ХОРОШО БЫ К ОЛЕНЯМ В ЛАПЛАНДИЮ...

26 апреля, 1996, 00:00 Распечатать

чернобыль: десять лет спустя Скорбная годовщина чернобыльской катастрофы - это не только повод уд...

Чернобыль: десять лет спустя

Скорбная годовщина чернобыльской катастрофы - это не только повод ударить в колокола памяти о понесенных жертвах (известных и безвестных), но и на основе оценок и выводов ученых и специалистов вынести серьезные уроки из потрясшей мир трагедии. Уроки, конечно, всяк усваивает по-своему, в меру способностей и возможностей. Но не может не настораживать, что в последнее время в контексте проблем закрытия ЧАЭС на Западе настойчиво проводится мысль, что Чернобыль большой беды не принес, вернее, она была да, как говорится, сплыла. (Почему бы тем, кто пытается уверить нас в этом, для вящей убедительности не поставить свою виллу в 30-километровой зоне вблизи разрушенного реактора?..)

Известный ученый-биолог, академик Дмитрий ГРОДЗИНСКИЙ (он же председатель Национального комитета по радиационной защите населения Украины) придерживается другого мнения. И имел смелость изложить его на одной из международных конференций, за что был «забросан камнями» резкой критики оппонентов. Как, впрочем, и другие наши ученые на другой конференции, вынужденные даже обратиться с заявлением в оргкомитет международной конференции в Вене.

- Дмитрий Михайлович, прошедшее постчернобыльское десятилетие - это уже, наверное, достаточный срок для определенных научных наблюдений, выводов, прогнозов. Однако до сих пор относительно последствий Чернобыля для здоровья населения в ученом мире нет единого мнения, а порой высказываются даже полярные точки зрения.

- Действительно, сейчас некоторыми западными спецами усиленно формируется мнение, что Чернобыль не причинил особого вреда здоровью населения Украины, в том числе и детей. И в то же время говорят о потерпевших от радиации оленях в Лапландии. Эти олени меня, что называется допекли. Кажется, большего глумления быть не может: солидная международная организация проявляет трогательную заботу о нескольких сотнях пострадавших северных оленей, а на нас смотрит с недоверием, как на каких-то мошенников, приписавших себе беду и записавшихся в ликвидаторы.

Здесь хотел бы сделать следующую оговорку. Влиянием малых доз радиации я начал заниматься давно, еще в аспирантуре, и после чернобыльской катастрофы свои исследования и опыт стал использовать для оценки сложившейся ситуации. В Украине (да и не только у нас) проводились и проводятся серьезные исследования в этом направлении. И у нас есть объективный биологический результат.

Техногенная катастрофа на ЧАЭС была настолько грандиозной по своим последствиям, что мир доселе не видел ничего подобного. В истории человечества запечатлелась гибель Помпеи, но трагедия засыпанного вулканическим пеплом древнеримского города несравнима по своим масштабам с той, которая постигла украинские города Припять, Чернобыль, значительные территории Украины и Белоруссии, разнеся радиоактивный пепел в другие страны. В связи с тем, что тогда, сразу после взрыва никто не мог охватить, понять масштаб произошедшего, трудно сейчас кого-либо обвинять либо упрекать. Сейчас-то мы уже многое знаем, стали доступны архивные материалы, ранее засекреченные документы. И тот, кто их читает, не может не удивляться. Оказывается, очень многие ученые, врачи предлагали свою помощь, предупреждали, но (и это находим в протоколах) их благодарили и... отказывали.

А в это время из разрушенного реактора поднимался вверх горячий поток воздуха, вынося продукты деления урана. Этот поток рвал и метал ветер, образуя радиоактивные облака и разнося их на далекие расстояния. Первые тучи сбросили свою губительную ношу на Белоруссию, три четверти территории которой радиоактивно загрязнены. Дальше облака ушли на север вдоль Скандинавии, потом завернули на юг - осадки выпали в Альпах, Баварии. Пострадала Норвегия, частично Швеция и Финляндия. Интенсивные осадки были на нашей территории - Народичи, Овруч. На юге тучи дошли до Богуслава, на западе - до Черновицкой области, на востоке - до Сум. Часть России - Брянщина также загрязнена, радиоактивные осадки были в Калужской области.

Есть еще след юго-восточный, который привел к появлению радиоактивных пятен на Донетчине (были выявлены недавно). Поскольку интенсивность радиоактивных осадков была связана с выпадением дождей, то она имеет пятнистый характер. Тучи, формируясь на разных высотах потока, имели различный нуклидный состав. Северному и восточному следам характерно очень высокое обогащение цезием сравнительно с концентрацией стронция (35:1), тогда как их соотношение по южном следу близко к 1:1. И это имеет колоссальное значение, потому что радиоактивный стронций намного опаснее радиоактивного цезия.

Стронций в организме ведет себя как кальций, он откладывается в костной ткани при ее формировании и остается в ней навсегда.

- По выражению радиологов, у детей «светятся» позвоночники...

- Да, вывести стронций из организма практически невозможно. Цезий ведет себя как калий, а поскольку без калия не может быть ни одной живой клетки, то в процессе обмена веществ получается, что радиоактивный цезий разносится по всему организму. Но цезий можно выводить, очищая таким образом организм. И этот процесс, безусловно, осуществляется тогда, когда человек употребляет чистые продукты.

- В их экологической чистоте и теперь зачастую приходится сомневаться. А что было сразу после взрыва - страшно подумать. Помнится, целый месяц сидели на хлебе и консервах - знакомые из института ядерных исследований надоумили. А какая чудная клубника уродила в том году на дачном участке!.. Нетронутая так и перезрела. Детей молока лишали, не доверяя допустимым дозам, понимая, что они далеко не допустимые.

- В первые месяцы после разрушения реактора уровни радиоактивности в продуктах питания действительно были угрожающе высокие. Например, для молока допустимый уровень составлял 2х10 6 кюри/л. Чтобы не утомлять цифрами, скажу лишь, что эта величина, согласно существовавшим до 1986 года, да и позже, правилам по обработке радиоактивных отходов, являлась граничной для определения этих самых отходов.

Со временем ситуация с дозовой нагрузкой стала улучшаться. Хотел бы заметить, что хотя период полураспада цезия составляет около 30 лет, этот радионуклид сравнительно быстро переходит в почве в такое состояние, при котором растения его труднее усваивают. Это т. н. процесс старения цезия, и местами он уже начал проявляться. Поэтому радиоактивность цезия в продуктах питания уменьшается. Но со стронцием ситуация несколько иная, он не теряет, скажу так, своей доступности для растений (это как раз южный след, где стронций еще доставит нам хлопот).

- Случившийся десятилетие назад взрыв на четвертом ректоре ЧАЭС однозначно определяется как величайшая техногенная катастрофа. По вашему мнению, в чем она заключается?

- Я бы даже так сказал, что это совокупность катастроф (экологической, экономической, медико-биологической, социально-психологической и, если хотите, политической). Экологическая катастрофа заключается в том, что в окружающую среду было выброшено грандиозное количество радиоактивности - более 50 млн. кюри. Причем мы не можем сказать, сколько действительно было выброшено (50 млн. кюри или больше), потому что попытки оценить количество радиоактивной топливной массы, которая находится в «саркофаге», имеют далеко не однозначные величины. Одни говорят: 82 тонны, другие - 160, а третьи - 178. Однако нет сомнения в том, что в биосфере оказалась инжектированной огромная активность радионуклидов из продуктов деления урана.

Суть экологической трагедии в том, что экосистемы на территории Украины, а также Белоруссии (три четверти территории), Брянщины и Калужской области России) переполнены цезием, радиоактивность двигается в биологической цепочке, попадая в организмы людей.

Экономический аспект катастрофы измеряется колоссальными затратами, которые понесла, несет и долго еще будет нести Украина. Что это за затраты? Это средства, направленные на спасение людей, ограничение и уменьшение причиненной им беды. Хотите знать, сколько это в денежном выражении? Средняя стоимость одного человеко/бера - $ 1400. Коллективная доза, по оценкам московских специалистов, составила более 50000000 человеко/бер. Умножьте первую цифру на вторую и узнаете, сколько денег нужно для того, чтобы отвернуть радиоактивную беду от людей (если это в принципе возможно).

Вследствие катастрофы на ЧАЭС потеряны для народного хозяйства огромные территории - около 5 млн. га сельскохозяйственных и лесных угодий. Но и на эти непригодные, территории нужны средства, чтобы их содержать. Подсчитано, что на ликвидацию последствий чернобыльской катастрофы необходимо затрачивать 18% национального дохода. Украина не может найти таких средств, и сейчас на эти цели уходит около 12%. (Кстати, это больше, чем на науку, образование и медицину вместе взятые. - Авт.). В 1996 г. на ликвидацию последствий ядерного взрыва на ЧАЭС Минчернобыль имеет 173 трлн. крб. (для сравнения: Минздрав - 28 трлн. крб.)

Но это еще не все. Надо решать судьбу зоны. Зона - это, во-первых, «саркофаг», состояние которого очень ненадежное; во-вторых - более 800 радиоактивных могильников, возникших в первые дни после катастрофы, и теперь мало кто помнит, где и что было в земле зарыто; в-третьих - пруд-охладитель с радиоактивными илами. Все это «хозяйство» нельзя бросить на произвол судьбы, поскольку оно представляет очень серьезную угрозу для населения. Таким образом, мы попали в экономическую кабалу «атомного монстра».

Что касается медико-биологического аспекта чернобыльской катастрофы, то тут наблюдается то, о чем я уже говорил вначале. Предпринимается много усилий показать, что никаких серьезных проблем не существует. Конечно, никто не отрицает, что резко ухудшилось состояние здоровья всего населения Украины. Возьмем, к примеру, ликвидаторов (на время трагических событий это были преимущественно молодые парни 20-25 лет). Так вот, в 87-м году к практически здоровым относили 83% ликвидаторов, сейчас - 19,2%. В том же году в Киеве практически здоровых детей было 80%, теперь 24-26%. Или такие сравнительные данные: если до 1986 года заболеваемость на 1000 детей составляла 370 - 420 случаев, то в 1995 г. - 1464.

Но есть в Украине места, где положение намного хуже. В Дубровицком районе Ривненской области количество здоровых детей - ноль (!), хотя там уровень радиоактивного загрязнения сравнительно низкий. Но специфика тамошних почв такова, что они совсем не удерживают радиоактивность, вся она попадает в растения, которые поедают домашние животные, и замыкают эту биологическую цепочку люди, живущие в основном в селах и хуторах, потребляющие то, что сами выращивают.

Что больше всего страдает? Сердечно-сосудистая система, органы дыхания и кроветворные, участились новообразования. И это характерно для всех категорий пострадавших.

Со временем началось резкое увеличение случаев заболевания, являющегося типичным для условий радиации, - рака щитовидной железы у детей. Если до Чернобыля это заболевание случалось крайне редко и исчислялось единицами, то на сегодняшний день уже прооперировано более 600 детей. Как это ни прискорбно, но это только начало. Вообще, этот опасный процесс будет длиться несколько десятилетий. Щитовидная железа страдает и у взрослых, например, у значительного количества киевлян наблюдается ее гиперплазия.

- Дмитрий Михайлович, выше перечисленные заболевания, как то сердечно-сосудистые, дыхательных путей, вроде как бы не находятся в прямой связи с облучением. Но сейчас уже многие медики и ученые не отрицают влияния длительных (хронических) малых доз радиации на состояние здоровья.

- По больничной статистике одно из первых мест среди причин смертности занимает ныне травматизм, сердечно-сосудистые заболевания, болезни органов дыхания. Упал человек или попал в аварию... Казалось бы: причем здесь облучение? Может быть, так, а может быть, и нет. Потому что при обследовании у ликвидиторов часто выявляется сильное поражение центрального нервного ствола. В нынешних условиях очень непросто определить причины повышенной заболеваемости, но чернобыльский фактор снимать со счетов нельзя.

Одно время были попытки все объяснять «радиофобией» - следствием поголовного страха. Но говорить о «радиофобии» несправедливо. Во-первых, далеко не все испуганы, в том числе и очень храбрые ликвидаторы, а во-вторых, «фобия» - психическое заболевание. И можно ли позволять относить весь народ к душевнобольным?! Сейчас говорят по сути то же, но используя другой термин - психологический стресс. Не отрицая возможного действия этого стреса, мы все же имеем возможность видеть роль радиационного фактора в формировании радиоэкологических последствий, основываясь на результатах исследований над живыми существами, у которых никак не могло быть психологических стрессов или радиофобии, - культурами клеток, лабораторными животными, растениями.

Ученые сегодня - биологи, радиологи, серьезно озабочены отдаленными последствиями чернобыльской катастрофы, вызванными воздействиями малых доз хронического облучения. Осуществляется комплексная программа (задействовано более десяти институтов и научных центров) по изучению влияния малых доз облучения на разные уровни развития живого - от субклеточных структур, изменений на генетическом уровне до биоценозов.

Работая с живыми клетками, мы наблюдаем очень важные закономерности. Оказывается, существует интервал малых доз, в котором очень сильно изменяются свойства клеток, прекращается процесс исправления молекулярных повреждений ДНК. Наблюдая развитие событий в организме, замечено, что при появлении молекулярных дефектов в клетках срабатывает своего рода защитный механизм. Вот появилась какая-то «поломка», ферменты находят повреждение и быстро его ликвидируют. Но эти процессы при малых дозах радиации не происходят, и генетическая система переходит в нестабильное состояние. Возрастает интенсивность мутагенеза, трансформации клеток.

Поэтому совокупность радиобиологических данных говорит о том, что ухудшение состояния здоровья населения все же следует связывать с чернобыльской катастрофой и возросшим уровнем облучения.

- По-видимому, сказывается также влияние психологического и других факторов...

- Да, и это я называю социально-психологической катастрофой, которую пережили и переживают люди после апреля 86-го. Но я имею в виду Чернобыль не просто как символ устрашения, угрозы, здесь, по моему мнению, наличествует другой фактор. Дело в том, что бы и когда бы ни происходило (вспомним годы войны, разрухи), в какие бы трагические ситуации ни попадал человек (и народ) - неизменно надежным оставалось все, что его окружает: лес, куда можно укрыться от видимой опасности, воздух, которым дышится всласть, вода, которой можно утолить жажду, растения, грибы, ягоды и т.д. И вот представьте, что в один момент все это (даже материнское молоко) стало опасным, с отрицательным знаком. То есть то, что всегда было самым надежным в жизни человека, вдруг изменило. Это противоестественно, не хочет укладываться в сознании. Чернобыль как будто ввергнул нас в другое измерение. Поэтому это не могло не повлиять на формирование послечернобыльского характера человека.

- Существует такой термин - «чернобыльский синдром». Для него характерны психологический дискомфорт и высокая тревожность, ощущение постоянной усталости и апатии...

- И, возможно, социальная пассивность, о причинах которой иногда спорят, выплывает из вышесказанного.

Говоря о социально-психологических последствиях чернобыльской катастрофы, нельзя не вспомнить о потере доверия - к властям, руководителям разных рангов, медикам, ученым. Мы не можем доверять науке, которая не смогла сделать реактор надежным.

Здесь нелишним будет такой штрих. Я присутствовал на последнем заседании чрезвычайной комиссии Академии наук СССР, которое проводил ее председатель академик А.Александров. Он укорял присутствующих: «Что же это мы прошляпили, что вот эти «намордники», которые вы надевали ликвидаторам, не задерживают маленькие частицы?» Действительно, средства защиты от радиоактивной пыли были не эффективны, значит, наука подвела. Мы очень сильно разочаровались в ядерной энергетике, которая оказалась совсем не экологически чистой, как нам было обещано, и совсем не такой, чтобы можно было верить, что она надежная.

- Не кажется ли вам, что это стремление Запада убедить мировую общественность в том, что ухудшение здоровья населения пострадавших стран и территорий не связано с чернобыльской катастрофой, преследует свои очень уж прозрачные цели?

- Конечно, атомные ведомства мира не заинтересованы в том, чтобы тень чернобыльского «саркофага» падала на атомную энергетику. Поэтому и предпринимаются массированные попытки доказать, что никакого радиационного влияния Чернобыля на здоровье не существует. К примеру, в Германии часть профессуры, работающей с МАГАТЭ, присоединяется к мнению, что Чернобыль вреда здоровью не причиняет. В то же время независимые ученые считают, что последствия катастрофы на ЧАЭС - это большая беда для всей Европы. То же самое наблюдается и в других странах - в разных университетах США прошли научные конференции, где ученые на основании фактов и доказательств пытаются найти истину последствий Чернобыля.

- А пока ученые ищут истину, спорят, где-то там, вдалеке от Чернобыля, людям здесь нужно как-то жить, бороться за свое здоровье, спасаться от возможных непредсказуемых последствий. Советов и рецептов предлагается много. Что бы вы предложили соблюдать в повседневной практике?

- Поскольку все мы уже «потребили» каждый свою дозу радиации, то нужно сейчас всячески стараться, чтобы не накопить больше и противодействовать возможным последствиям. Каждый год ходите проверять свою щитовидную железу. Питайтесь рационально, обогащайте свой рацион продуктами, которые являются природными радиопротекторами, обладают антиканцерогенным и антимутагенным эффектом. Причем это не должны быть какие-то экзоты. Радиопротекторов полно на наших огородах - разные сорта капусты, в т.ч. брокколи, шпинат, сельдерей, петрушка и т.д. Регулярное потребление зелени и овощей упреждает многие заболевания.

Овощи сейчас преимущественно чистые (в радиоэкологическом отношении). Для того, чтобы выводить радионуклиды из желудочно-кишечного тракта, чтобы они не оседали в организме, не обязательно есть уголь или глину (как предлагают некоторые предприимчивые «изобретатели»). С этим прекрасно справляются вещества природного происхождения - пектины. В яблоках, например, очень эффективный пектин.

Чего лучше избегать?

Радиоактивны даже те грибы, которые выросли далеко от Чернобыля. Помню, еще в 1994 г. находили возле Киева грибы, радиоактивность которых составляла около 40 000 беккерель на килограмм. Чтобы лучше было представить, много это или не очень, добавлю, что употреблять можно то, где доза не превышает 40 - 100 беккерель на килограмм.

С живой рыбой, особенно пойманной в северной части Киевского моря, тоже нужно быть осторожным. Хищных рыб (судака, щуку) лучше избегать.

Лесные ягоды, особенно черника, радиоактивны.

Не стоит употреблять молоко, если не знаешь, откуда оно. Молоко из частного хозяйства бывает намного «грязнее» того, которое поступает из коллективного хозяйства. Дело в том, что в колхозах скот вскармливают преимущественно сеяными травами, а частник выпасает свою корову чаще в лесу либо у дорог, где самый большой коэффициент загрязнения. Нужно помнить еще одну важную вещь. Чтобы быстрее избавиться от цезия в организме, необходимо повышение интенсивности обмена веществ. Это возможно при нормальном, здоровом образе жизни.

Как видите, эти рекомендации не требуют каких-то особых затрат и доступны каждому.

- Сейчас на Западе обозначилась тенденция к пересмотру порога дозовых допустимых норм. Спецы из МАГАТЭ считают даже возможным проживание в зоне отчуждения, и рекомендуют всем странам принять 100-берную концепцию. Ведомственный подход МАГАТЭ понятен.У нас тоже некоторые эксперты высказываются за 35 бер. А какое мнение по этому поводу ученых?

- В последнее время очень оживилась активность тех, кто говорил неправду людям десять лет тому назад. У нас в Украине действует четкий закон. В соответствии с ним пожизненная доза облучения не должна превышать 7 бэр. Все нормирование продуктов питания осуществляется на основе законодательно закрепленной величины - 1 милизиверт на год. Эта величина принята во всем цивилизованном мире.

Идеи, которые развивает

МАГАТЭ, не пользуются поддержкой многих ученых мира. Несколько дней назад в Берлине закончила работу международная конференция под названием «Чернобыль: десять лет спустя». В ее решении прямо отмечена неверность и порочность позиции, которую занимает МАГАТЭ, поскольку все объективные данные свидетельствуют об очень сильном негативном радиационном влиянии чернобыльской катастрофы. Профессор Эдмунд Ленгфельдер, который организовал эту конференцию, изучал состояние здоровья людей в Гомельской области Белоруссии и в Украине, и совершенно отрицает выводы Международного чернобыльского проекта МАГАТЭ. Профессор Ленгфельдер не одинок в мире ученых и врачей, которые понимают всю пагубность ядерной катастрофы, смело и последовательно возвращают мировую общественность к благоразумию.

Что же касается стремления отойти от установленных Верховным Советом допустимых доз облучения, то это намерение является безнравственным, потому что народ Украины уже полученной дозой облучения исчерпал резерв риска, в связи с чем у него должны быть максимально занижены допустимые нормы облучения. По моему мнению, берлинская конференция поставила точку в этом вопросе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно