ПРАВА ПРИРОДЫ ТАК ЖЕ НЕЗЫБЛЕМЫ, КАК И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

4 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 4 октября-11 октября

Журналист Владимир Стадниченко беседует с президентом Национальной академии наук Украины, акад...

 

Журналист Владимир Стадниченко беседует с президентом Национальной академии наук Украины, академиком Борисом Евгеньевичем ПАТОНОМ о нынешнем состоянии и завтрашнем дне драгоценной природной жемчужины нашей страны — заповедной дельте Дуная.

— Тема охраны природы не сходит со страниц «Зеркала недели». Некоторые публикации, в частности, посвящались вопросу сохранения природных ресурсов, заповедных богатств украинской дельты Дуная и одновременно — проблеме прокладки глубоководного судоходного пути Дунай — Черное море, то есть речь шла о возможности продуманного объединения природоохранных интересов с государственной потребностью развития водной транспортной инфраструктуры, спроектированной на европейский рынок («Зеркало недели», 3 ноября 2001 года, 26 января, 17 августа, 21 сентября 2002 года).

И если мы сегодня возвращаемся к этой теме, это означает, что проблема гармонизации, разумного объединения, скажем так, Божьей природы и человеческой экономики еще не нашла своего надлежащего, взаимоприемлемого решения. Приглашаем к разговору, в первую очередь, именно вас, уважаемый Борис Евгеньевич, поскольку заповедная часть дельты Дуная, ее биосферный заповедник подчинены Национальной академии наук Украины, и забота о самодостаточном функционировании и дальнейшем развитии этого биосферного резервата — прямая обязанность возглавляемого вами авторитетного научного учреждения. А информационным поводом обращения к вам стала моя нынешняя поездка в Придунайский край — в близкий мне город Вилково, в Дунайский биосферный заповедник, где общался с егерями и рыбаками, знакомился с очаровательным миром дельты. Впечатление от путешествия неоднозначное: с одной стороны, порадовался укреплению, динамическому развитию природоохранного дела, с другой — обеспокоило очевидное торможение транспортного грузопотока, хотя еще в недалеком прошлом, помню, радовали глаз высокобортные суда и гирлянды контейнеров в Килийском русле. Вот об этих проблемах как раз и хочу поговорить, посоветоваться с вами.

— Сегодня Дунайский биосферный заповедник НАН Украины — один из приоритетов заповедного дела в Украине и в мире. Украинская часть дельты стала заповедной с 1973 года, когда был создан Дунайский филиал Черноморского государственного заповедника. Окрепнув, филиал в 1981 году стал самостоятельным заповедником «Дунайские плавни» Академии наук Украины. Тем не менее со временем статус природного заповедника начал сдерживать новейшие тенденции в развитии заповедного дела, в частности, оптимальное объединение сохранения природы с регламентированной хозяйственной деятельностью, рыболовством, туризмом. Тогда и возник крупный проект «Сохранение биологического разнообразия дельты Дуная», на осуществление которого Всемирный банк выделил в 1994 году грант в сумме 1,5 миллиона долларов.

Мощная финансовая инвестиция, усиленная ощутимым денежным вкладом Кабинета министров Украины, за несколько лет превратила заповедник в мировой природоохранный ареал. Значительно расширена территория заповедника, в частности, к нему прибавились Стенцивско-Жебриянские плавни, остров Ермаков. Благоприятные изменения и отрадные перспективы закрепили в 1998 году Указом Президента Украины о создании Дунайского биосферного заповедника, охватившего территорию в 46,4 тысячи гектаров с проливами и внутренними водоемами и двухкилометровой полосой в акватории Черного моря. Не прошло и года, как «Дунайский биосферный заповедник» решением ЮНЕСКО был занесен в Планетарную сеть биосферных заповедников ЮНЕСКО и этим же решением создан Международный трансграничный румыно-украинский биосферный резерват ЮНЕСКО «Дельта Дуная». Президентский указ стал для нас главным нормативным документом в научной и природоохранной работе на реке Дунай. Указ не только ощутимо динамизировал разностороннюю деятельность самого заповедника, но и изменил к лучшему социально-экологическое состояние украинского Придунавья.

Сегодня Дунайский заповедник переживает свое второе рождение: широко развернулись комплексные научные исследования, все более технологизируется природоохранное дело, развивается экологический туризм; сотрудники заповедника постоянно принимают участие в международных конференциях, семинарах, симпозиумах.

— В этом я убедился воочию: в бывшем провинциальном «селении Вилково» сооружен трехэтажный компьютеризированный административно-гостиничный комплекс, на островах Цыганка, Кубану и Полуденный выросли новые нарядные дома егерей, появился комплекс наблюдения за птицами «Лебединка» с экологической тропой, скоростные катера бороздят устья и ерики, на всей территории заповедника действует радиотелефонная связь, в центре Вилково открыт туристический визит-центр, принимающий несколько групп посетителей в день.

Но вместе с тем сегодня очевидна неравномерность, а то и противоречивость развития природоохранного дела и формирования современной транспортной сети в украинской дельте Дуная. На это есть причины как внутренние, так и международные. Несколько лет назад транспортной инфраструктуре Дуная, пересекающей всю Европу, нанесла огромный вред агрессия НАТО против Югославии. По общему тоннажу грузоперевозок дунайское судоходство сейчас отброшено на сорок лет назад. За это время полностью заилился канал Прорва, по которому ходили суда из порта Усть-Дунайск в Дунай. Мне довелось побывать в Усть-Дунайске, картина печальная: рабочее затишье и безработица, пустые стрелы кранов-циклопов стосковались по грузам. Украина ежегодно несет убытки почти в миллион долларов из-за потери транспортного пути из Черного моря в Дунай.

В этой ситуации инициативу перехватили румынские транспортники. Построенный в обход Дунайской дельты глубоководный канал Констанца — Чернаводе в 2000 году осуществил перевалку 33,1 млн. тонн грузов, что превышает грузооборот всех украинских портов. Сегодня на европейских картах с 7-м Дунайским транспортным коридором украинское устье уже не обозначают как судоходное.

В то же время Европа ждет от Украины увеличения экспорта зерна, руды, угля, строительных материалов, других народнохозяйственных грузов. Наши транспортники, в свою очередь, тоже готовы общаться с европейскими партнерами глубоководным путем Дунай — Черное море.

— Академия наук хорошо понимает актуальность этой народнохозяйственной проблемы и четко высказала свое отношение к способу ее решения в постановлении президиума НАНУ, принятом в марте 2002 года. Процитирую документ: «Президиум НАН Украины отмечает, что глубоководный судоходный путь Дунай — Черное море нужен Украине. Тем не менее реализация соответствующего проекта должна, в первую очередь, учитывать исключительную экологическую ценность указанного региона, относящегося к мировому наследию человечества, и действующий международный контроль за антропогенным вмешательством в этом регионе». Этим я хочу сразу отвести возможные упреки относительно нашего негативного отношения к строительству мощного транспортного судоходного пути, при помощи которого будет осуществляться интенсивный товарообмен между Украиной и Европой.

— Действительно, я имел возможность убедиться в том, что и в подчиненном Академии наук подразделении — Дунайском биосферном заповеднике — понимают хозяйственное значение судоходного пути река — море и осознают необходимость его проложения, хотя и беспокоятся, конечно, чтобы новая водная трасса не нарушила заповедной части дунайской дельты. Как утверждает директор Дунайского биосферного заповедника Александр Волошкевич: «Нельзя назвать нормальным положение, когда Украина, большое европейское государство, не имеет торгового выхода из Черного моря в Дунай, ведь его мощный водоток пересекает территорию десяти европейских стран. Глубоководный судоходный канал Дунай — Черное море очень нужен, и мы не сомневаемся, что он все-таки появится на карте Черноморско-Дунайского региона. Но экология для нашего молодого государства так же важна, как и экономика. И об этом необходимо помнить при проектировании и следующем строительстве канала». Что ж, продуманный, взвешенный подход...

— Это еще раз подтверждает, что во всех звеньях академического природоохранного дела очень хорошо понимают значение и необходимость водного транспортного сообщения между Украиной и Европейским Союзом. Но мы не можем обойти, а тем более — проигнорировать обязательные при осуществлении такого масштабного проекта предыдущие принципиальные условия и требования. Необходимо провести глубокий научный анализ народнохозяйственной и социальной эффективности реализации проекта строительства, осуществить полное обоснование стоимости, источников покрытия затрат, оценку последующей окупаемости действующего канала, а также поступление средств в государственный бюджет от эксплуатации судоходного пути, всего морехозяйственного комплекса региона. Необходимо также научно обосновать правовые и международные аспекты, технические возможности строительства судоходной дороги река — море.

Исключительно важное значение имеет также решение социальных проблем украинского Придунавья, предотвращение возможных негативных экономических, социальных и экологических последствий этого строительства. Необходимо учесть, в частности, негативный опыт перекрытия в свое время дамбой бывшего морского лимана Сасык. Кроме того, необходимо иметь возможность выбора из нескольких альтернативных проектов, чтобы приоритетным стал наиболее экономичный, целесообразный вариант, а в нашем случае — чтобы он еще и учитывал государственное значения того, что дунайская дельта является заповедной.

— Тем более, заповедность абсолютную, ядро, как ее называют экологи. Но ведь известно — из прессы, служебных документов, — что сегодня единолично, следовательно и безальтернативно разрабатывается и защищается проект строительства канала через устье Быстрое, то есть именно через ядро Дунайского биосферного заповедника. Можно ли утверждать, что этот вариант всесторонне обоснован, что сегодня он является лучшим из всех возможных?

— Академия наук, понимая всю важность судоходного канала для экономического развития Придунавья да и страны в целом, со всей серьезностью отнеслась к предложенному Министерством транспорта Украины проекту строительства канала через устье Быстрое и провела ряд экспертных оценок — научных, экологических, правовых, международных и технических. Поскольку эти выводы не обнародовались и по непонятным причинам не принимались во внимание разработчиками проекта, я о них кратко расскажу.

Еще год назад, когда информация о будущем строительстве была обнародована, Министерство экологии и природных ресурсов Украины провело государственную экологическую экспертизу технико-экономического обоснования инвестиций в проект «Создание глубоководного судоходного пути Дунай — Черное море на украинском участке дельты». Экспертизу осуществили в соответствии с требованиями Закона Украины «Об экологической экспертизе». Вывод экспертизы однозначный: создание и последующая эксплуатация глубоководного судоходного пути Дунай — Черное море на украинском участке дельты по вариантам, предусматривающим его прокладку в границах Дунайского биосферного заповедника НАН Украины, противоречат требованиям законов Украины «Об охране окружающей природной среды», «О природно-заповедном фонде Украины», не отвечают международной Рамсарской конвенции о водно-болотных угодьях, как среды существования водоплавающих птиц, Международной конвенции о биологическом разнообразии, к которым Украина в свое время присоединилась, а также Положению о Красной книге Украины, утвержденному Верховной Радой Украины. Решено было, что Минэкоресурсов возвращает технико-экономическое обоснование проекта «Создание глубоководного судоходного пути Дунай — Черное море на украинском участке дельты» на доработку как не отвечающее требованиям законодательства Украины.

Еще более важным для принятия правильного решения о строительстве канала в дунайской дельте является вывод научно-правовой экспертизы, поскольку он непосредственно касается вышеуказанного проекта. Кроме прямой ссылки на очевидное нарушение как национального законодательства, так и международных обязательств Украины, Институт государства и права имени В.Корецкого, проводивший экспертизу, делает акцент на том, что строительство судоходного пути в заповедной зоне (ядре) Дунайского биосферного заповедника вступит в прямой конфликт с требованиями законодательства о природно-заповедном фонде, являющемся в этой части императивным и не допускающим исключений. Следовательно, ни администрация заповедника, ни организация, в подчинении которой находится данный объект природно-заповедного фонда, то есть Национальная академия наук Украины, ни специально уполномоченный центральный орган исполнительной власти в области экологии и природных ресурсов, то есть Минэкоресурсов Украины, не могут изменить соответствующих законодательных актов, даже дав согласие на изменение заповедного режима.

Мы убеждены: не существует ни правовых, ни административных, ни экономических, ни международных влияний, которые бы могли изменить нашу принципиальную позицию о недопустимости строительства водного коридора через полностью заповедную территорию украинской части дунайской дельты.

— Но ведь те, кто лоббирует строительство канала именно через абсолютно заповедную территорию устья Быстрое, ссылаясь на статью 67 Водного кодекса Украины «Особенности пользования водными объектами для потребностей водного транспорта», убеждают государственные инстанции и общественное мнение в том, что строительство водного пути общего пользования законодательно не запрещено на территориях природно-заповедного фонда. Действительно ли это так?

— Все эти удобные защитные «аргументы» законодательно опровергает научно-правовая экспертиза: соответствующая статья Водного кодекса Украины устанавливает общее правило о том, что реки, озера, каналы, внутренние морские воды и территориальное море являются внутренними водными путями общего пользования (здесь сторонникам вышеуказанного варианта было бы удобно поставить точку, но статья имеет принципиальное продолжение), за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством Украины их использование с этой целью полностью или частично запрещено. И это исключение из общего правила как раз и регламентирует статья 16 Закона Украины «О природно-заповедном фонде».

И вот дословный вывод научно-правовой экспертизы, проведенной Институтом государства и права: «Проект создания судоходного пути Дунай — Черное море по устью Быстрое, то есть через украинскую территорию международного трансграничного румыно-украинского биосферного заповедника ЮНЕСКО «Дельта Дуная», в случае его реализации будет грубым нарушением норм действующего законодательства Украины и международных обязательств нашего государства, и поэтому относительно него не может быть дан положительный вывод экологической экспертизы. Даже если соответствующий проект с точки зрения ближайших экономических показателей считают сегодня более выгодным, то с точки зрения долгосрочной перспективы, он может быть связан с непредвиденными пока последствиями, причем не только экологического, а и экономического характера. Поэтому следует сосредоточить внимание на проработке альтернативных вариантов проекта строительства соответствующего судоходного пути, в частности, ниже с.Лиски в Жебриянскую бухту».

— И вот в нашем разговоре впервые прозвучали слова: Жебриянская бухта...

— Когда мы к ним прибавим еще два слова — «Соломоново устье», то получим название альтернативного варианта судоходного пути Дунай — Черное море: Соломоново устье — Жебриянская бухта. Мы еще рассмотрим альтернативный проект, а сейчас закончим невеселую, но поучительную историю о наших научных экспертных оценках. С сожалением скажу, что независимые экспертные оценки, каждая из которых резюмировалась невозможностью проведения судоходного пути через ядро заповедника, а также требованием обязательного представления альтернативных вариантов, оставались невостребованными, а государственное предприятие «Дельта-Лоцман» по заказу Министерства транспорта Украины уже выполнило проектно-исследовательские работы и технико-экономические обоснования строительства канала через устье Быстрое путем фрагментации ядра биосферного заповедника. Пылкие сторонники этого варианта даже выдвинули лозунг: «По «Быстрому» — в Европу».

В этой критической ситуации, действительно опасной для заповедного дела государства и способной привести к международным санкциям, Академия наук обратилась к Президенту Украины Л.Кучме с письмом, в котором четко изложила свою позицию о недопустимости с правовой, экономической, социальной, международной и в особенности экологической точек зрения реализации проекта строительства судоходного пути Дунай — Черное море через зону заповедника — то есть через устье Быстрое.

Наши весомые аргументы и обоснованные доказательства нашли понимание и поддержку у Президента, направившего поручение Кабинету министров, Министерству транспорта и Академии наук: «С учетом действующего законодательства и соответствующих международных обязательств Украины отработать проекты альтернативных вариантов решения этой проблемы». Собственноручно Президент дописал: «Строго придерживаться международных обязательств» и подпись — Л.Кучма. Следовательно, Президент Украины не допускает решения проблемы строительства канала Дунай — Черное море без рассмотрения альтернативных вариантов.

— Здесь следует подробнее рассказать об альтернативном проекте, представленном Академией наук, который своим решением поддержала сессия Вилковского городского совета, в чьем законодательном ведении находятся земли на трассе будущего строительства. За альтернативный проект проголосовали люди, лучше других знающие проблемы своего края. Депутаты городского совета убеждены и аргументированно доказывают администрации Президента, Верховной Раде и Кабинету министров, что канал по Быстрому не станет надежным и длительно действующим судоходным путем, ибо будет проходить по территории активного дельтообразования, постоянного намывания суши. Ведь ежегодный сток Дуная составляет 204 куб. км. воды, густо насыщенной илом. Поэтому нельзя предсказать, какой сюрприз преподнесет капризный дельтовый Дунай, и не постигнет ли судоходный путь через Быстрое судьба сегодня окончательно заиленной Прорвы.

Порт Усть-Дунайск, и сейчас влачащий жалкое существование, будет мелеть и дальше, пока не исчезнет совсем, а в устье Быстрое новый порт обустроить невозможно. Город Вилково со своими 10 тысячами населения — город районного подчинения с самым высоким уровнем безработицы в Одесской области — потеряет пятьсот рабочих мест в Усть-Дунайском. Беспокоятся вилковчане и о судьбе своего уникального рыболовецкого промысла. Ведь акватория устья Быстрое — основной рукав, где ловят дунайскую сельдь, поэтому в случае нарушения его заповедности, достижение запланированной интенсивности движения — два судна в час — ежегодно не будет выловлено 90 тонн деликатесной «дунайки». Еще двести рыбаков потеряют работу.

Старинный рыболовецкий город Вилково, бесспорно, заинтересован в прокладке глубокого судоходного пути из Дуная в Черное море, но видит этот путь не по руслу Быстрое, а выше Вилково — по Соломоновому устью в Жебриянскую бухту.

— Академия наук со всей ответственностью отнеслась к поручению Президента Украины обработать и предоставить варианты альтернативных проектов строительства многотоннажного водного пути. В представлении на имя премьер-министра Украины А.Кинаха Академия наук подала альтернативный проект канала «Соломоново устье — Жебриянская бухта».

Вариант шлюзового судоходного пути «Соломоново устье — Жебриянская бухта» с реконструкцией нынешнего соединительного канала с затвором порта Усть-Дунайск, прежде всего, не задевает заповедные площади Дунайского биосферного заповедника, проходит по территории материка, то есть вне активной части дельты Дуная. Реконструкция соединительного канала с затвором порта Усть-Дунайск открывает возможность максимум за год решить проблему прохождения судов типа река — море. Ориентировочные расчеты затрат составляют сумму около 3—3,5 миллиона долларов. Предлагаемый проект разработан коллективом специалистов одесской производственно-коммерческой фирмы «Проектгидрострой» и защищен авторским свидетельством. Академия наук готова привлечь лучшие профессиональные силы своих институтов для более глубокого обоснования экономических, социальных, экологических, технических, правовых и международных аспектов альтернативного проекта «Соломоново устье — Жебриянская бухта».

Наш альтернативный проект судоходного пути Дунай — Черное море не случаен. Еще в 1901—1902 годах, после детальной разведки от Килии до устья, инженер Петр Чехович предложил проект шлюзованного канала из Соломонова рукава в Жебриянскую бухту выше Вилково, который проходил бы по коренному берегу, то есть вне дунайской дельты. Войны и революции не позволили осуществить проект П.Чеховича, но его принципом, после полуторастолетних поисков, воспользовались румынские гидростроители: они обошли дунайскую дельту и вывели канал Констанца — Чернаводе через материковую территорию в море. И сейчас у них нет наших проблем — «стригут» большой сбор за проход судов через свой глубоководный канал, получая чистой прибыли ежегодно более 10 млн. долларов США. Румыния практически стала монополистом транспортного коридора Дунай — Черное море, распределительным центром грузопотоков Центральной Европы.

Реализация предложенного Академией наук альтернативного проекта наиболее полно учитывает исключительную экологическую ценность дельты Дуная, требования действующего международного контроля за антропогенным вмешательством в Дунайском регионе, в частности в районе Килийского устья. Кроме этого, такой всесторонне продуманный подход поможет решить социальные проблемы жителей города Вилково, поскольку появится возможность и необходимость заложить в районе села Приморское современный порт с подводкой к нему железной и автомобильной дорог. Но этот альтернативный проект транспортниками пока что замалчивается.

— И куда же все-таки склоняется маятник решения: к устью Быстрое или в сторону Жебриянской бухты? Ведь этот вопрос остается открытым уже более года — и такое состояние не может продолжаться вечно.

— Безусловно. Да, судоходный путь Дунай — Черное море нужен. Но и природоохранные законы Украины, указ Президента, международные обязательства нарушать нельзя. И мы неоднократно убеждались в способности чиновников обходить законы, выискивая в них правовые щели. В нашем случае это возможно прежде всего из-за внесения изменений в указ Президента Украины «О создании Дунайского биосферного заповедника».

Год назад одна уважаемая государственная инстанция в представлении на имя премьер-министра Украины предложила, прикрываясь словами «по мнению зарубежных специалистов», поделить территорию Дунайского биосферного заповедника на два независимых участка по маршруту проектированного канала по устью Быстрое. При этом подчинение разведенных участков не изменится, и их будут считать составными частями заповедника. «Таким образом, — торжествует высокая служба, — международные организации должны автоматически снять ряд претензий к Украине относительно нанесения экологического ущерба заповедной зоне Дуная».

Но ведь для урегулирования всех правовых аспектов сооружения канала необходимо внести изменения в указ Президента Украины от 10.08.1998 года №861/98 «О создании Дунайского биосферного заповедника», в котором специально подчеркивается, что территория в размере 46,4 тысячи гектаров является заповедником вместе «с проливами и внутренними водоемами», то есть с озерами-углами, большими и малыми руслами, в том числе и с устьем Быстрое.

И такой проект указа Президента Украины, а именно «О внесении изменений в Указ Президента Украины от 10.08.1998 года №861», разработанный Министерством транспорта Украины, Академия наук официально получила, и, скажу откровенно, более всего ошеломило предложение изъять 319,9 гектара заповедной территории — и передать ее «в пользование ГП «Дельта-Лоцман».

Сегодня в Украине действует 26 указов Президента о создании территорий и объектов природно-заповедного фонда, расширении их границ, резервировании соответствующих площадей для новых заповедников. И вот мы становимся свидетелями обратного процесса: ревизии природоохранных указов Президента с целью изъятия заповедной территории для хозяйственного пользования.

Очевидно, что реализация такого предложения на уровне указа приведет к практической потере Дунайского биосферного заповедника и автоматического его исключения из Планетарной сети биосферных резерватов ЮНЕСКО.

— Так просто и вместе с тем хитроумно! Разрезать по живому заповедную территорию, расколоть чиновничьим мечом ядро Дунайского заповедника на две половины — это же и назвать его придется как-то иначе: Дунайский заповедник І и Дунайский заповедник ІІ, или заповедники Верхний и Нижний. И насколько полно пренебрежения к будущей судьбе нашей заповедной природы заманчивое резюме из объяснительной записки к проекту указа, подготовленного транспортниками: «Реализация указанных изменений в указ Президента Украины не требует материальных и финансовых затрат». В самом деле, ни затрат, ни трудностей — провести на карте линию, утвержденную указом, через заповедный абсолют — для этого достаточно пера. Но какие же затраты и потери понесет природно-заповедный фонд Украины уже завтра, сразу даже трудно определить цифрами и еще — нашей моральной ответственностью перед будущими поколениями.

Неужели, Борис Евгеньевич, все, кроме Президента и профессиональных экспертов, выводы которых вы приводили, склоняются к такому выбору, вернее, к такому надругательству над украинской природой?

— К счастью, есть авторитетные приверженцы и у нашей принципиальной точки зрения. Я хочу лично поблагодарить секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Е.Марчука за то, что он внимательно следит за развитием событий вокруг строительства канала и отстаивает интересы наших защитников природы. В аналитическом документе, подготовленном для Кабинета министров, Евгений Кириллович отмечает, что «отдельные аспекты этой проблемы задевают национальные интересы в экономической, экологической и внешнеполитической сферах» и доказывает недопустимость строительства глубоководного судоходного пути Дунай — Черное море через зону абсолютного заповедника. Ведь это может привести к негативным последствиям для имиджа нашей страны на международной арене.

На защиту цельности и неприкосновенности Дунайского биосферного заповедника выступила Верховная Рада Украины и, в частности, ее профильный комитет по вопросам природопользования и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, не осталась в стороне фракция «Наша Украина», возглавляемая народным депутатом Украины Виктором Ющенко, который подписал запрос «Об угрозе деградации Дунайского биосферного заповедника». Без согласия, без решения Верховной Рады не может быть осуществлено какое-либо вмешательство в природоохранные территории Украины — и желающим перекраивать карту нашей государственной заповедности не избежать ответственности перед высшим законодательным органом страны.

Особенно отрадна бескомпромиссная поддержка нашей позиции широкой общественностью.

Мы согласны с выводом Службы безопасности Украины, представленным Кабинетом министров, в той части, где говорится, что «строительство судоходного канала в украинской части дельты Дуная является безальтернативным и отвечающим экономическим интересам Украины». В самом деле, нет альтернативы прокладке водного транспортного коридора, но, как неоднократно доказывала Академия наук, есть альтернативы в выборе варианта строительства судоходного канала Дунай — Черное море. Поэтому особенно тревожит упрямое навязывание утверждений и аргументов на манер «международное и отечественное законодательство допускает изменение правового режима биосферного заповедника путем заключения соответствующих международных соглашений», стоит лишь «сосредоточить внимание на образовании новых заповедных зон для компенсации тех, которые будут выведены из состава Дунайского заповедника».

Так появился официальный документ Министерства транспорта Украины, в котором отстаивается предложение дать поручение уже самой Академии наук решить вопрос об увеличении ядра Дунайского биосферного заповедника за счет Приморской Жебриянской пряди, отнесении проливов и внутренних водоемов к зоне антропогенных ландшафтов, «поскольку они ранее не входили в состав заповедника «Дунайские плавни», на базе которого создано ядро ДБЗ», — и все это «с целью организации судоходства уже в 2002 году».

На самом же деле эти предложения читаются так: путем изменений и дополнений к указу Президента Украины от 10.08.1998 г. № 861/98 о создании Дунайского биосферного заповедника, путем нарушений международных природоохранных обязательств Украины, с упованием на то, что они, эти нарушения, не будут замечены авторитетными международными организациями, провести глубоководный канал, — и именно через абсолютно заповедную зону, через устье Быстрое.

— Но мы уже почувствовали и увидели, что международные природоохранные организации однозначно и совсем не либерально отреагировали на возможное изменение статуса Дунайского биосферного заповедника — они бьют в набат. В письме на имя генерального директора ЮНЕСКО K.Мацаууры директор программы «Дунай — Карпаты» Всемирного фонда охраны природы Ф.Веллер предупреждает: «Мы считаем, что данный проект (то есть прокладка судоходного канала через русло Быстрое. — В.С.) может нанести значительный вред природным ресурсам дельты Дуная, в том числе ценному биосферному заповеднику, признанному ЮНЕСКО и определенному как Рамсарская конвенция. Килийское устье — единственный из рукавов дунайской дельты, где сохранились природное течение и натуральная среда, отражающая процессы природного развития дельты. Новый канал будет влиять на водный режим, в результате чего погибнут наиболее ценные биотипы рыб, насекомых и птиц. Новый транспортный путь планируется провести непосредственно через зону суровой охраны (так называемое ядро) Дунайского биосферного резервата ЮНЕСКО — самую ценную часть дельты Дуная, жизненно необходимую для миграции водоплавающих птиц и рыб. Эта часть дельты Дуная также находится под охраной Рамсарской конвенции».

Тревожные запросы по поводу строительства канала через ядро Дунайского биосферного резервата ЮНЕСКО поступили от регионального координатора Рамсарской конвенции в Европе Тобиаса Салатэ, от других авторитетных зарубежных экологических организаций.

В письме на имя президента НАНУ Б. Патона предостерегает от необдуманного шага и Ирвин А.Р.Беннеком, генеральный директор RIZA — Института управления водными ресурсами Нидерландов. С 1995 года голландцы активно сотрудничают с Дунайским заповедником в Вилково и Институтом биологии южных морей в Одессе и потому имеют достаточную информацию о состоянии и проблемах живой дельты Дуная. Негативные последствия краткосрочных проектов, убежден Ирвин А.Р.Беннеком (вспомните намерение нашего Министерства транспорта наладить судоходство по устью Быстрому уже в 2002 году), намного чувствительнее и длительнее: это и потеря биоразнообразия, биотипов, и эрозия и заиление, и нарушение природного дельтообразования, и ухудшение качества воды, и рост затрат на поддержку судоходной сети в рабочем состоянии. Поэтому в случае реализации плана построения нового судоходного канала через дельту Дуная, особенно варианта канала по рукаву Быстрое, «можно ожидать вышеупомянутых длительно действующих последствий».

«Я шлю Вам это письмо, — отмечает генеральный директор RIZA, — чтобы предоставить возможность учесть опыт работ в дельтах других речек, которые привели к нежелательным экологическим и экономическим затратам».

Серьезно обеспокоено сегодняшним состоянием сохранения окружающей среды, природоохранного дела на международном уровне и наше государство. В выступлении на пленарном заседании Всемирного саммита по вопросам постоянного развития, состоявшемся недавно в Йоханнесбурге (Южная Африка), Президент Украины Леонид Кучма подчеркнул ответственность как нашей страны, так и всего сообщества планеты за практическое преодоление бедности, усиление защиты окружающей среды, за постоянное развитие планетарного общества: «В Украине глубоко понимают необходимость создания предпосылок для сбалансирования интересов общества и возможностей природы, социально-экономического развития и окружающей среды».

Поэтому мой следующий вопрос к вам, Борис Евгеньевич: «Как сегодня оценивается проект строительства судоходного канала в свете требований природоохранного законодательства?»

— Положительное решение природоэкономической проблемы дельты Дуная, разумное разведение судоходного канала и ядра заповедника зависят от общих усилий двух государственных учреждений — Министерства транспорта и Академии наук. Поэтому в июле провели совещание по вопросам создания глубоководного судоходного канала Дунай — Черное море с выездом непосредственно в биосферный заповедник, в дельту Дуная. В выездном совещании приняли участие министр транспорта Украины Георгий Кирпа, народный депутат Украины, зампред Верховной Рады Украины Александр Зинченко, народные депутаты Украины Юрий Крук и Станислав Скребко, председатель Одесской областной государственной администрации Сергей Гриневецкий, ученые и транспортники. Национальную академию наук Украины представлял я — как ее президент. Главным итогом совещания, после детального обсуждения затронутой проблемы, стало создание двух временных творческих коллективов на базе Института гидробиологии и Совета по изучению продуктивных сил Украины для экологической, экономической, социальной и международно-правовой оценки проекта глубоководной трассы Дунай — Черное море. Не менее важно и то, что все мы, научные работники и транспортники, протянули друг другу руки, как сказано в протоколе выездного совещания «для дружной работы, для дружеского сотрудничества».

На сегодняшний день творческие коллективы выполнили свои задачи и передали соответствующие научные рекомендации заказчику — Министерству транспорта. Я верю, что непростая история с выбором трассы будущего канала скоро завершится в пользу выгодного для всех заинтересованных сторон, научно всесторонне обоснованного варианта.

— Безусловно. И мне кажется, что дискуссия вокруг канала приближает нас к пониманию высших законов Природы, соблюдать которые — обязанность каждого человека, страны, планетного сообщества.

— Именно так. Национальная академия наук Украины не выступает против строительства канала, наоборот, мы именно за то, чтобы «раскупорить» Дунай в украинской дельте судоходным каналом в Черное море, оживить грузопоток по Дунаю с выгодой для нашего государства. Мы защищаем не амбиции академии. В сложившейся ситуации есть и высший судья — сама Природа. Так же, как сегодня активно защищаются естественные права Человека, провозглашенные Всемирной Декларацией Прав Человека, мы должны последовательно защищать и права Природы. Это понятие для нас новое, в значительной степени непривычное, но вспомните, что Генеральная Ассамблея ООН еще 20 лет назад приняла Всемирную Хартию Природы. Я убежден: Природа так же, как Человек, имеет неотъемлемое право на жизнь, на защиту от необдуманного человеческого вмешательства, на воспроизведение, на процветание и на высокое достоинство. В значительной степени эти права природы, как в нашем случае, уже закреплены законами о незыблемости природной территории, являющейся зоной строгого, абсолютного заповедника. У нас есть все возможности — правовые, экономические, моральные, чтобы гармонизировать интересы, права природы и потребности экономики, государства, общества в целом. Убежден, что так и будет. Восторжествует научная, государственная и правовая справедливость.

— Соглашаюсь с вами и со своей стороны обещаю написать книгу о сказочном Дунайском крае, о его нетронутом биосферном заповеднике, о глубоководном судоходном пути из Дуная к Черному морю, о помолодевшем городе Вилково — и подарить ее прежде всего двум авторитетным, почитаемым в Украине людям — президенту Национальной академии наук Украины Борису Евгеньевичу Патону и Министру транспорта Украины Георгию Николаевичу Кирпе.

Словно вижу: по полноводному каналу плывут белые пароходы, а над ними в голубизне неба летят белоснежные лебеди.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно