ЧЕМ «БОЛЬНА» МЕДИЦИНА?

10 ноября, 1995, 00:00 Распечатать

Как сообщалось в предыдущем номере нашего еженедельника, министр здравоохранения Украины Е.Короленко любезно согласился ответить на вопросы корреспондента «ЗН»...

Как сообщалось в предыдущем номере нашего еженедельника, министр здравоохранения Украины Е.Короленко любезно согласился ответить на вопросы корреспондента «ЗН». Времени у министра было что называется «в обрез» - предстояла очередная командировка плюс вереница срочных вопросов и «ходоков» в приемной, - это и обусловило характер беседы: конкретность, сжатость, акценты на главном.

- «Здоровье народа - богатство страны» - когда-то расхожий популистский лозунг. Сейчас здоровье стало, как впрочем, и богатство, привилегией немногих. Хотелось бы, чтобы вы с высоты своего служебного положения обрисовали нынешнюю ситуацию во вверенной вам отрасли. По вашему мнению, какие сейчас самые «больные» проблемы здравоохранения?

- Буквально час назад я возвратился со встречи с председателями областных профсоюзных комитетов медицинских работников. Мы как раз говорили о болезненных точках нашего здравоохранения, о критической ситуации, которая сложилась со здоровьем населения. Должен отметить, что профсоюзные лидеры это понимают и не пытаются создавать каких-то конфронтаций, выдвигая свои требования. Мы пришли к мнению, что хоть и трудно, но мы должны профессионально делать свое дело, то есть лечить людей. Это была моя первая, в ранге министра, такая встреча с профсоюзами. Акцентирую на этом с самого начала неспроста: профсоюз медицинских работников представляет собой серьезную силу - в системе здравоохранения Украины занято 1,5 млн. человек.

К сожалению, за последние три-четыре года состояние здоровья населения Украины значительно ухудшилось, и сегодня оно, как говорится, никуда не годится. По-прежнему печальное первое место у нас занимают сердечно-сосудистые заболевания, далее следуют онкологические патологии, травматизм всех видов и форм, который в общей заболеваемости настойчиво отвоевывает себе второе-третье место. Бурный темп роста обрела инфекционная заболеваемость и по отдельным формам за последние годы увеличилась в несколько раз. Если, к примеру, заболевания вирусным гепатитом еще 4-5 лет назад исчислялись тысячами, то сейчас десятками тысяч, если по всей Украине было 10-15 тыс. заболевших, то сегодня есть области, где около 12 тыс. случаев заболевания гепатитом. Конечно, это не проходит бесследно для здоровья, не такая это безобидная болезнь. Неоднократно, еще будучи министром здравоохранения Крыма, я поднимал вопрос, ставил его перед учеными, чтобы проследить отдаленные последствия для здоровья у людей, переболевших гепатитом.

Уже четыре года в Украине прижилась холера. Дифтерия сегодня становится грозным заболеванием - как для взрослых, так и для детей. Прогрессирует туберкулез. И что особенно тревожно: резко нарастает детский туберкулез, причем в самых жестоких формах. Сейчас я готовлю докладную записку правительству о том, что Украина, как никакая другая страна бывшего Союза, имела большое количество противотуберкулезных санаториев, и не использовать это сегодня было бы не по-государственному. К сожалению, сегодня эти санатории, как и детские общесоматические здравницы, находятся в финансовом крахе и держать там больных детей в холоде и недокормленных просто не по-человечески.

Кроме этих бед, мы имеем сегодня также увеличение вензаболеваемости, прежде всего, сифилисом (в 10-11 раз за последние 4-5 лет).

Волнуют нас вопросы смертности населения. Так, в 1994 году в Украине умерло на 243 тыс. больше, чем родилось. Смертность среди мужчин трудоспособного возраста в 3,5 раза выше, чем у женщин, причем этот трагический ком нарастает в течение последних нескольких лет. Это связано не только со сложившимися трудностями здравоохранения в стране или с уровнем оказания медицинской помощи, но и, скажу так, с личным поведением мужской части населения. Несмотря на все нынешние трудности, имеющиеся сегодня возможности по оказанию медицинской помощи в состоянии сохранить здоровье населения на несколько другом уровне.

Финансирование - это, пожалуй, самая «больная» проблема системы здравоохранения. Сейчас оно осуществляется только на 40% от оптимальной потребности.

- Имеете ли свою концепцию системы здравоохранения? Каким представляете реформирование отрасли, каких подразделений и служб оно должно коснуться в первую очередь?

- Несмотря на многие трудности, отрасль здравоохранения, может быть, единственная, которая в сегодняшних экономических условиях не развалилась, а сохранилась. Конечно, снизилось качество и уровень медицинского обеспечения. Все упирается в финансирование. Денег нет и не предвидится в том количестве, которое нам требуется. Поэтому мы, конечно, вынуждены принимать серьезные, радикальные меры, выбирать то, что сегодня крайне необходимо.

У нас имеется 636 тыс. коек и более 300 тыс. врачей. Если пересчитать, исходя из нормативного показателя - на 10 тыс. населения, то получается такая статистика: 42 врача и 128 коек (на 10 тыс. человек). Европейские и другие страны, надо сказать, такого количества не имеют, хотя положение у них лучше. Поэтому, учитывая свой и чужой опыт, мы должны отойти от догм, которые существовали у нас десятилетиями.

Прежде всего это касается вопросов финансирования. Мы предложили правительству совершенно новую его систему - на одного жителя. Эта система разработана, и я думаю, что до конца года новый подход к финансированию в системе здравоохранения будет решен. Мы считаем, что такой подход будет более справедлив как по отношению к гражданину, так и по отношению к врачу. У нас же традиционно финансирование осуществлялось по количеству коек и врачей, вот и «гнали» безалаберно койко-места, выпускали большое количество врачей, не всегда профессионально подготовленных. Это не принцип «каждой сестре по серьге». При такой системе каждый руководитель медицинского учреждения будет определять, сколько ему нужно врачей и коек. Разумеется, при соблюдении определенных нормативов.

Один из серьезных финансовых вопросов - рациональное использование выделяемых средств. Я доказываю, что нужно создать стабилизационные фонды на уровне Минздрава и при областных управлениях здравоохранения. Что это такое? Это те самые бюджетные средства, часть которых (10-15%) должна быть централизовано закреплена. Определяется, что на уровне Минздрава за эти средства нужно приобрести то-то и то-то. К примеру, не могут же вакцину закупать в каждой области, это должна быть единая целенаправленная закупка для всего государства. Или же закупка санитарного автотранспорта: не ехать же за машиной каждому главврачу. Гораздо проще и выгоднее приобрести сразу оптом необходимое количество оборудования, что выходит на 25-30% дешевле. А при распылении средств главврач района никогда не купит себе УЗИ.

Думаю, есть и другие источники, которые могли бы быть перераспределены в сторону здравоохранения. Три процента от заработной платы мы регулярно отчисляем в фонд занятости населения. Мы сами, располагая этими средствами, выделив их в отдельную строку, могли бы определять, кого научить, а кого переучить. В системе здравоохранения это было бы полезней по сравнению с существующим положением.

Совершенствование нашей отрасли будет зависеть и от системы подчиненности. Сейчас разрабатывается проект о двойном подчинении в системе здравоохранения. Мы это просим не ради власти, а ради единоначалия. В системе здравоохранения есть вопросы, которые не могут решаться на уровне сельского Совета, отдельного города или района. К примеру, вопросы инфекционных болезней, вакцинации населения, санитарно-эпидемиологического состояния... Они должны решаться повсеместно и под общим контролем. Или же сам характер и уровень лечения: не могут в одной области лечить так, а в другой иначе. Есть общие принципы и управления, и лечения.

Я никогда не относил себя к консерваторам, но считаю в данном тяжелейшем финансовом положении нельзя спешить ломать старое. Что сегодня можно реформировать, если нет денег, сегодня можно только сокращать. Но это будет жестокое реформирование.

Приоритеты же были и должны оставаться следующие: дети, женщины и социально незащищенные категории населения.

- Проблема финансирования - вопрос особый. Финансирование «всего здравоохранения», как при советской системе, его обезличенность порождает безответственность перед пациентом. Как сделать так, чтобы врач был зависим от пациента и заинтересован хорошо лечить?

- Вы знаете, никакой зависимости не должно быть: ни у врача от пациента, ни у пациента от врача. Должна быть ответственность. Юридическая - прежде всего. А то мы много говорим об ответственности сознательной. Врач должен отвечать за качество лечения на своем профессиональном уровне, пациент тоже должен отвечать за сохранность своего здоровья. А у нас зачастую как бывает: напился, пьяный простудился - больничный лист.

- Вы за какую медицину - платную, бесплатную (на самом деле она у нас давно платная, не говоря уже о нынешних временах); государственную, страховую, частную? О необходимости развития страховой медицины, негосударственной медицинской помощи говорится не один год...

- Я лично сторонник бесплатного здравоохранения. Конечно, до определенного уровня. Государство должно гарантировать обязательный уровень бесплатного медицинского обеспечения. А хочешь больше - пожалуйста, существуют платные услуги. У нас есть огромные возможности расширения различных форм платных услуг. Считаю, что, к примеру, стоматологическая помощь, физиотерапевтические услуги, лабораторно-диагностические исследования при сохранении обязательного уровня государственной медицинской помощи, могут перейти на дополнительную плату.

К сожалению, существующее налогообложение не дает возможности их развивать, они просто становятся нерентабельными.

Относительно страховой медицины. Считаю, идея хороша, но не ко времени. Мне приходилось изучать медицинское страхование в системах здравоохранения Америки, Англии, Франции, Германии и других стран. И при всем уважении к этим системам, следует заметить, что они несут огромные финансовые накладки. Медицинское страхование требует, откровенно говоря, даже больше денег, чем государственное здравоохранение. Кстати, здравоохранение Америки на 30% государственное, Японии - на 40%...

- Какое нынче положение с лекарствами в Украине? Рассматривается ли вопрос развития производства лекарств и вакцин в Украине? Что касается медицинского оборудования, диагностической аппаратуры, то, судя по последним медицинским выставкам, у нас наблюдается в этом плане некоторый прорыв...

- Полагаю, что в ближайшие два-три года произойдут заметные изменения с обеспечением населения Украины лекарствами отечественного производства. Традиционно сложилось так, что в бывшем Союзе фармация развивалась в России, других регионах. И нам не особенно много досталось фармзаводов. Сегодня украинская фармпромышленность не только по производственным мощностям, но и из-за недостатка финансирования, обеспечивает только 20% лекарств от потребности. Разработан госзаказ, где Минздрав выступает главным государственным заказчиком производства лекарств на отечественной фармацевтической базе. Кстати, это впервые. Другим проектом предусмотрена разработка учеными в течение ближайших двух-трех лет 50 новых, жизненно необходимых отечественных лекарственных препаратов, а также внедрение в производство 500 лекарств с импортными субстанциями. Думаю, что это будет огромное подспорье для поддержания здоровья населения.

- Как сегодня выживает медицинская наука? Бесспорный факт: у нас есть известные специалисты, сильные медицинские школы, центры, уникальные разработки. С чем бы мы могли выйти на мировой рынок и что этому мешает?

- Украинская медицинская наука по своему научному потенциалу - одна из сильнейших, я бы так сказал, элитных, в бывшем Союзе. Украина сегодня располагает научно-исследовательскими институтами мирового значения, имеет ученых с мировым именем. Но по своему финансовому потенциалу она находится сейчас в крайне бедственном состоянии. Как выходить из этой ситуации - думали-гадали мы тут, собравшись с учеными, директорами НИИ. Посоветовавшись, мы все-таки выработали общее направление по спасению нашей науки. Одни институты пойдут по пути создания научно-производственных объединений. Другие, имеющие клиники, - по пути частичного хозрасчета. Например, институт им.Стражеско имеет 360 коек. Сегодня Минздраву трудно его содержать. Придется содержать 200 коек, а 160 перевести на хозрасчетный принцип. Думаю, что из 52 миллионов населения Украины найдутся 160 чел., имеющих возможность за деньги укрепить свое здоровье. Далее. Некоторые институты планируется объединить (по профилю) в специализированные научные центры. Это изменит подход к научной тематике. Мы должны получать научную прибыль, поэтому сегодня будем выбирать крайне нужное и полезное для будущего применения.

Если бы отработать вопросы сервиса в наших лучших клиниках, то думаю, иностранцы не пожалели бы денег для лечения у наших специалистов. Мне приходилось видеть за рубежом клиники с прекрасным сервисом, но порой объем медицинской помощи, квалификационный уровень, особенно врачей хирургического профиля, у нас выше. Однозначно. Если бы нашим врачам создать соответствующие условия, им бы не было равных в мире. Не всем, конечно, но доброй половине, несомненно. Считаю, что уже в ближайшей перспективе мы сможем продавать излишки производимых в Украине лекарств странам СНГ, а может, и дальнего зарубежья.

- Прошло более 100 дней - своеобразный управленческий стандарт, - как вы министр. Время, наверное, достаточное для определения диагноза «больной» отрасли. Можно, по-видимому, надеяться, что для ее излечения не будет предпринята «шоковая терапия»?

- Думаю, что мы не перейдем к принципу «шоковой терапии». И правительство этого не допустит. Руководство страны глубоко осознает ситуацию и способствует ее изменению к лучшему.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно