АДМИРАЛ НЕЛЬСОН И ДРУГИЕ

28 октября, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 28 октября-4 ноября

Много лет назад на заседании одной исполкомовской жилищной комиссии в Москве случился небольшой переполох...

Много лет назад на заседании одной исполкомовской жилищной комиссии в Москве случился небольшой переполох. Комиссия решала, куда переселить обитателей старинного жилого дома, предназначенного на слом. Вариантов было мало - и все на окраинах, где открытие станций метро ожидалось не раньше XXI века. Заседание шло как по маслу, оставалось определить три или четыре семьи, как вдруг дело застопорилось. Председатель комиссии вачитал заявление некоего Смирнова, работника Зоологического музея. «В связи с тем, что я страдаю тяжелой формой вестибулопатии, - писал зоолог, - и не могу ездить ни в автобусах, ни в тролейбусах, прошу переселить меня в район, где есть метро». К заявлению прилагалась справка из поликлиники, подтверждавшая, что гражданин Смирнов действительно страдает вестибулопатией.

Члены комиссии опешили. Они привыкли к тому, что люди просят либо дополнительную площадь, либо изолированные комнаты, и ссылаются при этом на простые, предусмотренные законом болезни: гипертонию, атеросклероз, туберкулез, шизофрению. А тут какая-то вестибулопатия, о которой никто и слыхом не слыхивал. С другой стороны, этот зоолог с редкой болезнью ничего особенного не просит - ни лишних метров, ни изолированных комнат. Надо, пожалуй, пойти человеку на встречу и к следующему заседанию подыскать ему квартиру в доме около метро...

Квартира нашлась, и наш хитромудрый зоолог добирался от нее до своего музея от силы за час, а не за два, что непременно случилось бы, не догадайся он найти поликлинику, где имелось специальное кресло для определения степени нарушения вестибулярного аппарата. Будущего новосела усадили в это кресло, крутанули разок-другой, он едва не лишился чувств, но зато стал обладателем драгоценной справки, которая произвела на жилкомиссию столь неизгладимое впечатление.

Высокая комиссия, проникшаяся к молодому ученому даже некоторым уважением, и не подозревала, что его болезнь никакая не редкость, во всяком случае по сравнению с атеросклерозом й гипертонией, и что каждый второй член этой комиссии, а также каждый депутат Моссовета и вообще каждый второй человек в той или иной степени ею страдает. На языке медицины ее называют вестибулопатией (вернее, одной из форм вестибулопатии), а в быту - либо «морской болезнью», либо, чаще всего, безличным глаголом «укачивает». «Меня укачивает в самолете, в машине и в автобусе», - говорим мы. У американцев то же самое: «морская болезнь», если речь идет о море, и «укачивает» - если обо всем остальном, но понятие «укачивает» обычно передается словом «carsick», то есть буквально «автомобильно болен», хотя дело может происходить и в самолете.

Доктор Кеннет Коч из Медицинского центра Университета штата Пенсильвания в Херши, исследующий эту болезнь более 30 лет, считает, что ей в той или иной степени подвержены не 50 проц. населения, как принято думать, а все девяносто. Половина - это среди астронавтов, которые, как известно, проходят отбор и тренировки в таком же крутящемся кресле, что и догадливый новосел Смирнов. И, несмотря на строгий отбор, со многими из них в состоянии невесомости происходят неприятные казусы.

Из девяти десятых человечества, подверженных укачиванию, у одних она проявляется только при жестокой бортовой качке или беспрерывной болтанке в воздухе, а других начинает мутить от одной только мысли о горном серпантине или даже обыкновенной автобусной экскурсии по городу.

В кабинете доктора Коча висят на стенах портреты знаменитостей, страдавших морской болезнью во всех ее видах и во всех стихиях - на море, на суше и в воздухе. Глядя на эти портреты, радуешься, что ты в хорошей компании. Кого там только нет! И Цицерон с Юлием Цезарем (сфотографированы, естественно, их мраморные бюсты), и Чарльз Дарвин, который, как говорят, отправился в кругосветное путешествие на «Бигле», чтобы изжить сувою склонность к морской болезни (вот, оказывается, какому психологическому мотиву мы обязаны теорией эволюции), и Черчилль, и адмирал лорд Нельсон, страдавший от бортовой качки, и oт носовой, и просто от пребывания на борту судна, но ни на миг не помышлявший о перемене профессии, и, наконец, Лоуренс Аравийский, который сам писал, что, двигаясь день и ночь по пустыне на верблюде, нечеловеческим усилием воли подавляет тошноту. Как-то раз его укачало даже во время боя с турками.

Симптомы укачивания известны всем. Человек бледнеет, иногда даже зеленеет и покрывается холодным потом. Странное беспокойство сочетается с необоримой сонливостью или вялостью. У некоторых возникают легкое расстройство желудка, головная боль и головокружение. А дальше морская болезнь в традиционном значении слова, или попросту говоря рвота. Одни проходят эту пытку от начала до конца и, как правило, очень быстро, хотя после рвоты облегчение может и не наступить. Другие застревают и на стадии сонливости или головной боли. Многое зависит от общей предрасположенности, от психологической установки, от гормонального состояния организма, от возраста и даже, как выяснилось недавно, от этнической принадлежности.

Больше всего мучаются от морской болезни дети от 2 до 12 лет (причем девочки переносят ее тяжелее, чем мальчики) и взрослые от 25 до 50. Младенцы ей не подвержены совсем, и старикам она почти не досаждает. Между прочим, у собак которым эта болезнь хорошо знакома, та же картина, новорожденные щенки не обращают внимания даже на сильную качку, но годовалый пес мается, как человек. У нью-йоркского врача Джейн Броди чувствительный пес до того исстрадался от «болезни движения» (как еще называют здесь вестибулопатию), что выпрыгнул из окна машины прямо на мосту Джорджа Вашингтона и только чудом не попал под колеса. По наблюдениям биологов, укачивает вообще всех животных, даже рыб в аквариумах.

Мы упомянули этническую принадлежность. Данные об этом доктор Коч получил в целой серии экспериментов на специальной установке, создающей иллюзию движения. На экране перед испытуемым проносятся леса, бензоколонки, мотели. К оптической иллюзии добавляется кинестетическая - все тело ритмично покачивается в кресле. Лучше всех в этом «искусственном автомобиле» чувствовали себя белые европейцы и американцы, несколько хуже - негры, американские й африканские, а также кавказцы. А хуже всех - китайцы. У них, как обнаружил Коч, от укачивания резко подскакивает в крови уровень гормона вазопрессина и, как следствие, поднимается кровяное давление.

Причина морской болезни коренится в несоответствии сигналов, поступающих в мозг из внутреннего уха, где находится механизм равновесия, с одной стороны, и от глаз, а также от кожных рецепторов, воспринимающих давление на всей поверхности тела, - с другой. Во внутреннем ухе есть три наполненные жидкостью трубочки, называемые полукружными каналами. Жидкость постоянно переливается в них, сообщая тем самым мозгу о положении тела в пространстве, есть там еще кристаллики - отолиты, которые реагируют на силу гравитации и сообщают мозгу, в каком положении находится голова, - выпрямлена ли она или наклонена в ту или иную сторону. За всем этим также следят глаза и кожные рецепторы.

Представьте себе, что вы сидите на заднем сидении автомобиля и читаете. Ваше внутреннее ухо говорит мозгу, что тело движется вперед, да еще слегка подпрыгивает, а глаза, прикованные к книге, которая подпрыгивает вместе с вами, ноги и ягодицы движения вперед не регистрируют. И вот уже вам не по себе... То же самое происходит в кабине самолета, проваливающегося в воздушные ямы. Ваше тело падает вместе с самолетом, а глаза видящие только внутренность кабины, никаких ям не замечают. Тот же результат - вам дурно, вас тошнит.

В Америке всегда продавалось множество средств против укачивания. Вначале преобладали таблетки вроде давно известного в России аэрона. Но сегодня пользуются спросом не они, а имбирь в капсулах, в которые добавлены витамины и ферменты для быстрого усваивания, и несколько антигистаминных препаратов, вроде драмамина, бонина и марезина. Особый пластырь с губкой, пропитанный скополамином, приклеивается за ухом и медленно выпускает препарат в кожу. Но от антигистаминных препаратов многих клонит ко сну, во рту появляется неприятная сухость. Так что в ходу теперь новое средство - sea band, то есть морская повязка. Она надевается на запястье и слегка надавливает на точку, которая в китайской медицине считается ответственной за наш вестибулярный аппарат.

Тем временем доктор Кристофер Линстром из нью-йоркской глазной и ушной больницы разрабатывает специальные упражнения для головы, которые, по его мнению, должны предотвращать морскую болезнь, а диетологи вносят бесконечные уточнения в диету для путешественников. Тут, по правде говоря, нового не так уж много: еда перед дорогой, чреватой морской болезнью, должна быть легкой, нежирной, с преобладанием углеводов. Не повредит кусок постного мяса с хлебом или крекерами. На пустой желудок отправляться в путь рискованно. Хорошо бы также забыть на время о сигаретах и, конечно, об алкоголе. Последняя рекомендация полностью противоречит известному радикальному средству от укачивания, основанному на принципе «клин клином»: стакан крепкого напитка, и вас якобы никогда не укачает. Но до восточноевропейской и западносибирской народной медицины Америке еще далеко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно