ДАРЫ ЛЕСОВ ВНОВЬ РАДИОАКТИВНЫ

23 июля, 1999, 00:00 Распечатать

Среди многих моих увлечений грибная охота - одно из самых ранних, пожалуй, с детства, хотя окончате...

Среди многих моих увлечений грибная охота - одно из самых ранних, пожалуй, с детства, хотя окончательно пристрастился я к этому делу после окончания КПИ в 60-е годы, когда выезд на природу, хоть раз в неделю, стал настоятельной необходимостью и привычкой. С тех пор с помощью грибных атласов и книг познакомился почти со всеми грибами, растущими у нас и могущими иметь хоть какое-то практическое использование. А это - сотни видов. Если я не мог вспомнить названия какого-то гриба, то по крайней мере всегда знал, съедобен он или нет, и что с ним можно делать.

Дома у нас круглый год не переводились грибные блюда. Я любил не только собирать грибы, но и готовить их, изобретая все новые блюда... Вот такой грибной человек. Только один раз встретил я грибника-фаната, который знал кое-какие грибы, с которыми я еще не совсем «распутался» (семейство паутинников). Даже когда купил сад в Глевахе в 1975 г. и увлекся садоводством, я все же десяток раз летом и осенью посещал любимый Клавдиевский лес и заготавливал грибы на весь год.

Тихая охота

с радиометром

в руках

Летом 86-го года все вокруг нас было радиоактивно - с поверхности. Все мыли, чистили, потом ели. Так же и грибы. Собирали молодые трубчатые - белые, польские, мыли с мылом, хорошо полоскали. Внутри грибы были чистыми. Так же и фрукты из своих садов - чистили от кожуры.

Был я в Клавдиево тогда раза три. В лесу мощность экспонирующей дозы - 0,5-0,7 миллирентген в час (млр/час), на земле под осень до 1 млр/час. Походишь по лесу пару часов - кровь приливает к лицу, голова тяжелеет.

В 87-м году было уже полегче. В воздухе 40-100 микрорентген в час (мкр/час), грибы чистые - радиоактивная грязь еще не дошла до грибницы. А вот в 88-м году - уже дошла. Съездил пару раз в Клавдиево, насушил грибов, померял. При среднестатистическом фоне в комнате в 11 мкр/час датчик на торбе с грибами показывал 18 мкр/час. С помощью сравнительных измерений в специальной камере и пересчетом мы оценили эту разницу в 10 -8 кюри/кг.

А к тому времени для себя я уже сделал вывод: 10 -8 кюри/кг - это граничная радиоактивность пищи при частом потреблении. Почему? Это естественная радиоактивность крови из-за наличия в ней природного изотопа калия (40 К). Казалось бы, для обезвоженного продукта это совсем немного. Да, изредка такие продукты можно есть без последствий, но часто, постоянно - нельзя из-за накопления в организме радионуклидов со всеми описанными выше последствиями. Постоянно можно есть лишь те продукты, для которых темп накопления радионуклидов не превышает скорость выведения их из организма.

Поразмыслив, я перестал ездить в Клавдиево. Сушеные же грибы оставил в банке, как эталон радиоактивности. Много лет я там не был, ездил в Мотовиловку, где, конечно же, и лес не тот, и грибы не те. Зато они оказались на порядок чище, пригодны для постоянного употребления. Клавдиево же контролировал по сушеной чернике, которую мне иногда приносили знакомые для замеров.

Что стряслось через 12 лет после взрыва

Только в 1997 году я наконец решился съездить в те края за грибами. Порадовался встрече с любимым, ни в чем не повинным лесом. Огорчился огромными вырубками, коих раньше не было. Теперь кругом правят бал хищники, не подвластные законам. Если в Карпатах водоохранные и противоселевые леса разворовывают, то что уж тут говорить.

Набрал всякой всячины, насушил, померял - радиоактивность по сравнению с 88-м годом упала почти в два раза. Померял для сравнения другие продукты - из Глевахи, где у меня сад. Сушеные яблоки и груши дали не более 10 -9 кюри/кг, сушеные травы - около 2•10 -9 кюри/кг. Сушеные травы из Ворзеля - 2,5•10 -9 кюри/кг. Сухари, мука, сушеные овощи имели очень низкую радиоактивность - трудно было определить без спецкамеры даже статистической обработкой результатов многократных измерений (менее 10 -9 , ближе к 10 -10 кюри/кг). Это значило, что поля уже хорошо промылись, выпахались, очистились, радиоактивная грязь ушла глубоко в почву - ниже корней злаков и овощей.

Подумав, я решил, что такие грибы можно уже есть, но не часто, скажем, раз в неделю... Потом я осмелел, стал заготавливать грибы. Вообще, все скоро пошло как в добрые старые времена, особенно, когда увидел, что народ собирает вовсю, заготавливает, и «в ус не дует».

Но следующий (1998) год стал ездить в Клавдиево с июля. Грибов собирал много, думал, что радиоактивность уменьшилась еще процентов на 10 за счет замывания грязи все глубже и глубже. Начал мариновать и жарить. Лишь к осени насушил грибков и померял. И глазам своим не поверил - грибы стали почти в три раза радиоактивнее, чем в 97-м и в 1,5-2 раза, чем в 88-м году! Проверил прибор, сделал измерения на сушеных трутовиках, собранных в Киеве на старых ивах возле озера. Те вообще оказались чистые - как хлеб. Привозил новые грибы, сушил, мерял, а цифры становились все больше. Что же случилось?

Знакомая работница санэпидемстанции подтвердила, что некоторые грибы действительно сильно радиоактивны - до (2?3)•10 -8 кюри/кг. И, вроде, самые «грязные» - маслята и польские. И объяснила это тем, что растут они под соснами. А хвоя, как известно, дольше висела на деревьях, больше набрала радиоактивности, позже перегнила... Другие же грибы из тех же якобы краев были гораздо чище - примерно до 5•10 -9 кюри/кг. А вот польские и маслята независимо от близости к зоне - одинаково грязные.

Все это никак не вязалось с моими данными - я то собирал грибы в одних и тех же местах, набор грибов - практически одинаков был и в 97-м, и в 98-м годах, маслят у меня вообще не было, польские же можно было вычленить из навески, но результат не менялся: грибы 98-го года стали примерно в 3 раза радиоактивней грибов 97-го.

Чудеса! Вроде ничего больше нигде не взорвалось, на голову не сыпалось, в Киеве, Глевахе, Мотовиловке - чисто, а вот в Клавдиево - опять «грязно». Наконец меня осенило - лето 1997 года было очень мокрое, лето 1998 г. - тоже богатое осадками. Это привело к подъему грунтовой воды - верховодки. В низких, грибных местах - до самой поверхности. Действительно, в июле прошло года в лесных низинах вода стояла до августа. Подсохло лишь в сентябре. Вот вода-то и вынесла замытую в предыдущее десятилетие «грязь» на поверхность!..

Вот так и подъем грунтовой воды привел в низинах к выбросу в приповерхностный слой почвы радионуклидов, повысив здесь их концентрацию в 3 раза. Естественно, что не только грибы набрали в 3 раза больше этой грязи, но, видимо, и травы, и ягоды, плоды кустарников. Не исключено, что и плоды деревьев в некоторых низинных садах, овощи и злаки в низких местах полей и огородов и т.п. Траву заливных лугов ел скот, траву косили и сушили на зиму. Значит, эта «грязь» могла попасть и в молоко и в мясо.

Каких регионов это может касаться? Прежде всего северной Украины - северней линии Ирпень-Ривне, юго-восточной Белоруссии, областей юго-западной России, прилегающих к чернобыльской зоне. Отдельные пятна повышенного загрязнения почв могут быть и в других районах. В Украине это район Узина под Белой Церковью, где-то под Мироновкой, небольшое пятно под Фастовом и т.д. Во всех этих регионах в низменных местах следует ожидать повышения радиоактивности не только грибов и ягод, но и трав, а может быть и садово-огородных продуктов, молока и мяса.

Особенно все изложенное касается сильно загрязненных районов, т.к. из-за теперешней нищеты у большинства населения есть возможность потреблять только местные продукты: свои да базарные. А проживает в хагрязненных районах несколько миллионов людей лишь в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно