Держите врача!

26 февраля, 09:40 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

В Украине не хватает более 42 тыс. врачей и 100 тыс. медсестер.

© mariupolnews.com.ua

Мы уже давно привыкли к объявлениям  "На прием к врачу надо принести набор для медосмотра, салфетки, одноразовые перчатки". 

В список могут включать тетради, которые превращают в медицинские карточки, шприцы, капельницы, физраствор и т.п. Но скоро все эти бумажки, прилепленные на дверях кабинетов, придется снять. Чтобы повесить только одно объявление, где крупным шрифтом будет написано: "На прием приходить со своим врачом!".

Ко всем дефицитам, разрушающим доступность и качество медпомощи, прибавился еще один — кадровый. Отток врачей и медицинских сестер из системы здравоохранения начался давно. В последнее же время этот процесс настолько ускорился, что его последствий, как любил говорить в таких ситуациях один из наших президентов, не видит только слепой. 

Но сегодня, как и 10 лет назад, госчиновники делают вид, что ситуация контролируется, ничего экстраординарного не происходит: люди, как и всегда, выходят на пенсию, увольняются в связи с переездом, переходят в частные структуры. О массовых увольнениях в пределах района или области — о чем свидетельствуют кипы заявлений "по собственному желанию" — чиновники предпочитают молчать. Ведь вопрос: "Сколько медиков уволилось?" — порождает ряд других. Почему? Кто их заменит на приеме, в травмпунктах, операционных, реанимации? Что делается для того, чтобы врачи работали в соответствии со штатным расписанием, а не тянули на себе по два–три участка? Чтобы их жизнь не превратилась в бесконечное дежурство в стационаре — поскольку там уже некому работать?..

Никто вас здесь не держит

Представьте ситуацию. Городская больница не один десяток лет круглосуточно  принимает больных и предоставляет им ургентную, т.е. неотложную помощь. Их привозят родственники или скорая помощь: одних — из дома, других — с места ДТП, с травмами, кровотечениями, резкими болями. Но помощь уже перестала быть неотложной, — из больницы уволились хирурги, не хватает анестезиологов. В операционных — стерильно и тихо. Вместо нескольких операционных бригад в отделении работает всего один хирург, а второй — дома, отдыхает и дежурит одновременно. Если случится что-нибудь чрезвычайное, — его вызовут. Больной или травмированный пациент должен набраться терпения: даже если хирург уже надел перчатки и маску, не факт, что операция начнется. Потому что еще не привезли анестезиолога.

Думаете, это выдумки недовольных пациентов или их родственников? Нет. В таком режиме уже не один месяц работает городская больница в Никополе Днепропетровской области, которая обслуживает свыше 140 тыс. населения. Специалисты убеждены, что аналогичная ситуация сегодня возможна в любом городе или поселке. И если о кадровом кризисе открыто не говорят — это вовсе не означает, что в лечебных учреждениях его нет.

Медицина — сфера закрытая, любую информацию легко превратить в конфиденциальную, тем самым запретив ее распространять. 

О кадровой катастрофе в Никополе стало известно не от руководства города, департамента медицины или местных депутатов. Об этом узнали от фельдшера экстренной медпомощи, который объяснил, почему машина скорой помощи возит анестезиологов на операции из одного отделения в другое.

Руководство больницы информацию подтвердило. Действительно, несколько хирургов  уволилось, поэтому пришлось  ввести  "домашнее" дежурство, — не могут же врачи жить в стационаре. Корпуса больницы разбросаны по району, поэтому приходится возить врачей  из одного оперблока в другой. По мнению руководства, брать на работу анестезиолога в отделение анестезии, реанимации и интенсивной терапии — невыгодно, дешевле возить по кругу. Сколько больному или травмированному приходится ждать под операционной, пока наконец соберется вся бригада? Говорят, недолго. Не ухудшает ли это качество медпомощи в экстренных случаях? Этот вопрос остается без ответа.

Местные медики считают, что причина совсем не в экономии средств. Тем более, когда речь идет о предоставлении ургентной помощи в отделении реанимации и интенсивной терапии.

Вакансии, которых так много в никопольских больницах, не могут заполнить потому, что медики ищут себе работу за границей. Начальство, по привычке, любит повторять: "Никто вас не держит. Не нравится — пишите заявление! Желающих работать — очередь стоит". Очередь действительно стоит — но не под больницей, а под кабинетами, где собирают справки, необходимые для выезда на работу за границу. Чемоданы пакуют не только молодые, но и опытные специалисты, потерявшие веру в то, что когда-то они  смогут жить, а не выживать. 

Для медицины границ нет. Есть только языковый барьер

Если медики из центральных регионов относительно недавно начали искать заработки за пределами нашей страны, то их коллеги с западных областей уже давно прокладывают этот путь. И заодно опровергают заявления чиновников и тех экспертов, которые упорно твердят, что наши врачи не могут работать по специальности в зарубежных клиниках: и диплом не подходит, и языка не знают, и вообще — это не патриотично. 

Чтобы поговорить о патриотизме с врачом или медицинской сестрой из Закарпатья, которые не хотят жить на минимальные
3,2 тыс. грн в месяц, скорее всего, придется ехать в Венгрию, Чехию или Словакию. Вначале они тоже не роскошествуют с доходами 500–800 евро в месяц, но после того, как новобранцы в белых халатах пройдут все собеседования, сдадут экзамены, подтвердят свои дипломы и овладеют тамошним государственным языком, зарплата увеличится в 2-3 раза. Да и условия труда не сравнить, — современное оборудование и новейшие технологии лечения там доступны даже в небольших провинциальных больницах. 

Чем не мотивация для врача, получающего дома менее 100 евро в месяц? Поэтому и лихорадит закарпатские больницы. Например, в Берегово бывали периоды, когда в течение месяца подавали около сотни заявлений на увольнение. Теперь туда на прием и ночные дежурства приезжают врачи из Ужгорода, Чопа, Мукачево. Если не будет таких десантов, больницы вообще можно будет закрывать. 

Львовская, Волынская, Тернопольская, Черновицкая области уже давно стали поставщиками медицинских кадров для стран и близкого, и дальнего зарубежья — от Беларуси и до Португалии. И неправда, что на работу приглашают только хирургов и анестезиологов. Список тех, для кого есть вакансии в европейских клиниках, довольно обширный. Нужны: гериатры, семейные врачи, кардиологи, гастроэнтерологи, гематологи, эндокринологи, ортопеды, ревматологи и еще полтора десятка специальностей. 

Так же, как и во многих наших клиниках. 

"Сколько  всего врачей выехало на работу за границу — невозможно подсчитать, поскольку такого реестра не существует, — объясняет председатель правления Всеукраинского врачебного общества Николай Тищук. — Доподлинно известно, что в Германии уже работает свыше
4 тыс. украинских врачей. Такую информацию мы получили от наших коллег, когда встречались на международном форуме. В Германию едут со всех областей Украины, тогда как в Польшу или Венгрию — преимущественно из соседних с ними областей. Это объясняется тем, что местные жители знают языки соседних стран, имеют много контактов — через родственников, друзей или коллег. Нередко медуниверситеты проводят совместные мероприятия, обмениваются студентами — проводят для них летние школы.

В прошлом году произошел довольно показательный случай. Почти вся группа выпускников Ужгородского университета сразу после выпускного поехала в Словакию, — дома они даже не интересовались интернатурой, трудоустройством, поскольку у них были совсем другие планы. Из нескольких областей была информация, что зарубежные клиники активно "охотятся" на наших интернов. И если наши медицинские учреждения не предложат достойных условий, то выпускники медуниверситетов без колебаний сделают свой выбор.

— Чем больше дефицит кадров, тем ниже будут требования к тем, кто остался. В условиях кадрового кризиса даже специалисты с невысокой квалификацией станут незаменимыми.

— Конкуренция между специалистами возможна, когда речь идет о медицинских услугах, методиках, соответствующих современному уровню науки и технологий. Если же в клиниках нет современной техники, да еще и не хватает врачей, то и уровень медпомощи будет очень ограниченным.

Возможно ли выполнить одинаковые операции в нашей клинике, где стоит оборудование, купленное лет 12–15 назад, и в немецкой, которая обновляет  его каждые три–пять лет? Квалификация наших врачей действительно высокая, поэтому и берут их на работу в ту же Германию. Там населения почти вдвое больше, чем в Украине. А врачей работает втрое больше, чем у нас, да еще и приглашают специалистов из-за границы. 

— В Минздраве утверждают, что у нас обеспеченность врачами на 10 тыс. населения намного выше, чем в ЕС, пора сокращать.

— А откуда такая информация? Не слишком ли она устарела? На бумаге, может, врачей и много. Но в реальной жизни ситуация значительно сложнее. У нас много пенсионеров, работающих на две–три ставки,  так закрывают вакансии, чем улучшают официальную статистику. И много сел, в которых нет ни врача, ни медсестры в радиусе 50–70 км. Поэтому  показатель  обеспеченности врачами на 10 тыс. населения — это почти то же самое , что и средняя температура по больнице".

Поскольку в течение последних лет коллегии Минздрава, на которых бы подытоживали работу отрасли, обсуждали выполнение государственных целевых программ, определяли бы приоритетные направления, не проводятся, то и нет единой базы статистических данных. Никто не может назвать точные цифры — где, сколько у нас врачей и медицинских сестер, лаборантов и фельдшеров; какие есть больницы, диспансеры, амбулатории; сколько больных нуждаются в хирургическом вмешательстве или паллиативной помощи. Поэтому  информация, касающаяся кадров, — условно достоверная. Как и что можно планировать, не имея полной картины обеспечения кадрами, не вообще на 10 тыс. населения, а в разрезе областей и районов, для взрослых и детей, по специальностям, уровню квалификации и т.д.? Удастся ли построить новую систему здравоохранения, не зная основных показателей, не понимая процессов, разворачивающихся в ней?..

Врач и пациент — кто кого будет выбирать?

В крупных городах, где есть медицинские университеты, колледжи, а также клиники, подчиненные Академии медицинских наук и другим ведомствам, попасть к врачу значительно проще, чем в отдаленных городах и райцентрах. Каждый больной ищет спасения, где может. 

Так, по крайней мере, было раньше. Но в скором времени дорога пациента к здоровью будет начинаться и заканчиваться в кабинете семейного врача. И только он будет направлять на консультации и обследование, а также на лечение на высший — вторичный или третичный — уровень помощи. Конечно, можно все это сделать самостоятельно, но деньги не будут ходить за таким пациентом, — все затраты лягут на его собственный бюджет. И к тому же есть много ситуаций, когда без семейного врача никак не обойтись, особенно, если нужны разные справки для детей и взрослых, больничные  листы  и т.п. 

Реформа первичного звена, которую периодически пытаются запустить еще с  прошлого года, обещает выделять на каждого пациента 1 грн в сутки. Та  даже больше — ведь запланировано целых 370 грн на год. А к этому еще и бонус — свободный выбор семейного врача. МЗ неутомимо напоминает о  своих достижениях. На самом деле, решение о свободном выборе врача на первичном звене, было принято на государственном уровне еще несколько лет назад — во время пилотного проекта, вводившего семейную медицину. Киев, как и другие участники "пилота", получил такое право. Прошло почти пять лет, что дает возможность оценить эффективность этого решения. Много  ли киевлян смогли воспользоваться свободным выбором? Стало ли первичное звено действительно ближе к пациенту? Судя по тому, что раньше нормой для семейного врача был участок от 1 до 1, 5 тыс. пациентов, а теперь — 2 тыс., о доступности говорить не приходится. По подсчетам Украинской ассоциации семейной медицины, в Киеве (если брать фактическое количество жителей, а не только тех, у кого есть регистрация) средняя нагрузка на одного врача первичного звена составляет свыше 3,7 тыс. пациентов.

Когда запускали пилотный проект, одним из приоритетных вопросов был кадровый. Ответственность за подготовку семейных врачей возложили как на медуниверситеты, так и на местную власть. В частности, КГГА подписала соответствующее соглашение о том, что Национальный медицинский университет подготовит около 150 семейных врачей именно для столицы, за что получит соответствующие средства из бюджета города. 

Хотели как лучше. Но дефицит медиков не уменьшился. По словам экспертов, только 30% выпускников медуниверситетов устраиваются на работу в те медицинские учреждения, куда получили направление. Большинство из них меняют место работы в течение первого года. И никого не останавливает тот факт, что за обучение врача заплатил город, поэтому и он обязан выполнить условия соглашения. В прошлом году Минздрав  отменил т.н. "крепостное право", норму, заставлявшую выпускника отработать два–три года по месту распределения. Надеяться, что молодые специалисты выберут первичное звено, которое они считают непрестижным, хоть в  крупном городе, хоть  в родном селе, — напрасно. 

По данным департамента здравоохранения КГГА, "для предоставления первичной медико-санитарной помощи населению Киева предусмотрено 2086 штатных должностей врачей. Из них участковых врачей-терапевтов — 415; педиатров — 650; врачей общей практики — семейных — 1022. Общая укомплектованность штатных должностей врачей первичной медико-санитарной помощи составляет 75%. 

В целом медпомощь жителям Киева предоставляют 12 350 врачей, из них 65 докторов медицинских наук и 540 кандидатов медицинских наук. А также работают 19 115 младших специалистов с медицинским образованием.

Обеспеченность врачами всех специальностей составляет 42,6 на 10 тыс. населения. Младшими специалистами с медицинским образованием — 65,9 на 10 тыс. населения". 

Данных о кадровой ситуации в столице за 2017 г. еще нет. Как нет и достоверной статистики о том, сколько человек живет в столице, сколько граждан в нашем государстве. Как известно, перепись населения была очень давно, а ситуация с тех пор сильно изменились.

Киевские медики нарекают, что им приходится принимать намного больше больных, чем предусмотрено нормативами. Когда  начался сезон гриппа и ОРВИ, на прием к участковому врачу ежедневно записываются от 50 до 100 больных. Такие нагрузки выпадают всем — участковым терапевтам и педиатрам, семейным врачам. Поскольку их — реально не хватает. Даже в спокойный период, когда нет гриппа, к врачам первички записываются по 30–40 пациентов, которых, согласно графику, надо успеть принять за три часа.

Ситуацию усложняет и то, что в медицинских учреждениях Киева работает много пенсионеров — 25–35%, а на первичном уровне — вдвое больше. Каждый четвертый медик-пенсионер, вынужденный ходить на работу, уже отметил свое 75-летие.

Когда наконец реформу запустят, кто кого будет выбирать — пациенты врача или наоборот? В Киеве, по официальным данным, не хватает свыше 270 участковых терапевтов и педиатров и почти 250 врачей общей практики. Это много даже для мегаполиса, — ведь в каждом районе на первичном звене недостает более 50 специалистов. Не исключено, что в условиях дефицита кадров врач будет проводить "естественный отбор", записывая в свою базу прежде всего тех пациентов, которые еще молоды, здоровы, на прием приходят раз в год, да и то за справкой. 

Совсем иначе оценивают кадровую ситуацию в МЗ, где уже неоднократно подчеркивали, что дефицита семейных врачей у нас нет, наоборот — их больше, чем надо. Это создает здоровую конкуренцию и позволяет пациентам выбрать лучших из лучших.

"В медицинских учреждениях столицы (подчиненных департаменту здравоохранения КГГА) не хватает более 3 200 врачей и 5 760 медсестер, — рассказывает председатель совета Киевского городского профсоюза работников здравоохранения Лариса Канаровская. — Больше всего от дефицита кадров страдают: фтизиатрическая служба, где не хватает 90 врачей; патологоанатомическая — 105; станция экстренной и неотложной помощи — 215 врачей и 130 медсестер. Непростая ситуация и на первичном уровне. В участковой службе  есть вакансии для 546 врачей и 1017 младших специалистов с медицинским образованием. У нас также не хватает 100 врачей-инфекционистов и 100 рентгенологов. 

Это данные на начало 2017 г. С того времени ситуация, к сожалению, не улучшилась. 

По разным оценкам, с Украины ежегодно выезжают до 7 тыс. медицинских работников. Но МЗ не ведет такой статистики, не анализирует ситуацию, не ищет путей для решения этой проблемы.

Дефицит медицинских кадров зацепил многие страны, в том числе и нашу. По данным ВОЗ, в мире уже не хватает 7 млн медицинских работников. 

Еще в сентябре 2016 г. на сессии Генеральной Ассамблеи ООН прозвучал призыв к правительствам государств о срочных инвестициях в создание новых рабочих мест в сфере здравоохранения. Это обращение призвано предотвратить дефицит медицинских кадров, который, по прогнозам, уже в 2030 г. будет составлять 18 млн медработников. Этот кризис  больно ударит  прежде всего по странам, имеющим  доходы ниже среднего уровня.

Старение населения и увеличение  распространенности неинфекционных заболеваний, таких как сердечно-сосудистые, онкологические, сахарный диабет и др., будут требовать создания 40 млн дополнительных рабочих мест для медиков, что вдвое больше, чем есть сейчас. 

В Украине на сегодняшний день, по разным данным, не хватает более 42 тыс. врачей и 100 тыс. медсестер. К сожалению, нет никаких прогнозов, как будет складываться ситуация в ближайшие годы, как нет и программы, направленной на улучшение кадровой ситуации в сфере медпомощи". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно