуждения, который является тоже болезнью. Поэтому нельзя утверждать, что положительные эмоции являются таковыми для всех людей.

В психоэмоциальных отношениях глубинное неосознанное чувство зависти, напротив, не всегда может оказаться пагубным, а подстегнуть к совершенствованию. «У сусіда хата більша, а жінка краща», — говорят в народе. У украинцев вообще много поговорок, которые очень точно отображают эмоциональные отношения между людьми.

— Михаил Николаевич, в одном из интервью вы отметили, что при расстройствах нервной системы органы могут давать ложные сигналы о наличии заболевания, и отличить действительное заболевание от обусловленного нервными расстройствами сложно.

— Сложно, по нескольким при­чинам. Во-первых, потому что подавляющее большинство людей, в частности и врачей, исповедуют принципы материалистической философии. С точки зрения структуры населения, у нас очень старое общество, воспи­танное на культе материализма и порицающего все, что выходит за его рамки. Во-вторых, проблема взаимоотношений государственных институтов и собственно человека. Во времена не столь отдаленные личность всячески угнеталась и человек понимал, если у него вдруг обнаружат какие-то расстройства нервной или психической деятельности, возврата к нормальной жизнедеятельности не будет: даже официально выздоровевший, он попросту не мог устроиться на нормальную работу. В те годы у нас психология не была развита вообще, психотерапия попросту отсутствовала, а психиатрия использовалась преимущественно как инструмент подавления, в качестве репрессивной методики удержания человека. Зарегистрированный в психиатрическом учреждении не мог получить права на управление автомобилем, загранпаспорт, доступ в те или иные учебные заведения, о которых он мечтал. Таким образом, в подсознании и врача, и пациента, сформировавшемся в течение нескольких поколений, укоренилась боязнь всего, что начиналось с «психо».

Пациенты «молодеют»

— Кто ваши пациенты? Наверное, это преимущественно представительницы слабого пола?

— За более чем четверть века работы с пациентами, могу сказать, что их стало не только больше, но они и помолодели: если раньше обращались преимущественно женщины бальзаковского возраста, то сегодня основной контингент пациентов — студенты. Думаю, это связано с тем, что, во-первых, вырос уровень доверия к специалистам нашего профиля, кроме того, у молодых людей отсутствует страх.

— Существуют ли универсальные методы лечения расстройств психики?

— На сегодняшний день психологических техник и психотерапевтических методик существует порядка десяти тысяч. Но зачастую методика изобретается по ходу работы с тем или иным пациентом. Помнится, в 1988 году, после землетрясения в Арме­нии, за помощью обратился интеллигентный молодой человек, приехавший по рекомендации моих пациентов из Еревана. Инженер-электронщик, влекомый порывом, решил оказать помощь пострадавшим от землетрясения в Спитаке и Ленинакане. После увиденного, парень стал заикаться, что бывает крайне редко в таком возрасте (около 30 лет). С этим пациентом пришлось работать полтора месяца, по индивидуальной методике. Так как думал он на армянском, а разговаривал на русском, армянском и английском, то естественно больше всего парень заикался именно на родном языке. Невротическое заикание возникло вследствие эмоциональных травм, которые он пережил.

Методика лечения заикания очень проста. Речь — это автоматический акт, и разговаривая, мы не думаем о ее темпе, логопедических ошибках, так же, как и о дыхании. Кстати, родители совершают ошибку, отправляя заикающегося ребенка (чаще всего логоневрозом страдают дети) к логопеду: в результате нарушение речи только закрепляется в сознании больного человека. Логопедия — отрасль педагогики, а не медицины. Логопеды требуют, чтобы ребенок говорил слова медленно, на выдохе, следил за речью ( а это тоже будущий невроз). Проблема, с которой носятся, только давит на подсознание, лишает нас того привычного автоматизма, который выполняется как хорошо отлаженный часовой механизм, превращается в тяжелое невротическое расстройство. Мы же предлагаем в первую очередь раскрепостить ребенка. Чем больше физических занятий, особенно связанных с кистями рук (правая кисть связана с левой лобно-височной долей головного мозга, в которой находится центр речи), тем лучше. Назначаем и соответствующие занятия физкультурой: волейбол, баскетбол, гандбол, теннис, но ни в коем случае ни борьбу или поднятие тяжестей.

У «толстокожих» тоже есть нервы

— Как возникают и к чему приводят такие распространенные нервные расстройства, как депрессия, невроз, нервный тик? Как с ними бороться?

— Причина их всех, безусловно, в психических травмах. Наиболее опасна речевая травма, когда информация воспринимается на слух от другого человека. В казалось бы безобидном звуковом сигнале содержится не только сообщаемый факт, но и эмоция, в которую он облечен, как в оболочку, и возможная провокативная форма информации, чтобы вызвать определенную реакцию. То есть наиболее травматична информация, которая является особенно актуальной для конкретного человека. При этом не важно количество информации, ее острота и пр. К примеру, мне нет дела до того, есть ли жизнь на Марсе, но когда от наводнения в Николаевской области пострадали мои знакомые, очень переживал и искал возможность им помочь. Бывает так, что даже отсутствие объективной информации о том или ином явлении может вызвать психическую травму. Например, сам факт чернобыльской катастрофы: СМИ сначала безмолвствовали, потом выдавали ложную информацию о ее масштабах, тогда как на киевском вокзале уже назревала паника. В данном случае она была спровоцирована недостатком информации.

Формы невротической реакции бывают разные. Даже так называемые толстокожие люди расстраиваются, просто по-другому реагируют на происходящее. Один человек от полученного сообщения о каком-то событии впадает в панику, другой относится к нему безразлично, третий — чисто по-человечески жалеет пострадавших, но прекрасно понимает, что ничем не может помочь.

Еще одна форма реакций — примитивная истерическая. Так, после сообщения, например, о несчастном случае с близкими, может возникнуть реакция в виде нижнего парапареза (отнимаются ноги, и человек не может ходить), или возникает немота. Это яркие, острые, примитивные формы человеческой реакции на такие травмы. У детей по-своему формируется невротическая проблема (энурез, нервные тики, заикание): у них первичным синдромом является страх, хотя от природы они ничего не боятся. Поэтому возникает он исключительно под влиянием взрослых, неправильного воспитания, взаимоотношений между мамой и ребенком.

От ширмы до царства Аида

У взрослых первичным невро­тическим симптомом всегда является слабость — признак истощения (психического или физического), которая проявляется в форме невозможности адекватно реа­гировать на событие или дать ответ на поставленный ребенком вопрос. Когда от всего отмахиваемся и, лежа на диване, ждем, пока появятся силы съесть ужин. Га­зета в руках в этом случае, как и включенный телевизор, всего лишь ширма от бытовых проблем.

На фоне «пси»-слабости формируются уже другие невротические симптомы: раздражительность, сниженное настроение, которое может привести к депрессии. Мысли о собственной ничтожности и бессмысленности бытия чаще всего посещают 40-летних мужчин, вступающих в ту возрастную фазу, когда зачастую под давлением накопившихся в течение жизни проблем начинается период ее переосмысления: насколько я успешен, чего достиг, что у меня есть. Таким образом, первый этап — философское осмысление жизни, о чем рано или поздно задумывается каждый.

Если жизненная проблема постоянно о себе напоминает, наступает вторая фаза — задумываемся о личных успехах и неудачах. Третий этап — сомнения в смысле жизни, усталость от нее, мысли о прекращении существования.

В депрессивном состоянии, если человек не видит выхода из трудной ситуации, он может наложить на себя руки. В прошлом году в Украине 28 тысяч человек совершили самоубийство. Боль­шинст­во из них — молодые здоровые люди. Многих можно было спасти. (Для этого за рубежом создают специальные кризисные центры.) Наиболее склонны к суициду именно 40-летние мужчины, которые сознательно укорачивают себе жизнь в десять раз чаще, чем женщины.

— Как уберечь себя и свою психику?

— Прежде всего понимать себя, свое внутреннее устройство, знать о профилактике тех или иных расстройств, придерживаться здорового образа жизни, правильно питаться, нормально отдыхать. Лучшее лекарство от нер­вов — это сон. Для его улучшения специалист может порекомендовать успокоительные или снотвор­ные препараты, витамины. Если это не поможет, назначит антидеп­рессанты. Важно понимать, что любые рекомендации в этой сфере строго индивидуаль­ны. Вот почему на Западе у каждого человека есть свой психоаналитик. В идеале у каждого должен быть семейный врач, владеющий элементами психотерапии, который, если его знаний окажется недостаточно, направит к специалисту.

— Существует мнение, что «ноги» всех невротических проблем растут из детства.

— Действительно, неправильное воспитание, основанное на запретах и навязывании того, что взрослые считают единственно приемлемым, нарушает внутренний мир ребенка. Это проявляется в болезнях уже во взрослой жизни. Нередко к неврозам склонны левши — у них тонкая, ранимая натура. Так что психику нужно беречь с пеленок.

— Надеюсь, это станет темой нашей следующей беседы.

— Охотно отвечу на все вопросы, интересующие читателей «Зеркала недели».

Кстати

Немецкий психиатр Ганс Глатцель научно доказал, что агрессивность и злоба ускоряют прохождние еды через желудок, а страх и депрессивные мысли замедляют пищеварение за счет спазма. Проблемы с желудком — из-за паники и гнева. Язвой желудка чаще всего болеют гиперответственные люди, те, кто берет на себя слишком много, но не видят реальной отдачи от своих стараний. А вот импульсивные любители острых ощущений могут заработать язву двенадцатиперстной кишки. Люди, внешне спокойные, но внутренне напряженные и неуверенные в себе, страдают запорами. У детей они часто являются проявлением реакции протеста.

К заболеваниям сердца склонны два совершенно разных типа людей. По мнению профессора психиатрии М. Виноградова наибольший риск заработать неожиданный инфаркт у агрессивных личностей с диктаторскими чертами. Чрезмерная жестокость часто соединяется у них с сентиментальностью. Они ориентированы на карьеру, для достижения цели не берегут ни себя, ни других. Бывают жестокими к близким, но сами страдают от непонимания, и часто одиноки. Они обидчивы, впечатлительны и очень зависимы от мнения других. К тому же люди этого психотипа совершенно не умеют расслабляться.

Однако сердечные недуги не обходят стороной и тех, кто слишком близко к сердцу принимает свои и чужие проблемы. Это тип людей добрых, но слабых и бездеятельных. У них нет четкой жизненной позиции, они сочувствуют всему миру, но не пытаются что-то изменить.

Несложно объяснить и тесную взаимосвязь между эмоциональным фоном и давлением. В любой стрессовой ситуации происходит мощный выброс адреналина. Этот гормон даже у здоровых людей повышает кровяное давление, чтобы обеспечить поступление крови ко всем мышцам. Это универсальная защитная реакция организма в ответ на стресс — привести все системы в состояние боевой готовности. Повышение давления происходит за счет усиления работы сердца и спазмов сосудов. Гипертониками становятся люди разных типов, но у них есть общие черты — тревожность, волнение и бурная реакция на стрессы.

Бронхолегочные проблемы характерны для тонких и нерешительных натур. Они постоянно сомневаются в правильности своих поступков, скрупулезно переваривают разговоры и обстоятельства. Склонны к самокопанию, такие люди редко открыто идут на конфликты, но если такое случается, то потом долго не находят себе места. Они поверхностно доброжелательны, но душа их — потемки даже для родных. Эти нервные и капризные натуры не умеют снимать стресс, загоняют его глубоко в себя, что и провоцирует приступы одышки и удушья.

А вот к заболеваниям почек склонны люди логического склада ума, лидеры по натуре. Ум у них господствует над эмоциями и часто их сковывает. Немецкий специалист по психосоматике Вальтер Пельдингер объясняет возникновение камней и застойных явлений в почках тем, что человек «гасит» в себе эмоции, не давая выйти наружу ни радости, ни гневу. Такой тип людей склонен и к хронической головной боли и мигрени.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно