Совет да нелюбовь? Студенческие советы при власть имущих — мертвые дети постсоветской демократии

7 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 7 апреля-14 апреля

В середине мая прошлого года министр образования и науки Украины Станислав Николаенко подписал в Норвегии документы о присоединении нашей страны к Болонской конвенции...

В середине мая прошлого года министр образования и науки Украины Станислав Николаенко подписал в Норвегии документы о присоединении нашей страны к Болонской конвенции. Помимо всего прочего, приближение к европейским стандартам высшего образования должно было бы расширить полномочия органов студенческого самоуправления. С этой целью г-н Николаенко даже создал Всеукраинский студенческий совет при Министерстве образования и науки. Новая структура должна была представлять интересы студенчества на общегосударственном уровне, влиять на принятие и воплощение в жизнь решений по поводу студенческих проблем, налаживать конструктивный диалог между органами государственной власти и молодежью, обучающейся в вузах.

Интересно, что на сегодняшний день формально существует еще один подобный орган со сходными функциями — Всеукраинский студенческий совет при президенте Украины, созданный в 2001 году во время каденции Кучмы. Хотя он давно уже не функционирует, его никто не упразднял и до сих пор его возглавляет... спикер Верховной Рады Владимир Литвин (!), назначенный председателем этого органа еще во времена управления администрацией президента Кучмы. Фактически же функции координатора деятельности совета все это время выполнял Андрей Черных (по совместительству председатель Молодежной общественной коллегии при главе ВР), периодически проводя какие-то представительские мероприятия. Совет был назначен «сверху» и за все время своего существования собирался раза три.

В отличие от него, «николаенковский» совет формировался не по принципу «с кем хочу советоваться, того и назначаю», а демократическим путем. Была проведена учредительная конференция, на которой 215 делегатов из 182 высших учебных заведений избрали членов Всеукраинской студенческой коллегии при МОН.

Национальные особенности «профессионального» роста молодежных функционеров

Рабочую группу по организации конференции возглавлял экс-глава студенческого парламента Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Иван Слободяник. Известно, что перед выборами-2004 он работал на структуры, тесно связанные с Партией регионов, в частности, его нередко можно было встретить в офисе самого молодого на тот момент депутата Верховной Рады и по совместительству лидера Союза молодежи регионов Виталия Хомутынника. Еще раньше г-н Слободяник был избран студенческим мэром Киева на мероприятии, организованном Народно-демократической лигой молодежи, и поздравил его с этим сам премьер-министр Янукович, о чем все желающие могли узнать на сайте г-на Хомутынника. Когда подходила к концу оранжевая революция, Ивана Слободяника уже можно было встретить на оранжевом Майдане, а возглавляемый им Благотворительный фонд «Университас» занимался тем, что на средства фонда «Відродження» оказывал правовую помощь «студентам, которые могут быть ущемлены в правах из-за политической деятельности во время избирательной кампании 2004 года». В поддержку студентов была даже организована «горячая телефонная линия», номер которой «по совместительству» оказался номером Киевской городской организации партии «Єдність».

«Да пусть хоть на черта работал, — прокомментировал политическую маневренность новоиспеченного секретаря Всеукраинского студенческого совета министр Николаенко, — дело же не в этом». И то правда. Депутатов-«перебежчиков» и прочих «флюгерманов», меняющих свои взгляды в зависимости от того, куда подует политический ветер, у нас хватает — такова уж особенность украинской национальной политики. И с ней надо мириться. Главное, чтобы студенческие вожди отстаивали интересы своей «паствы».

Законопроект 3323 как тест на «ху из ху»

В конце июля прошлого года был подписан меморандум о сотрудничестве между Министерством образования и науки и Всеукраинским студенческим советом, согласно которому последний обрел полномочия центрального органа студенческого самоуправления и право отстаивать интересы студенческих советов вузов.

Лакмусовой бумажкой на проверку преданности ВСС интересам студентов стало принятие Верховной Радой Украины 22 сентября законопроекта о внесении изменений в Закон Украины «О высшем образовании» (по поводу подготовки кадров) под номером 3323, который грубо нарушал конституционные права студентов. Больше всего возмутило студентов положение о том, что выпускник высшего учебного заведения, который учился за счет государственного бюджета, обязан по окончании вуза отработать три года «по направлению» на рабочем месте, установленном правительством. В случае отказа он или она обязан(а) был(а) бы возместить государству затраты на свое обучение с учетом индексации на уровень инфляции. Фактически в лучших советских традициях государство устанавливало трехлетнюю «кабалу» для студентов-бюджетников (несколькими месяцами ранее такую норму пытался внедрить своим указом для студентов-медиков министр здравоохранения Николай Полищук).

Согласно другому положению этого законопроекта, размер платы за обучение для студентов-контрактников привязывался, помимо уровня инфляции, к изменениям стоимости коммунальных услуг и оплаты труда педагогических и научно-педагогических работников, что создавало дополнительные основания для немотивированного и неконтролируемого повышения платы за обучение для контрактников администрациями вузов.

Понятно, что и первая, и вторая поправки были неконституционными, поскольку вопреки статье 22 Конституции Украины приводили к сужению содержания и объема существующих прав студентов. Кроме того, они противоречили статье 53 Конституции Украины, гарантирующей гражданам право получать высшее образование бесплатно, то есть без внесения платы в любой форме, а также Конвенции «Об отмене принудительного труда», согласно которой Украина обязана была отменить обязательный или принудительный труд и не прибегать к любой его форме.

Особая пикантность заключалась в том, что соавторами двух вышеупомянутых неконституционных поправок были министр образования и науки Украины Станислав Николаенко и его близкий соратник — секретарь комитета ВР по вопросам науки и образования Владимир Кафарский. Студенческий совет при МОН очутился между молотом и наковальней.

На следующий день, 23 сентября, представители трех общенациональных студенческих организаций — Украинской ассоциации студенческого самоуправления, «Студенческого братства» и Украинского студенческого союза — обратились к президенту Украины Виктору Ющенко с просьбой ветировать принятый накануне законопроект. 6 октября был создан Координационный совет студенческих организаций Украины «по борьбе с законопроектом», в который помимо трех упомянутых организаций вошли еще два студенческих профсоюза. Студсовет при МОН по-прежнему отмалчивался.

Ситуация накалялась. За это время появились многочисленные материалы с отрицательной оценкой законопроекта в средствах массовой информации. 11 октября Координационный совет студенческих организаций провел общественные слушания по этому вопросу. К участию в них были приглашены президент Украины Виктор Ющенко, министры Станислав Николаенко и Юрий Павленко, а также народные депутаты — авторы поправок, которые студенты считали неконституционными. Из последних явился только Михаил Родионов. Представители Министерства образования и науки общественные слушания проигнорировали. Студенческий совет при МОН тоже молчал.

На очередном заседании ВСС 14 октября председатель секретариата совета Иван Слободяник дипломатично попросил докладывать по законопроекту 3323… Артема Михайлюка, который является председателем Союза инициативной молодежи и вообще не входит в состав ВСС. В результате было принято «эпохальное решение» — обратиться к президенту с просьбой ветировать законопроект. Подчеркиваю, произошло это почти через месяц после того, как с такой же просьбой выступили инициативные молодежные организации. «Революционный» оппортунизм ВСС был подкреплен и позицией министерства, которое, оказавшись в безвыходном положении, само заговорило о «целесообразности применения президентом Украины права вето по отношению к этому законопроекту».

25 октября президент ветировал законопроект.

Кому нужен совет,
с которым не советуются?

К сожалению, за 15 лет независимости мы так и не осознали, что демократию нужно строить, а не имитировать. А после окончания кучмовской эпохи и приближения к Европе «семимильными шагами» процесс имитации тоже набрал обороты. Количественно и качественно. На берегах отечественной атрибутивной демократии советского пошиба возникают новые «потемкинские деревни» с красивыми названиями. Но если вглядеться пристальнее...

На одной из последних расширенных коллегий Министерства образования и науки на вопрос премьер-министра Юрия Еханурова по поводу концепции «Студенческое и ученическое общежитие» министр образования Николаенко ответил, что она на согласовании в Минфине. Функционеры, знакомые с процессом продвижения таких документов по властным коридорам, говорят, что это последняя ступенька, после которой документ будет направлен на утверждение в Минюст и на подпись в Кабмин. Как свидетельствуют результаты опроса, только один из трех десятков членов Всеукраинского студенческого совета слышал что-то об этом документе. Возникает резонный вопрос: почему министр не посоветовался со своим студенческим советом, прежде чем утверждать концепцию? И кто в первую очередь заинтересован в формировании концепции развития общежитий — студенты, там проживающие, или чиновники от образования?

Кроме того, как стало ясно после упомянутой коллегии, Министерство образования и науки при поддержке части депутатов и ректоров крупных государственных вузов начинает зондировать почву и готовить общественное мнение к отмене единого общегосударственного образца диплома, мотивируя это повышением качества образования. В условиях устойчивой тенденции к сокращению количества абитуриентов и конкуренции вузов за них это станет ударом по вузам негосударственной формы собственности. Одни вузы будут выдавать дипломы государственного образца, а другие — негосударственного. Еще более странно выглядит это в условиях присоединения Украины к европейскому образовательному пространству, где выпускники вузов разных стран получают единое (!) приложение к диплому европейского образца, а тут... в пределах одной страны — два типа дипломов. Создается не совсем честная конкуренция: ведь, чтобы заслужить право выдавать дипломы, каждый вуз и так вначале получает лицензию и аккредитацию от МОН. Поскольку рынок высшего образования перенасыщен и новых вузов на практике создается мало, Министерство образования и науки хочет установить еще один фильтр и, помимо лицензий и аккредитаций, «торговать» еще и правом на выдачу дипломов. Опять-таки возникает вопрос: понравится ли это студентам «непрестижных», «второсортных» вузов? Но кого интересует их мнение?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно