ТАЙНА «ЧУДЕСНОЙ» ПШЕНИЦЫ

3 октября, 2003, 00:00 Распечатать

После падения режима Саддама Хусейна в Ираке многие ужасы, имевшие место во время его правления, перестали быть тайной...

После падения режима Саддама Хусейна в Ираке многие ужасы, имевшие место во время его правления, перестали быть тайной. Но не только люди подверглись жестокому обращению со стороны диктаторского режима — его жертвой стала и природа Ирака.

В результате массового отравления метиловой ртутью в начале 1970-х годов в Ираке предположительно погибло десять тысяч человек и еще сто тысяч получили тяжелые повреждения мозга. Режиму Саддама по большей части удалось скрыть происшедшее от мирового сообщества.

Проблема возникла в конце 1960-х — начале 1970-х годов после целого ряда неурожайных годов. Это был период начала «зеленой революции», и правительство Ирака решило импортировать «чудесную» пшеницу из Мексики. Однако существовала опасность, что без обработки фунгицидом семена во время долгой транспортировки морским путем в Ирак могли заплесневеть. Самым дешевым на тот момент фунгицидом оказалась метиловая ртуть. Поскольку незадолго до этого ее использование было запрещено в Скандинавских странах и в некоторых штатах США из-за экологической и токсикологической опасности, мировой рынок был заполнен вышеназванным фунгицидом, что и вызвало значительное падение цен.

Семена пшеницы обработали метиловой ртутью и отправили в Басру — порт на юге Ирака. Но партия прибыла с опозданием, и поджидавшие ее грузовики и поезда перераспределили на транспортировку других грузов. В итоге зерно наконец-то попало к фермерам только через несколько месяцев. Но время сева уже давно прошло, и на руках у иракских крестьян оказалось розовое зерно, которое, как им сказали, нельзя было употреблять в пищу, а можно только сеять. Однако последний урожай был таким скудным, что фермерам было практически нечего есть самим и нечем кормить животных.

Подобно фермерам во всем мире, их иракские коллеги не доверяли своему правительству. Некоторые из них стали кормить зерном цыплят и овец, чтобы проверить, не возникнут ли побочные эффекты. Шли недели, и ничего необычного не происходило. Тогда некоторые начали давать зерно старикам. После того как ничего не произошло и с ними, большинство фермеров стали кормить «чудесной» пшеницей скот и питаться ею сами. Говорят, детям даже нравился розовый хлеб.

Однако где-то полгода спустя из иракской глубинки начали поступать тревожные вести. Больницы заполнили пациенты с симптомами повреждения центральной нервной системы. Сначала врачи не понимали причин странной болезни. Некоторые предполагали, что это какая-то эпидемия «воспаления мозга». Другие же указывали на возможность отравления метиловой ртутью.

В Ирак вызвали группу международных экспертов по ртути. Я прибыл в страну в качестве сотрудника Всемирной организации здравоохранения. Мы подтвердили предположение об отравлении метиловой ртутью в результате употребления зараженных пищевых продуктов.

Однако какие именно продукты были заражены? Хлеб мог быть заражен и иногда действительно был. А поскольку зерном кормили цыплят, овец и коров, то мясо, молоко, сыр и масло оказались в «черном списке». Во избежание проблем я питался только финиками и американской солониной, законсервированной в 1941—1942 годах для армии США.

Когда установили, что причиной отравления является завезенная из Мексики пшеница, правительство Ирака приняло решительные меры. Фермерам приказали сдать оставшиеся запасы зерна в течение двух недель. С целью подчеркнуть чрезвычайность ситуации, за хранение розовой пшеницы по истечении отведенных двух недель была объявлена смертная казнь.

Однако большинство фермеров не имели радио, телевизоров и не читали ежедневных газет. К тому времени, как многие из них узнали об указе и наказании, две недели уже прошли и армия начала приводить в исполнение смертные приговоры в отношении тех, у кого было обнаружено запрещенное зерно. И фермеры начали избавляться от пшеницы как могли, сваливая ее у обочин дорог, в оросительные каналы и реки. Вскоре зараженной оказалась рыба и мигрирующие птицы.

В больницах по всей стране врачи пришли к заключению, что они не в силах помочь страдающим пациентам, поскольку никакого определенного лечения от отравления метиловой ртутью не существует. Согласно иракской традиции, для любого человека лучше умереть дома, в кругу семьи. Поэтому, осознав, что врачи не в состоянии помочь их близким, многие забирали своих больных родственников домой. В результате официальные цифры, согласно которым число погибших от отравления метиловой ртутью составило 6500 человек, включают только тех, кто умер в больницах. Истинное же число умерших гораздо выше.

Этот кризис научил врачей лучше распознавать симптомы отравления метиловой ртутью. Например,«синдром спокойного ребенка», когда матери хвалят своих детей за то, что те никогда не плачут, сейчас считается признаком повреждения мозга, вызванного отравлением метиловой ртутью. После массового отравления значительные изменения претерпело и лечение. Так, например, выяснилось, что вещества, традиционно использовавшиеся для ускорения выделения неорганических металлов из организма человека, не только не облегчают состояние больного, но и приводят к усилению симптомов отравления метиловой ртутью.

Посредством разного рода уловок и угроз диктаторскому режиму Ирака удалось сохранить эту трагедию в тайне. Сегодня о ней можно рассказать. Однако вопрос, будет ли что-нибудь сделано для оказания пусть и запоздалой, но все же помощи жертвам этой трагедии, пока что остается открытым.

Примечание. Арне Жернелов — профессор экологической биохимии, почетный ученый и бывший директор Международного института анализа прикладных систем в Вене, эксперт ООН по экологическим катастрофам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно