О чем ревет и стонет Днепр широкий

27 августа, 2010, 14:09 Распечатать Выпуск №31, 27 августа-3 сентября

Этот материал навеян прогулкой на катере от Киева до Черкасс. Именно так участники проекта ПРООН-Г...

Этот материал навеян прогулкой на катере от Киева до Черкасс. Именно так участники проекта ПРООН-ГЭФ «Реализация Стратегической программы действий для бассейна Днепра с целью уменьшения загрязнения стойкими токсичными загрязняющими веществами» решили отметить Международный день Днепра. Во время этого путешествия состоялась научно-практическая конференция отечественных и иностранных ученых, посвященная состоянию воды в бассейне Днепра.

Обсуждение сложных вопросов далеко не в традиционной академической манере провел академик НАНУ Николай Жулинский. Желающие могли свободно высказаться, поспорить друг с другом и даже… порисовать масляными красками. Дело в том, что по замыслу устроителей одновременно с учеными на катере путешествовала группа художников из Беларуси, России и Украины. Они-то и установили на палубе свободный мольберт, чтобы каждый желающий мог отобразить на холсте всю полноту чувств, охватывавших его во время этого научно-художественного вояжа.

По-видимому, под влиянием непринужденной обстановки Николай Григорьевич метко и остроумно комментировал острые углы в дискуссии. Присутствующие пытались найти причину: почему за десятки лет попыток и громогласных заявлений о новых программах оздоровления Днепра качество его воды только ухудшается.

Философ Владимир Костев предложил на проблему спасения реки взглянуть шире, нежели на чисто технический вопрос. По его мнению, вопросы экологии непосредственно связаны с состоянием общества.

Академик Константин Сытник вот уже более полувека принимает участие во всех экологических проектах в Украине. Его вывод довольно пессимистичен:

— Даже в советские времена, когда планы выполнялись значительно лучше, нежели сейчас, экологии это не касалось. Правда, более-менее выполнялись планы по восстановлению лесов. Но на спасение Днепра, малых и средних рек власть никогда внимания не обращала, несмотря на то что ученые и писатели буквально криком кричали об этом.

— У вас есть рецепт, что нужно делать?

— Убежден: в правительстве должен быть вице-премьер в области охраны природной среды и водных ресурсов. Загрязняют природу все министерства, а ответственность несет лишь Министерство охраны окружающей природной среды, и его глава над другими министрами никакой власти не имеет.

Еще лучше, если бы за охрану природы отвечал президент страны. В США Барак Обама после катастроф в Мексиканском заливе принял историческое решение — определил курс энергетики страны на альтернативные источники. Уверен, что в головы наших госчиновников никогда не придет подобная идея. А жаль, ведь именно здесь корень многих проблем в экономике, охране здоровья, культуре.

Должна перестроиться наша школа, воспитывать бережное отношение к окружающему миру, растениям, животным. Президент должен вызвать министра образования и спросить: как у вас дела с изучением охраны природы?

— И какой ответ вы ждете от нынешнего министра?

— Г-н Табачник ничего не ответит, потому что, я убежден, ничего об этом не знает.

— То есть пока ситуация у нас в экологии безнадежная? Тем более что и Минприроды очень слабое. Оно, как правило, занимается дележом недр. Ему не до Днепра или Карпат. Большей частью наши министры даже не являются специалистами в этих вопросах…

— Нужно, чтобы и министерство, и Национальный комитет по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера» возглавили смелые, решительные люди с опытом государственной организационной работы в области охраны природы. Возможно, таких специалистов стоит поискать на периферии. Обнадеживает, по крайней мере, то, что у нас есть очень активные общественные организации…

Далее Константин Меркурьевич высказал мнение, что все меры по спасению Днепра давно разработаны, их можно найти в архивах Кабинета министров советских времен. Их бы слегка подкорректировать — и можно использовать…

Однако участники конференции сместили акценты обсуждения в другом направлении. По их мнению, главная беда нашего общества — в подходе к природе. До сих пор считалось, что спасение Днепра — дело технократическое. Явно недооценивалась гуманитарная составляющая проблемы. Сегодня очевидно, что здесь ключ к объяснению неудач.

В нашем обществе не выработана культура отношения к окружающей среде. До Октябрьской революции в стране начинали создавать пусть корпоративные, но довольно четкие правила поведения на природе. Так, моряк императорского флота никогда не позволил бы себе выбросить за борт папиросу или сплюнуть в воду. Но посмотрите, как сегодня ведут себя люди на реке, в лесу, на пляже. Неудивительно, что и технологии, разрабатываемые нашими инженерами и учеными, грешат неуважением к природе.

Руководитель Программы экологического оздоровления бассейна Днепра ПРООН-ГЭФ Дмитрий Рущак на наше замечание о том, что в государстве распространено мнение, будто у нас нет денег на экологию, ответил:

— На берегах Днепра работает мощнейший промышленный комплекс, который уничтожает бассейн великой реки европейского значения. Но нет никаких рычагов, чтобы заставить эти предприятия перестроить свои очистительные сооружения, загрязняющие реку. При этом часто объясняют: мы не можем остановить производство, потому что предприятие дает работу тысячам людей.

Однако это передергивание фактов. Надо не закрывать предприятия, а заставить их выделять хотя бы небольшие средства на предотвращение вредных последствий от промышленной деятельности. Понятно, что предприятия не найдут сразу миллиарды долларов, чтобы перестроить очистительные сооружения в соответствии с высокими современными требованиями. Тем не менее, если бы такая политика проводилась хотя бы в последние 20 лет независимости, в Украине сейчас была бы вполне пристойная экологическая ситуация.

В нашей стране общественность очень слабо ориентируется в проблемах окружающей среды. Значительная часть населения Украины живет на берегах Днепра. Люди пьют воду из реки и ее водохранилищ. Если правильно объяснить им, что снижение качества воды ведет к серьезным негативным последствиям для здоровья, можно мобилизовать общественную активность. Это стимулирует государственный аппарат к внедрению определенных положительных изменений.

— Очевидно, поспособствовать информированности населения может и ваша программа. Расскажите подробнее о ней, о ваших планах.

— Днепровская программа стартовала вначале как канадская в 1997 году. С 2000-го она стала уже программой ООН. Ее первый этап закончился в 2008 году. Сейчас начата новая программа — с иной философией, с другими подходами. Предыдущие программы были направлены на анализ состояния, отчеты, рекомендации и т.п. Новая более «приземлена» и практически ориентирована на просвещение, издание информационной литературы, поддержку украинских ученых, организацию экспедиций, предоставление небольших кредитов предприятиям, подготовку бизнес-планов.

Мы готовы проводить любые мероприятия, чтобы повысить осознанность и общественную активность населения в экологических вопросах. Так, будем организовывать научные экспедиции вместе с научно-исследовательскими институтами. Для этого придется задействовать речной научно-исследовательский флот Института гидробиологии НАНУ. Пока у него нет средств, чтобы снарядить корабль и провести трансграничную диагностику. Мы профинансируем подготовку судна, чтобы оно могло отправиться в полноценную исследовательскую экспедицию.

Будем использовать отечественные научные ресурсы. В Украине есть достаточный потенциал, чтобы развивать эту тематику своими силами. Кстати, до сих пор многие программы не учитывали этот важный момент.

Будем работать с водоканалами, с предприятиями. Помимо небольших грантов и инвестиций, будем составлять бизнес-планы. Это даст возможность обратиться к мировым кредитным институтам. Директора водоканалов уже не надеются на нормальное государственное финансирование. Поэтому они готовы стать в очередь, чтобы взять кредит, например, у Всемирного банка, действующего сегодня в Украине. Кстати, кредитная ставка там весьма привлекательна.

Еще одна задача — привести украинское законодательство в соответствие с международными нормами. Следует отметить, что украинские нормы намного выше, чем существующие в Евросоюзе.

— Мы часто можем позволить себе лучшие в мире нормы именно потому, что не выполняем их. Не рациональнее ли установить менее строгие нормы, но четко их придерживаться?

— Замечание разумное, но выполнить его трудно. Нужно убедить общество, что высокие нормы, если нет возможности их соблюсти, аморальны, так как воспитывают в людях ощущение, что закон можно обойти.

У нас очень высокие нормы по питьевой воде. Такого класса воды нет в природе! В Германии этот стандарт ниже, но там он строго выполняется, у нас же не выполняется никак. Вывод: нужно быть реалистами и постепенно приближаться к лучшему.

Наша программа рассчитана на выполнение до 2012 года. Мы учитываем, что существует определенное отставание Украины, так как не было экономических возможностей организовать работу в государстве по водным ресурсам на должном уровне. Наша задача — показать, как это делать правильно.

Чтобы это были не пустые слова, после окончания программы покажем ее бюджет и докажем, что государство тратит на эти цели гораздо больше средств (хотя ожидаемого эффекта и нет).

— А после 2012 года что собираетесь делать?

— Мы отдаем себе отчет в том, что для успешного выполнения планов необходимы усилия двух сторон. Если Украина не проявит должной воли, мы не сможем ее заставить. Это внутреннее дело страны. Но только явная безнадежность усилий заставит нас остановить работу. Надеемся, что люди осознают: река и ее берега — природный ресурс, который не вечен.

Главное: выполнение программы по спасению Днепра должно быть последовательным и неуклонным. Не планируйте в экологии грандиозных проектов, улучшайте состояние природы хоть на полпроцента в год, но выполняйте намеченное постоянно. Так вы достигнете цели.

• По прогнозам экспертов, в 2020 году две трети населения планеты будет испытывать дефицит питьевой воды.

• По запасам водных ресурсов Украина относится к маловодным странам. Так, на каждого из нас приходится около тысячи кубометров (1 тыс. м3) речного стока. Согласно определению Европейской экономической комиссии ООН, государство, собственные водные ресурсы которого не превышают 1,7 тыс. м3 на человека, считается не обеспеченным ими.

• Более 32 миллионов жителей Украины пьют воду из Днепра и его притоков.

Почти треть населения страны потребляет воду из местных источников – колодезную и из неглубоких скважин. Более 1200 населенных пунктов в южных областях Украины и АР Крым используют для питья привозную воду.
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно