В железной мясорубке

16 февраля, 16:28 Распечатать Выпуск №6, 17 февраля-23 февраля

Почему школьники не хотят учиться?

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Раньше самой обсуждаемой проблемой школы было ее финансирование. Но теперь на первый план вышла другая проблема – школьники теряют интерес к учебе. 

Вспомните первый класс — новенький портфель, красивый пенал и форма, первые старательно выведенные буквы — в начальной школе стараются все. Куда же потом это девается?

О том, что дети теряют мотивацию учиться, заговорили на самых верхах: еще в декабре министр образования и науки Лилия Гриневич озвучила проблему на встрече с главами департаментов образования страны, ссылаясь на данные соцопросов. Она предложила привлечь для решения проблемы психологов. Министр отметила, что теперь школьных психологов нужно будет готовить по-другому. А учителям, которые возьмут классы Новой украинской школы, нужно будет предоставить поддержку от профессионального выгорания и знания о психологии ребенка. 

Свои предложения министр проиллюстрировала вот таким примером из реалий пилотных классов Новой украинской школы: "В нашем образовательном пространстве предусмотрен уголок уединения. В этот уголок стоит очередь детей с мобильными телефонами, чтобы уединиться и поиграть. То есть это вызов, который мы должны понять, как решить. И должна быть модель поведения учителя. Потому что если сейчас учителя, участвующие в пилоте, имея постоянную консультационную поддержку и возможность обратиться к тренерам, не всегда могут справиться с этим, то что говорить, когда это получат 20 тыс. учителей?". Министр отметила, что для учителей нужно разработать методические рекомендации и рассказывать им о таких вещах на курсах. 

Более того, МОН уже подготовило и опубликовало для обсуждения Проект положения о психологической службе в системе образования. Он предполагает, что будет функционировать целая вертикаль психологической службы, на верхушке которой – Институт модернизации содержания образования и научно-методический центр НАПНУ. Цель службы – "содействие созданию условий для социального и интеллектуального развития, охраны психического здоровья и оказания психологической помощи (психологической поддержки) всем участникам образовательного процесса".

Все это хорошо и правильно. Но, как говорится, не психологом единым… В чем-то, конечно, психологи помогут (они и сейчас работают в школах), но этого будет недостаточно. Потому что есть вещи, в борьбе с которыми врачеватели душ будут бессильны. И здесь не поможет даже самый уютный уголок уединения. Как ни печально, но сам школьный механизм работает так, что отбивает у многих охоту учиться. Поэтому о нем и поговорим. 

Конечно, школы бывают разные, но чаще всего они напоминают большую железную мясорубку (помните, такие вот старые, механические, с массивной тяжелой ручкой?). Она перемалывает в одинаковый фарш всех, кто сидит за партами. Ну, а если попадется какой-нибудь слишком твердый хрящик, не желающий безропотно лезть в жернова, механизм, может, и застопорится на нем слегка, но потом все равно перекрутит и выплюнет, продолжая свою работу. Индивидуальный подход к каждому ученику в школьной теории всегда приветствуется и поощряется, о нем много говорят, но зачастую он остается всего лишь красивым лозунгом. Потому что школе так работать проще: все одинаковые. 

Положа руку на сердце, давайте признаемся: много ли возможностей для самовыражения и творчества дает школа? Да, дети пишут сочинения на заданные темы. Но часто стараются их просто списать. "Потому что ленивые!" — скажет кто-то. Да, наверное, не без этого. Но и потому, что бывает неинтересно. Для того чтобы хотеть написать сочинение по литературе или эссе по истории, нужно получать кайф от этих уроков. Нужно, чтобы на них можно было свободно высказывать свое мнение, отличное от мнения учителя и указаний программы. Нужно, чтобы темы сочинений в конце концов были интересны, а не предполагали заранее правильный и вылизанный ответ. А часто ли такое можно увидеть в школе? 

Еще один момент. Вы видели когда-нибудь школьное расписание старшей школы? Семь-восемь уроков в день. Заканчиваются они около четырех пополудни. А после, дома, еще нужно делать уроки на завтра. Захотелось ли бы вам на месте уставших детей что-то творить с энтузиазмом после десяти-двенадцатичасового рабочего дня? И даже если учитель задаст интересное задание, на него часто просто уже не хватает сил. Гораздо проще что-то списать из сборников готовых домашних заданий (ГДЗ) или у более ответственного товарища, чем отказаться от тренировки в любимой секции или просто нормального отдыха. 

Объемы домашних заданий — это отдельная печальная история. И если в начальной школе ответственный учитель еще как-то балансирует их количество ("Я задал выучить на завтра стихотворение, и потому по другим предметам задам немного меньше"), то в старшей школе каждый учитель, как правило, тянет одеяло на себя. "Задаю вам на послезавтра вот эти несколько параграфов. По ним будет контрольная! Ну, а что тут такого, это ж не на завтра у вас целых два дня!". О том, что в эти два дня на детей обрушится лавина таких же неподъемных заданий по другим предметам, никого не волнует. Поэтому нечего удивляться, что большинство попытается во время контрольной списывать: они просто физически не успеют хорошо выучить эти параграфы. О качестве учебников разговор особый (см. "Бледный отличник или румяный троечник?", ZN.UA от 12.01.2018 г.)

Чтобы дети хотели учиться, им должно быть интересно на уроках. Нужны учителя-профессионалы с горящими глазами, которые могут заразить учеников своим предметом, которые применяют современные подходы и методики, которые растут профессионально и работают над собой. И, самое главное, любят, ну, или хотя бы уважают детей. 

Есть, например, отличные учителя, заслуженные-перезаслуженные методисты, которые способны замечательно изложить материал, с закрытыми глазами рассказать любую тему, безо всяких учебников подобрать интересные задания. И при этом они могут унизить и буквально "прибить" к земле тех, кто с этими заданиями не справляется. Они обожают свой предмет и совершенно искренне не понимают, как живут на земле те, кто с ним не справляется. А ведь униженный и жестко осмеянный ученик будет бояться, но не будет любить учиться. 

Как оценить мастерство учителя: по тому, каких крутых вершин он достиг со своими сильными учениками, или по тому, как поднял средних и даже самых слабых? Однозначного ответа нет. По этому поводу давно ведутся дискуссии. Но что точно очень бы хотелось увидеть в школе настоящую дифференциацию по уровням. Чтобы слабые и середнячки не выпадали из поля зрения учителя. Чтоб они делали успехи и росли, чтоб чувствовали свой прогресс. Тогда и стимул будет учиться. Может быть, стоит подумать о том, чтобы по некоторым предметам делить на группы не по алфавиту, а по уровню детей?

К сожалению, одним из стимулов для учебы в школе является страх: учиться нужно не потому, что это интересно, а потому, что иначе будут проблемы. И, конечно, это не стимулирует интерес к учебе. Страх перед унижением или двойкой. Страх перед отчислением: "Не будешь учиться вылетишь из гимназии или лицея". Страх перед ВНО. Причем как у самих учителей ( "Школа упадет в рейтинге, если дети плохо сдадут ВНО"), так и у учеников ( "Не будешь учиться — не сдашь, а значит никуда не поступишь и аттестат получишь плохой"). Это правда. Но правда и другое: ВНО — это не цель обучения в школе, а линейка, которой измеряют рейтинг абитуриентов. Если ты успешно, с интересом учился, ты сдашь ВНО. Плохо, что старшая школа "заточена" на обыкновенное натаскивание к тестированию. А ведь дрессировка — это неинтересно. Сын моей знакомой, ныне уже студент, как-то хвастался, что не читал многих произведений по украинской литературе, но в школе перерешал столько тестов (а вопросы в них похожие), что хорошо сдал тестирование.

Конечно, со страшилками заставить детей учиться намного проще, чем провести классный урок. Такой, чтобы после него хотелось почитать о выученном и узнать больше.

Все эти печальные истории о школе приводят к тому, что все больше родителей интересуются возможностью домашнего обучения. Но этот вариант подходит не всем. Потому что, во-первых, важна социализация — не все могут учиться без общения со сверстниками. Конечно, можно ходить на кружки и секции, но без школьного детского коллектива, со всеми его традициями, радостями и опытом, некоторым приходится туго. Еще одна проблема — не все хоумскуллеры (так называют тех, кто учится дома) могут организовать свое время и не выбиться из графиков сдачи контрольных и выполнения заданий. 

Кроме того, для родителя, выбравшего домашнее обучение, со всей остротой встает проблема: кто будет объяснять ребенку сложные темы по разным предметам? Особенно в старших классах. Придется нанимать репетиторов, а это существенные суммы. Некоторые хоумскуллеры объединяются в небольшие группы и нанимают репетитора сообща. Учитывая все проблемы, бывает, что, отказавшись от школьного обучения, кто-то со временем все-таки возвращается в школу. Но много и тех, кто доволен обучением на дому и отдает предпочтение ему, а не школе.

Конечно, описанная выше картина мрачновата. Кто-то возразит, что не во всех школах так обстоят дела. Ну, или хотя бы не у всех учителей. Да, соглашусь. Но тенденция все-таки есть, и она не радует. Недаром о ней заговорили на самом высоком уровне. И там тоже понимают, что не только в психологической поддержке дело. 

"Основная идея новой украинской школы заключается в том, что мы должны перейти к другим методикам преподавания, которые удерживают мотивацию детей к обучению и перейти от авторитарной педагогики к педагогике партнерства, сказала Лилия Гриневич. Как найти этот баланс? Для этого учителю нужно изменить определенную систему координат ... Нужно время для того, чтобы учителя могли изменить самих себя".

Справится ли со всеми этими вызовами школьная реформа — Новая украинская школа? Время покажет. Ведь и компетентностный подход, и отход от авторитарной педагогики к педагогике партнерства — это идеи не новые, они начали внедряться у нас еще после Помаранчевой революции. И учебные программы с планами менялись, причем не раз. И всегда с обещаниями, что новые лучше прежних. А ржавая школьная мясорубка все это пережила и выстояла. Как работала, так и работает. 

Хотелось бы, чтобы в этот раз все действительно обновилось.  В школе нужно менять коренным образом стандарты, программы, учебники. Не косметически менять, переставив местами колонки текста и темы, а кардинально. Сокращать нагрузку, урезать количество уроков (пусть их будет меньше, но они будут насыщенными и интересными). И, конечно, решать кадровую проблему чтобы дети были мотивированными, в школу должны прийти мотивированные учителя. Впрочем, это уже тема для другого разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • NikitinAfanasij NikitinAfanasij 17 лютого, 17:56 Почему, когда "реформаторы" что-то хотят реформировать, то полагают, что все это должно происходить бесплатно? "За идею"? Почему учитель, у которого ставка 3735 грн (а у уборщицы - 3723), а зарплата "чистыми" - 2900, должен думать о каких-то мифических реформах, а не о том, где взять денег на еду и как доехать до работы? Кто рассказывает "пани министерке" и Великом Гройсману о фантастичнских зарплатах учителей в 8000? Да - после 20 лет стажа, за 24 час, классное руководство, высшая категория и так далее. А до того - 3735 у специалиста и 4400 - высшая категория. Точка! Поэтому пока засуньте реформы себе в одно место, господа! согласен 4 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно