ЧЕРНОБЫЛЬСКИЕ НЕБЫЛИЦЫ

5 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 5 апреля-12 апреля

Чернобыльская авария и спустя 15 лет привлекает внимание общественности. Особенно материалы, связанные с изучением версий ее причин, коих уже выдвинуто свыше 110...

Чернобыльская авария и спустя 15 лет привлекает внимание общественности. Особенно материалы, связанные с изучением версий ее причин, коих уже выдвинуто свыше 110. Среди них есть и научно обоснованные, и спорные, и откровенно фантастические. Непросвещенное население и высокое начальство сбито с толку — кому верить?

Тут вспоминаются слова академика Мигдала, который как-то поделился своим диагнозом: «Мне приходит масса писем. И, к сожалению, есть среди них много таких, которые я называю письмами «ниспровергателей». У этих авторов много общего. Как правило, они не имеют специального образования (тем более ученой степени) в области, о которой пишут. Во-вторых, их совершенно не волнуют обычные, рядовые задачи и проблемы, над которыми бьются исследователи. В своих «работах» они сразу же берутся опровергать основы науки и (или) предсказывать всевозможные апокалипсисы. В-третьих, еще одна показательная мелочь — они постоянно цитируют собственные статьи. Присутствие этих признаков говорит о большой вероятности того, что автор или больной, или шарлатан, или просто проходимец».

Конечно, появлению большого числа версий отчасти способствовал недостаток информации об аварии. Прежде всего, из-за никому не нужного, кроме проходимцев, засекречивания материалов уголовного дела, а также из-за использования самого факта аварии для тех или иных политических спекуляций. Рассмотрим некоторые из наиболее резонансных версий.

Диверсия?

Скажем прямо, если операторы реактора договорятся между собой взорвать его, они смогут это сделать при любой «защите от дурака». Посему сразу после аварии версию сознательной диверсии, как одну из основных, тщательно проверяли «компетентные органы». Более того, нашлась какая-то «волосатая рука», пытавшаяся оказать давление на «органы», чтобы они пришли именно к такому выводу, весьма желательному для нее. Однако «органы» давлению не поддались и вынесли вполне определенный вердикт: ни о какой сознательной диверсии не может быть и речи. Но «в ходе расследования аварии… высветились ее причины, связанные с грубейшими нарушениями технологического и специального режима эксплуатации ядерной установки». Казалось бы, этот деликатный вопрос решен окончательно. Ведь вряд ли найдется человек более компетентный в данном вопросе, чем «компетентные органы».

Тем не менее такой человек нашелся. В газете «Труд» (№ 74 1995 г.) он неожиданно начал реанимировать диверсионную версию. Оказывается, в объекте «Укрытие» появились непонятные «желтые пятна», которые интерпретировались «исследователем» как остатки взрывчатки. В других выступлениях «правдоискателя» даже назывался ее тип — то тротил, то пластическая взрывчатка…

Дело в том, что впервые эти пятна исследователи обнаружили еще в 1990 г. и сразу же провели подробный анализ их химического, элементного и радионуклидного состава. Оказалось, что к тротилу или другим взрывчатым веществам они не имели никакого отношения, а представляли собой водорастворимые соли урана, хорошо знакомые шахтерам урановых рудников. Там на потолках и стенах часто выступают такие же пятна. Вроде бы, все это должно было быть хорошо известно и «реаниматору». Но он, по-видимому, предпочел об этом забыть, ибо сенсации на природе желтых пятен явно не сделаешь.

Землетрясение?

С 1995 г. газеты и телевидение начали «смаковать» новую «сенсацию» — мол, чернобыльская авария случилась из-за землетрясения силой 3—4 балла, эпицентр которого находился примерно в 10 км от ЧАЭС, и которое произошло за 16—22 секунд до аварии. В некоторых публикациях даже привели сейсмограмму, на которой действительно имелся пик сейсмической активности земной коры, совпадавший по времени с официальным моментом аварии.

У специалистов по реакторам данные объяснения вызвали иронические улыбки. Они понимали, что вообще-то такая причина чернобыльского инцидента устроила бы многих — раз виноваты тектонические силы, значит, никто не виноват, и поэтому все удовлетворены. Однако авторы геотектонической гипотезы, проявив большую активность в ее популяризации в СМИ, на самом деле только показали свое полное незнание реалий атомной энергетики. Например, они «не знали», что ЧАЭС была построена с учетом возможного землетрясения силой до 6 баллов, и поэтому локальное землетрясение силой 3—4 балла (если таковое вообще было) никак не могло повлиять на ее работу.

Они «забыли», например, что 30 и 31 мая 1990 г. от румынского землетрясения до ЧАЭС дошли сейсмические волны силой до 4 баллов, но ни один из работающих блоков не вышел из строя. И даже на разрушенном 4-м блоке ничего существенного не произошло — его слегка качнуло, кое-где невысоко поднялась пыль, да в сосудах с водой пробежала рябь. В Японии работают десятки атомных блоков, и ничего там не случается, хотя геотектонические силы трясут островную державу довольно часто.

А главное, авторы геотектонической гипотезы никак не могут ответить на простой, но принципиальный вопрос: почему под воздействием землетрясения взорвался именно 4-й блок и не взорвался идентичный ему 3-й блок или однотипные 1-й и 2-й? Ведь землетрясение воздействует на все блоки, не отличая их друг от друга. «Версиемейкеры» никак не могут ответить на еще один принципиальный вопрос — почему землетрясение сумело воздействовать на реактор только того блока, где персоналом были нарушены правила ядерной безопасности, а в поведении других работающих блоков ЧАЭС какие-либо отклонения не наблюдались.

Ядерный взрыв?

Взрыв на 4-м блоке был очень мощным. Настолько мощным, что некоторые высказали предположение, что это был ядерный взрыв малой мощности. Это направление в поисках причин чернобыльской аварии разветвляется на три.

Первое — ядерный взрыв накопленного плутония. «Знаем, знаем. Нас не обманешь. Чернобыльский реактор был реактором двойного назначения: официальное — выработка электричества и сверхсекретное — наработка оружейного плутония для изготовления ядерных боеголовок. Реактор работал почти три года, и в нем накопилось слишком много плутония. Вот он и взорвался». Примерно так рассуждают в СМИ сторонники этой гипотезы.

Расчеты показывают, что в реакторе 4-го блока за время его почти трехгодичной эксплуатации могло накопиться примерно 600 кг плутония, которого хватило бы на десятки атомных бомб. «Ага, вот одна из них и взорвалась!» — могут аргументировать сторонники этой версии. Однако для атомщиков из самого факта выдвижения такой гипотезы становится ясным, что ее апологеты не знают ни физики реакторов и свойств топлива, ни физики плутониевого заряда, ни его конструкции. Не знают даже того, что плутоний, наработанный на АЭС в течение почти трехлетней эксплуатации, вообще не пригоден для изготовления ядерных зарядов из-за недопустимо большого количества в нем изотопа плутония под номером 240 и требует специальной переработки. Не знают и того, что ядерное топливо, отработанное в реакторах РБМК, просто хранится в спецхранилищах, и никто не собирается его перерабатывать в ближайшие десятилетия. Взорваться из-за плутония ядерным способом реакторы АЭС в принципе не могут при любом наработанном его количестве.

Второе — простой ядерный взрыв. «Раз ничего не получается со взрывом плутония, тогда, быть может, там состоялся ядерный взрыв на уране-235? Ведь в реактор 4-го блока было загружено много ядерного топлива! Поэтому начавшаяся неуправляемая цепная реакция просто переросла в ядерный взрыв». Примерно так рассуждают сторонники данной версии. А один из них, который чуть ли не каждый год меняет свои взгляды на аварию, даже оценил тротиловый эквивалент взрыва (в одной работе в 24 т, в другой указал в десять раз больше).

Ученые-атомщики были поражены. Ведь лучшие атомные умы всех ядерных стран мира десятки лет работали над миниатюризацией ядерных зарядов, но так и не смогли сконструировать ядерный заряд мощностью меньшей 400 т тротила. А тут нашлись «народные умельцы», сумевшие разглядеть в 4-м блоке такую конструкцию.

Однако когда по принципу Мигдала начинаешь интересоваться, чем занимались «колумбы» до аварии и в какой области физики они приобрели авторитет, выясняется, что они не имеют никакого образования ни в ядерной физике, ни в физике реакторов, ни в какой области физики вообще. У них совсем другие специальности. Скажем, «природоиспытателей» или экстрасенсов, или что-то в этом роде.

Третье — ядерный взрыв в подпрыгивающем реакторе. Больше всего ученых-атомщиков удивила необычная гипотеза подпрыгивающего реактора.

В середине 90-х в Чернобыле в МНТЦ «Укрытие» появился пожилой американец по фамилии Пурвис. При себе он имел портативный компьютер с набором программ, как говорили, по цепным реакциям. Ему предоставили всю необходимую информацию из архива, и он начал работы по изучению причин аварии. Для этого в составе МНТЦ была создана новая лаборатория. Что он в ней делал, никто толком не знал, ибо в его компьютер специалистам не давали заглянуть. Примерно через год таинственная лаборатория выпустила годовой отчет. И по МНТЦ пошли разговоры, что он содержит выдающиеся результаты, раскрывающие тайну чернобыльской аварии. Естественно, научный актив начал проявлять настойчивый интерес к необычным результатам. Но тогдашняя дирекция МНТЦ наложила запрет на доступ к отчету.

Это было совершенно необычно для Академии наук, ибо несекретные отчеты всегда были доступны всем желающим. Но затем актив узнал, что отчет без критического разбора внутри МНТЦ направлен в Москву академику Евгению Велихову на рецензию. Это еще больше заинтриговало научный актив. И на научном собрании представителям дирекции был задан прямой вопрос: почему официальные отчеты направляются во внешние организации, не пройдя апробации внутри своей?

Актив по неофициальным каналам сумел прочитать отчет. Как и ожидалось, никаких «больших открытий» там не содержалось, а выдвигалась новая гипотеза, согласно которой во время аварии «температура ядерного топлива достигла 6000—7000 °С и реактор 4-го блока заработал «в режиме ядерного реактивного двигателя», в котором роль сопел стали играть циркониевые стенки топливных каналов. Под воздействием могучей тяги «истекающего высокотемпературного газа (плазмы)» активная зона реактора выпрыгнула из шахты реактора, подобно баллистической ракете, на высоту 30 м под самую крышу центрального зала. Уже там, находясь в стремительном полете, она растеряла всю свою воду. В результате обезвоживания в активной зоне началась неуправляемая цепная реакция, которая закончилась ядерным взрывом малой мощности.

«Бред собачий!» — воскликнул знакомый физик после прочтения опуса. Ибо гипотеза противоречила элементарным законам даже общей физики, в частности закону реактивного движения. В реакторе 4-го блока просто не хватило бы воды, чтобы поднять струей его активную зону, «крышку» (схему «Е»), биологическую защиту и разгрузочно-загрузочную машину общим весом свыше 5000 т под крышу центрального зала. И как может активная зона остаться целой во время полета, если ее основные составляющие механически жестко не соединены? И как свыше 1,5 тысячи неуправляемых «каналов-сопел» могут заработать настолько синхронно, что зону не заклинило в шахте реактора? И как эти «каналы-сопла» могут направлять струи плазмы при температуре 6000—7000 °С, если уже при температуре 1200 °С они исчезают в бурной экзотермической паро-циркониевой реакции? Можно было бы назадавать еще десятки подобных неудобных для автора вопросов, но вразумительных ответов на них все равно уже нельзя услышать. Научный актив был разочарован, а американец отбыл восвояси.

Вскоре к руководству МНТЦ «Укрытие» пришла реалистически мыслящая дирекция, которая закрыла «бредовое» направление вместе с другими такими же. Однако сама гипотеза прыгающего реактора время от времени напоминает о себе. Нет-нет да и какой-нибудь ниспровергатель по телевидению или в газете вдруг «ошарашит» очередной чернобыльской «сенсацией»: мол, американские ученые доказали, а наши молодые и прогрессивные, но до сих пор не признанные косной официальной наукой исследователи подтвердили — реактор сначала подпрыгнул, а потом взорвался...

Четвертое — реактор, летающий в стратосфере. «Мы много лет ходили по 4-му блоку, облазили почти все доступные помещения и нигде не увидели 190 т топлива. По нашим визуальным оценкам его там наберется не более 10 % от первоначальной загрузки, т.е. не более 20 т. Поэтому никакой угрозы объект «Укрытие» не представляет, ибо нечему там взрываться. Вас обманывают заинтересованные лица». Эту гипотезу периодически встречаем на страницах газет (и даже одного научного журнала!) уже почти 10 лет. А на естественный вопрос, куда же делись остальные 170 тонн отработанного ядерного топлива из активной зоны реактора, ее авторы дают какие-то неопределенные ответы. То оно частично утонуло в болотах Белоруссии, а может быть, во время ядерного взрыва реактора испарилось в стратосферу и витает там до сих пор, постоянно угрожая всему человечеству своими выпадениями. Этот факт «упорно замалчивается» старшим, запуганным поколением ученых, а вот мы, молодое поколение (если считать молодостью ~ 50 лет), не боимся открыто сказать страшную правду всем народам мира. Примерно так аргументируют авторы очередной «сенсационной» гипотезы, не приводя в ее пользу никаких доказательств.

Зачем им вспоминать о том, что уже в первые годы после аварии были собраны сотни тысяч проб почвы на территории Украины, Белоруссии и России, позволившие оценить общее количество выброшенных радиоактивных веществ. А также о том, что проведенные тщательные анализы ясно показали — вне объекта «Укрытие» находится не более 5% топлива, загруженного в реактор 4-го блока. По этому вопросу было проведено множество международных проверок и специальных семинаров, на которых эта цифра была многократно подтверждена. Но авторам гипотезы все это невдомек, и они продолжают повторять, мол, мы топлива «визуально» не видели — значит его нет! Но как можно «визуально» оценить количество топлива, прикрытого, скажем, слоем бетона или засыпки? Никак. А как можно «визуально» оценить количество топлива, оказавшегося внутри массива «ядерной лавы» общим весом 1200 т? Тоже никак. Ведь его не видно «визуально». Спрашивается, как можно «визуально» обнаружить кубометры топливной пыли, если она осела на десятках тысяч квадратных метров стен, внедрилась в пол и потолки?

Только при помощи специальной технологии исследований, включающей в себя процедуры тщательного отбора проб различных материалов в объекте «Укрытие» и дальнейшего анализа их радионуклидного, элементного, химического и фазового составов при помощи сочетания точных методов ядерной физики и методов тонкой радиохимии. Такая сложная технология уже несколько лет работает в МНТЦ «Укрытие» и обеспечивает получение самых точных результатов в 30-км зоне. Учеными уже создан банк данных с распределением топлива по отдельным участкам блока и его общей характеристикой.

На объекте «Укрытие» остается еще немало нерешенных проблем, и МНТЦ «Укрытие» будет их методично решать научными методами. Однако решение конкретной проблемы количества оставшегося в объекте «Укрытие» ядерного топлива находится на завершающей стадии, ибо осталось отыскать его всего 40—50 т. Скорее всего, оно будет найдено в районе центрального зала реактора. Ну а задачу изучения количества ядерного топлива 4-го блока, летающего в стратосфере, на взгляд авторов, лучше решать в специфических медицинских учреждениях, но только не в Академии наук.

Пятое — бесовская сила «Чернобыля-2». «Знаем, знаем, персонал ЧАЭС никакого отношения к аварии не имеет. Во всем виновата работа сверхмощных антенн военной станции «Чернобыль-2». Мало того, что с их помощью проводилась космическая разведка и обеспечивалась противоракетная оборона СССР с западного направления, она еще и держала под контролем атлантическое побережье США. Это было бы еще ничего, но с 1985 г. ее антенны стали использовать и для распространения гамма-квантовой энергии фазовым сверхчастотным излучением, а катастрофа на ЧАЭС в апреле 1986 г. произошла из-за резкого увеличения излучения гамма-квантов во время эксперимента с целью их контролированного распространения. Это излучение оказалось направленным прямо на реактор 4-го блока. Оно то и спровоцировало его взрыв». Примерно такие аргументы приводят одни сторонники этой гипотезы.

«Ну, что вы! — возражают другие ее апологеты. — Смотрите глубже. Гамма-излучение здесь ни при чем. Все дело в том, что «Чернобыль-2» являлся одним из центров психотропного оружия. И психотропное излучение его антенн в ночь на 26 апреля 1986 г. было направлено как раз на 4-й блок. Находясь под его неотразимым влиянием, дежурная смена 4-го блока совершила все те роковые действия, которые и привели к чернобыльской аварии».

Что такое психотропное излучение радиолокационных антенн и существует ли оно в природе вообще, а если и существует, то способно ли оно проникнуть сквозь толстые железобетонные стены 4-го блока и на что-то там повлиять, ученые не знают, ибо наука подобного рода излучений не изучала. Поэтому комментировать такие вненаучные гипотезы с научных позиций совершенно бесполезно.

А вот свойства гамма-излучений ученым хорошо знакомы. Давно известно, что они излучаются радиоактивными ядрами и распространяются в пространстве независимо от воли человека. Еще никто не научился управлять гамма-излучениями, как управляют, скажем, радиоволнами. К тому же, ни одна радиолокационная станция не может излучать гамма-кванты, ибо они сконструированы, чтобы излучать радиоволны. Поэтому говорить о гамма-излучении, направленном на 4-й блок с антенн «Чернобыля-2», могут только совершенно невежественные в этих вопросах люди.

На этом заканчиваем, ибо для анализа других чернобыльских небылиц надо вновь набраться великого терпения. Для доказательства отсутствия трех китов, на которых стоит Земля, понадобились столетия, попытки же создать вечный двигатель непризнанными «естествоиспытателями», по-видимому, не прекратятся никогда...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно