ЗДЕСЬ ЗА РУКУ НЕ ВОДЯТ, ЗДЕСЬ ОБ РУКУ ИДУТ...

18 июня, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 24, 18 июня-25 июня 2004г.
Отправить
Отправить

У моей подруги Наташи необычная судьба. Вследствие ДЦП она с рождения была прикована к постели. Однако родители не сдавались...

У моей подруги Наташи необычная судьба. Вследствие ДЦП она с рождения была прикована к постели. Однако родители не сдавались. Несколько лет они возили дочь по лучшим клиникам СССР, и после серии тяжелых операций она встала на ноги.

Наташу отдали в обычную среднюю школу. И начался кошмар. Одноклассники издевались над девочкой, потрошили ее портфель, на переменке вырывали из рук палки, сбивали с ног. Тон травле задавала… классный руководитель. Обращаясь к Наташе на уроке, она всячески старалась подчеркнуть ее неполноценность, умышленно занижала ей оценки…

Кто знает, чем закончилась бы эта история, не окажись свидетелем одной из позорных сцен «школьная мама» параллельного класса. Она настояла на том, чтобы девочку перевели в ее класс.

Дети приняли новую ученицу хорошо, и немаловажную роль в этом сыграло отношение классного руководителя. Наташа стала посещать школу с удовольствием, у нее появились друзья. Это отразилось и на учебе: затравленная троечница вышла на четверки, затем в табеле стало появляться все больше отличных оценок. Девочка начала писать стихи, многие из которых посвятила любимой учительнице…

Окончив школу, Наташа поступила в педагогический институт, выучилась на логопеда. Сейчас у нее небольшая, но вполне успешная частная практика. Нескольким пациентам, на которых официальная медицина поставила крест, девушке удалось подарить радость общения.

Наташа до сих пор поддерживает отношения с бывшей учительницей. Ежегодно звонят одноклассники. Встречу выпускников они просто не могут себе представить без участия Наташи…

Изоляция или внедрение?

Если малышу трудно учиться из-за серьезных проблем со здоровьем, у нас его обычно отдают в специнтернат. В таких заведениях сейчас пребывает около 65% детей с особыми потребностями. С одной стороны, это неплохо: у интернатских учителей наработана методика работы с подобными учениками, за здоровьем последних наблюдают врачи. Однако при этом упускается крайне важный момент. Дети с физическими недостатками или задержкой умственного развития воспитываются в изоляции от внешнего мира, общаясь только с себе подобными. Когда же они покидают стены интерната, то оказываются абсолютно неприспособленными к самостоятельной жизни.

В то же время 35% таких детей учатся в обычных общеобразовательных школах. Гарантирует ли это нормальное развитие ребенка с особыми потребностями? Увы. Учителя не особо следят за тем, как успевает ученик-инвалид, какие затруднения испытывает. Поэтому уроки зачастую превращаются для него в обыкновенное отсиживание. Одноклассники же воспринимают такого ребенка как чужеродный элемент.

В Европе и США уже давным-давно занимаются вопросом внедрения детей-инвалидов в обычные учебные заведения. Такое совместное обучение называется инклузивным (от англ. include — включать).

Ознакомившись с опытом западных коллег, Всеукраинский фонд «Крок за кроком» в сотрудничестве с международной организацией «Крок за кроком» (Нидерланды) и представительством международной благотворительной организации «Кожній дитині» в Украине при поддержке местных органов власти разработали проект по внедрению модели инклузивного образования. В прошлом году в учебно-воспитательном комплексе «Малюк» (Львов) и средней школе №15 (Белая Церковь) приступили к его реализации.

— Мы начали с программы, ориентированной на детей дошкольного и младшего школьного возраста, — рассказывает Наталья Софий, директор Всеукраинского фонда «Крок за кроком». — Она предусматривала индивидуальный подход к каждому ребенку, обучение с учетом индивидуальных потребностей детей и активное вовлечение родителей в учебный процесс. Программа прошла апробацию в детских садах и начальных школах Украины и была утверждена Министерством образования и науки. Мы решили, что она может стать базой для внедрения в обычные школы и детсады детей-инвалидов. Так возник проект «Развитие модельных центров инклузивного образования для детей с особыми потребностями».

На ковер — всем классом

2-А класс белоцерковской средней школы №15. Дети повторяют пройденную тему. Классный руководитель Людмила Афанасьева вызывает их на самый настоящий ковер. Причем не по одному, а всех сразу, да и сама усаживается в круг, прихватив одну из мягких подушек. Малыши тянут руки — каждому есть что рассказать, перебивают друг друга, смеются. Не смущает их даже присутствие посторонних. И что удивительно — глядя на этих подвижных, активных детей, трудно понять сразу, кто же из них обладает особыми потребностями. Все они — одна большая дружная семья, где каждого любят и принимают таким, каков он есть.

Во многом это заслуга учителей. Именно они задают тон. Если классный руководитель не акцентирует внимание на физических недостатках или умственном отставании ребенка, а, наоборот, относится к нему тепло и бережно, ученики последуют его примеру.

Однако роль ученика с особыми потребностями не сводится к пассивному восприятию чужой заботы о себе. Он бывает и лидером кружка-«центра» (таких в каждом классе несколько — чтения, математики, творчества и т.д.), и правой рукой учителя, учится принимать решения. Он чувствует, что нужен людям, может быть полезен... А в результате — несомненный прогресс в социальном развитии.

«В коллективе наш ребенок стал менее агрессивным, легче общается с одноклассниками...» «Сыну очень нравится в школе, в классе у него есть друзья...» «Дочь чувствует себя равной среди одноклассников...» Все это — отзывы родителей учеников с особыми потребностями.

Бабушка недели

На стене 2-Б висит красочный плакат «Мое настроение», похожий на метеокарту. Каждый ребенок, приходя на уроки, вешает на него картинку с изображением погоды в своей душе — будь то ясное солнышко, небольшие тучки или грустный дождик. А еще в каждом классе есть уголок уединения. Если маленький школьник не хочет общаться с друзьями, если он устал или кошки на душе скребут — он садится за эту парту, и никто не станет ему докучать. Если же ребенок часто находится в уединении, а погода на его карточке дождливая, для учителя это может стать сигналом: возможно, малыш нуждается в поддержке, а то и помощи психолога. А возможно, пришло время для семейной консультации.

В белоцерковской школе №15 считают: для того, чтобы ребенок нормально развивался и хорошо себя чувствовал, родители и школа должны стать для него одной большой семьей. Поэтому обязательным элементом обучения здесь является «сотворчество» педагогов, родителей и детей. Вместе они ездят на экскурсии, устраивают праздники. Мамы, папы, бабушки и дедушки приходят в школу, рассказывают детям о своих профессиях, вспоминают интересные истории, дают советы.

— В моем классе учится трое детей с задержкой психического развития, — рассказывает классный руководитель 3-Б Лариса Потапчук. — Но серьезные проблемы только у одной девочки. Она отстает, поскольку много пропускает, родители же ею не занимаются.

К счастью, не все родители такие. Для большинства помещение ребенка-инвалида в обычную школу — словно лучик надежды, своеобразная путевка в полноценную жизнь. Поэтому они готовы выполнять все рекомендации педагогов, логопеда, детского психолога, заниматься с чадами дома и даже, если понадобится, проводить с ним весь день в школе.

Отдельный вопрос — как относятся родители к тому, что их здоровые дети будут учиться в одном классе с инвалидами. По мнению директора школы №15 Натальи Слободяник, это зависит от их культурного уровня. «Если родители станут возражать против совместного обучения, здорового ребенка можно перевести в другой класс. Но в нашей школе таких случаев пока не было». Однако во многих обычных школах родители часто выступают против совместного обучения. Тревожит в этой ситуации то, что нетерпимость мам и пап передается их детям. Поэтому программа внедрения детей с особыми потребностями предусматривает и работу с «трудными» родителями: беседы, тренинги, психологические консультации.

Отрежь на пятерку!

У педагогов белоцерковской средней школы №15 уже есть определенный опыт: классы индивидуальной педагогической коррекции для детей с задержкой развития были открыты в школе 10—12 лет назад. Однако для работы в инклузивном классе нужны специальные научно-методические разработки и подготовка учителей. «Мы, конечно, можем предложить родителям отдать ребенка с особыми потребностями в обычную школу, но если педагог не умеет работать в классе, где есть инвалиды с различными диагнозами, программа не будет иметь успеха и не продемонстрирует преимуществ для таких детей», — считает Наталья Софий.

В эксперименте приняли участие шесть классов начальной школы. В них сейчас учится 17 детей с особыми потребностями, по два–три ребенка на класс. Как утверждают координаторы проекта, оптимальное количество таких детей в классе — до 10%.

Перед началом учебы ребенок проходит обстоятельное медицинское тестирование, после чего врач-специалист дает рекомендации родителям или опекунам и учителям малыша. Составляется подробный учебный план, для каждого индивидуальный.

Из прошлого века к нам перекочевали стандартные для всех требования школьной программы. Подчиняясь им, многие педагоги и поныне работают с расчетом на то, что все дети за одинаковое время усвоят определенную сумму знаний. Однако в развитых странах все больше внимания уделяется индивидуальному, более гибкому подходу к каждому ученику с учетом его возможностей. Только такой подход и может сработать в инклузивном классе.

...После уроков, ознакомившись с новым материалом, ученики рассаживаются в «центрах» и выполняют домашнее задание. Каждая группа выбирает себе лидера, который зачитывает задания, следит за их выполнением. Детям с особыми потребностями помогает, подсказывает, дает индивидуальные задания ассистент (такие специальные сотрудники работают сейчас в четырех из шести классов).

И хотя подход к каждому особый, все находятся в равных условиях. Каждый работает в меру своих сил — но стараются все. И в зависимости от старания друг друга оценивают. «В первом классе, когда оценки в журнал еще не выставлялись, — рассказывает Ольга Шинкарук, классный руководитель 3-А, — мы предлагали классу разделить между собой пирог в зависимости от того, кто как работал на уроке. Также просили каждого ребенка поставить оценку самому себе».

Каждый знает: если он получил тройку или двойку, то не потому, что он глупый или плохой, а потому, что мало потрудился. И никому не обидно...

А что дальше?

Около 110 тысяч учеников в Украине — дети с особыми потребностями. Статистика свидетельствует, что за последние годы количество детей-инвалидов возросло на 25,4%. Поэтому так важен опыт белоцерковской школы №15.

У организаторов проекта — множество планов. К примеру, в школе №15 пока нет учеников с ограниченными возможностями передвижения, однако в будущем они появятся. Дабы облегчить им доступ к учебным ресурсам, предусмотрена частичная реконструкция школы.

Суммируя опыт, полученный за время осуществления проекта, организаторы исследуют влияние инклузивной модели образования на развитие детей с особыми потребностями, а также на всех остальных участников образовательного процесса. Разрабатываются новые и улучшаются уже существующие методики обучения детей с различными видами заболеваний. Продолжается изучение зарубежного опыта.

В школе создан ресурсно-тренинговый центр, где педагоги могут обмениваться опытом, учиться работать не только с детьми-инвалидами, но и проводить тренинги для своих коллег. Издан ряд методических пособий. Предполагается стажировка педагогов за рубежом.

Для более эффективной работы планируется организовать сотрудничество с органами местного самоуправления, социальными службами для молодежи, создать службы социальной поддержки семей, в которых воспитываются дети с особыми потребностями. Кроме того, разрабатываются изменения в существующей нормативно-правовой базе, необходимые для реализации и распространения инклузивной модели образования.

Некоторые составляющие проекта выполнимы на уровне одной-двух школ, но при более масштабном распространении программы вызовут затруднения. К примеру, введение дополнительных должностей ассистентов учителей для работы в инклузивных заведениях. Придется фактически удвоить количество педагогических работников. Не стоит забывать и о моральных проблемах, болезненном преодолении стереотипов, на которое уйдет не один год.

Программа, как уже говорилось, рассчитана на дошкольников и младшую школу. Очевидно, пришло время задуматься о продолжении проекта, связанного со средней и высшей школой...

* * *

...Наша с Наташей дружба длится уже много лет. С самого детства у меня была добрая, чуткая, преданная подруга, с которой никогда не было скучно. Ни разу в жизни у меня не возникло мысли, что эта девушка чем-то хуже других, имеет меньше прав на дружбу, любовь, уважение. Такое же отношение автоматически перешло на всех людей с особыми потребностями. Поэтому я убеждена: преодоление стереотипного восприятия инвалидов как «ненормальных», «неполноценных» членов общества должно начинаться с соответственного воспитания детей. Недаром бытует мнение: инвалиды приходят в этот мир, чтобы сделать нас добрее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК