АЛЕКСАНДРОВСКАЯ—ОКТЯБРЬСКАЯ— ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГЛАВНОЙ СТОЛИЧНОЙ БОЛЬНИЦЕ — 125

22 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 22 декабря-29 декабря

Киевская Центральная городская клиническая больница (ЦГКБ) не нуждается в представлении. Высочай...

Киевская Центральная городская клиническая больница (ЦГКБ) не нуждается в представлении. Высочайший профессионализм ее сотрудников, их безмерная преданность своему благородному делу давно стали своеобразным эталоном, признанным знаком качества. Причем не только в Киеве и в Украине. Бывшая Октябрьская, без преувеличения, гремела на весь СССР, сюда стремились попасть люди, имеющие проблемы со здоровьем, со всего Союза. Сегодня ЦГКБ — одно из лучших медицинских учреждений СНГ, о чем красноречиво свидетельствует тот факт, что немало граждан стран Содружества за тысячи километров едут лечиться именно в киевскую больницу.

В эти дни, когда ЦГКБ празднует свое 125-летие, корреспондент «ЗН» встретилась с ее главным врачом, заслуженным врачом Украины Лидией ДУБИНСКОЙ.

— Лидия Михайловна, мой первый вопрос будет традиционным: расскажите, с чего все начиналось.

— Как известно, в середине XIX века в Киеве бушевали эпидемии инфекционных болезней, от которых умирали тысячи людей. Но учреждения, которое бы взяло на себя функцию координатора борьбы прежде всего с инфекционными и социальными недугами, не было. И прогрессивные жители столицы Украины решили: нужно собрать средства на такую больницу. Что вскорости и было сделано. Ход строительства лично контролировал тогдашний председатель городской Думы Павел Демидов.

Император дал согласие назвать больницу именем цесаревича Александра — она стала именоваться Александровской. 23 ноября 1875 года ее освятили, и уже через три дня начался прием больных.

— В первые годы существования Александровская предоставляла только амбулаторную и стационарную помощь населению Киева?

— Отнюдь. С самого начала и до 1902 г. она выполняла еще и функции скорой медицинской помощи. Кроме того, руководители Александровской стали первыми, кто внедрил организационно- методическую помощь в городе. Наш врач-директор Юлий Мацон на средства столичных медиков издавал статистические таблицы рождаемости и смертности, на основании которых можно было решать многие вопросы общественно-практического плана, а также использовать эти данные для научных исследований.

— Знаю, что сотрудники вашей больницы во многих областях медицины были первопроходцами. Впрочем, оно и не мудрено, ведь здесь работали и работают воистину выдающиеся специалисты.

— Безусловно, авторитет нашего медицинского учреждения зиждется в первую очередь на именах наших бывших и нынешних сотрудников. Среди них — Николай Волкович, основатель хирургии в Украине, Василий Чернов, руководитель первой в стране детской хирургической клиники. Заведующие терапевтическим отделением Александровской больницы Василий Образцов, Феофил Яновский (кстати, он получил звание профессора, работая именно здесь) и Николай Стражеско основали третью терапевтическую школу в России. В.Образцов и Н.Стражеско вошли в мировую науку как ученые, впервые при жизни больного диагностировавшие и описавшие клинику инфаркта миокарда.

То, что сейчас во всем мире мочекаменную болезнь лечат нехирургическим способом, — тоже заслуга нашего сотрудника. Еще в 1957-м Юрий Единый разработал метод экстракорпоральной ударно- волновой литотрепсии. Наш профессор Михаил Коломийченко впервые в Украине выполнил пластическую операцию, создав искусственный пищевод из толстой и тонкой кишек. Сотрудник Октябрьской, выдающийся ученый, генерал-майор медслужбы Андроник Чайка стал основателем урологической службы в Украине. Вряд ли кому-то нужно рассказывать, кто такие наши современники — Александр Возианов, Екатерина Амосова, Олег Атаманенко, Лидия Украинец.

— Абсолютно с вами согласна. Но давайте, с вашего позволения, вернемся к истории ЦГКБ. Ведь на ее долю, как и на долю всей страны, выпали тяжелейшие испытания: революция, гражданская война, а затем Вторая мировая...

— Конечно, это были очень нелегкие годы, материальное обеспечение тогда было весьма скудным. Вообще больница начала по-настоящему развиваться где-то в 1935 году. Затем грянула Вторая мировая. Около ста наших сотрудников мобилизовали, профессора Андроник Чайка, Иван Ищенко и Николай Дудко выполняли функции главных хирургов фронтов и партизанских объединений. Но Октябрьская и в годы войны продолжала работать.

После Второй мировой очень многое пришлось восстанавливать, и мы сегодня с глубочайшим уважением вспоминаем первого послевоенного врача-директора Степана Сологуба, приложившего максимум усилий для возрождения главной больницы столицы Украины. В 46-м на базе Октябрьской уже функционировало 17 специализированных отделений, ставших основной учебно-практической базой Киевского мединститута. Ведущие ученые больницы разрабатывают ряд сложнейших операций. Впоследствии Октябрьская начинает обслуживать не только киевлян и жителей Украины, но и граждан других республик бывшего СССР.

Кстати, в эти годы у нас произошел удивительный случай. В больницу привезли выпавшего с седьмого этажа одессита. У него ребра были переломаны в двадцати четырех местах. После энергичного комплексного лечения больного поставили на ноги. А его родственники и друзья, уверенные, что он не выживет после столь тяжелой травмы, приехали в Киев с гробом. Представьте их чувства, когда они увидели своего «покойника», благополучно идущего на поправку! И тогда врачи Октябрьской, спасшие больного, услышали: «Вся Одесса становится перед вами на колени».

— Как говорится, комментарии излишни. К слову, а когда Александровскую переименовали?

— В 1922-м. Она стала единственным учреждением медицинского профиля в бывшем СССР, которому присвоили имя Октябрьской революции.

— Насколько мне известно, в начале 70-х началась грандиозная реконструкция больницы, длившаяся чуть ли не десять лет.

— Не десять, а целых двадцать! Построили кардиологический и инфекционный центры, блок вспомогательных служб, заменили все подземные коммуникации, создали новые отделения специализированной медпомощи. В 1978-м расширили инфекционное отделение, открыли отделение кардиологической реанимации, второе ревматологическое, отделение радиоизотопной диагностики... Всего даже не перечислишь. Скажу одно: во всем, что удалось сделать за это время, огромная заслуга тогдашнего главврача нашей больницы, заслуженного врача Украины Екатерины Паламарчук.

В 1982-м открыли Урологический центр и Центр хирургии печени, желчных путей и поджелудочной железы. Они (поверьте, это не просто красивые слова) сыграли исключительную роль в предоставлении специализированной помощи больным со сложной патологией. Совместными усилиями коллектива больницы и сотрудников кафедр Национального медуниверситета у нас организовали восемь городских центров специализированной медпомощи. В этом году открыто нейрохирургическое сосудистое отделение, отделение гемодиализа. Сейчас создаем необходимые условия для выполнения операций на открытом сердце: аортокоронарного шунтирования, устранения пороков сердца и т.д. Планируем организовать Центр трансплантации органов.

— Лидия Михайловна, а это правда, что в первые дни после аварии на ЧАЭС именно ваша больница была единственным медучреждением Киева, где совершался комплекс мероприятий по выявлению загрязненности радиоактивными веществами, полной санитарной обработке, обследованию и лечению пострадавших?

— Да, что было, то было. Буквально на следующий день после трагедии к нам стали прибывать автомашины с жителями Припяти и сотрудниками ЧАЭС (причем приезжали они самостоятельно, никто их к нам не направлял). Естественно, мы сразу же организовали один, а затем еще три пункта санитарной обработки, стали предоставлять людям всю необходимую помощь. В общей сложности больница обслужила около 18 тысяч пострадавших.

36 наших сотрудников работали на пунктах санитарной обработки. Как и следовало ожидать, самоотверженный труд не прошел бесследно для здоровья медиков. И хотя наш с вами разговор носит, так сказать, праздничную тональность, не могу сдержать обиды, говоря об этих событиях. Ведь только в 1997-м (!) эти сотрудники больницы получили удостоверения ликвидаторов категории «Г»...

— «Справедливо», ничего не скажешь.

— Да уж... Но не будем о грустном. Кстати, а вы знаете, что нашей больнице в октябре 1990-го поручили выполнить очень необычную работу? Именно нас горздрав обязал осуществлять медицинское обеспечение голодающих на майдане Независимости студентов. С 4 по 17 октября наши специалисты осмотрели 824 человека, шестерых госпитализировали.

23 августа 1991 г. Киевскую городскую ордена Трудового Красного Знамени клиническую больницу №14 им. Октябрьской революции переименовали в Киевскую городскую клиническую больницу №14. А 19 апреля 1993-го — в Центральную городскую клиническую больницу, поскольку, как было сказано в соответствующем постановлении, наше медучреждение оказывает медпомощь по основным направлениям, свыше 30 лет исполняет функции организационно-методического и консультационного центра г.Киева.

— Лидия Михайловна, разрешите полюбопытствовать, когда вы стали главврачом ЦГКБ?

— В конце 1992-го на эту должность назначили Валерия Бедного, 39-летнего заведующего первым урологическим отделением, врача высшей категории, десять лет проработавшего в больнице. Он продолжил дело, начатое его предшественницей Екатериной Паламарчук, — реконструировал большой пятый корпус, много внимания уделял оснащению больницы самым современным оборудованием. (Да и сегодня, когда В.Бедный исполняет обязанности заместителя председателя Киевской госадминистрации, он не забывает о своей «малой родине», всячески нам помогает.)

В августе 96-го Валерия Григорьевича назначили начальником Главного управления здравоохранения г.Киева, а меня — и.о. главврача, а впоследствии главврачом.

— Давайте хотя бы вкратце поговорим о здравоохранительных программах, в которых ваш коллектив принимает непосредственное участие и которые были разработаны вашими сотрудниками.

— Уже два года мы выполняем большую часть комплексной программы «Здоровье киевлян». Научный руководитель Центра кардиологии и ревматологии, член-корреспондент АМНУ, профессор Екатерина Амосова и главный кардиолог г.Киева Олег Атаманенко разработали городскую программу «Кардиология». Она охватывает все аспекты профилактики, диагностики, лечения и реабилитации больных с сердечно-сосудистой патологией. Профессор Степан Винничук и главный невропатолог г.Киева Василий Клименко создали городскую программу «Неврология», то есть сегодня уже идет организация поэтапного лечения больных, перенесших мозговой инсульт.

— О вашем центре кардиологии, без преувеличения, ходят легенды. Но то же самое можно сказать и об урологической клинике ЦГКБ.

— Спасибо на добром слове. Особо высокого уровня служба урологии достигла начиная с 1981 года, когда руководителем урологической клиники стал профессор Александр Возианов, впоследствии академик НАНУ и первый президент АМНУ. Сейчас здесь делают сложнейшие операции при коралловидных камнях, опухолях, пластические операции и т.д. Организовано также отделение для больных с хронической почечной недостаточностью.

— Благодарю вас, Лидия Михайловна, за беседу. От всей души желаю вам и всему коллективу ЦГКБ только побед в борьбе за жизнь и здоровье человека.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно