Придет ли в школу человек?

02 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 2 сентября-9 сентября 2005г.
Отправить
Отправить

Мы должны быть ответственны не только за то, что делаем, но и за то, чего не делаем. Мольер Более четверти века на ниве школьной педагогики был я и учителем, и руководителем, и практическим психологом, и снова учителем...

Мы должны быть ответственны не только

за то, что делаем, но и за то, чего не делаем.

Мольер

Более четверти века на ниве школьной педагогики был я и учителем, и руководителем, и практическим психологом, и снова учителем. Перепахал это «поле», как говорят, вдоль и поперек. Не знаю, вырастил ли что-то путное, но в итоге мне открылась неожиданная истина: украинская школа не создала личность потому, что в ней, при ее-то многолюдности, все это время отсутствовал человек — человек как субъект воспитания. В тоталитарном обществе «Я» считалось всего лишь «последней буквой в алфавите». А раз так, то и школа не спешила, да и сейчас, справедливости ради надо сказать, не спешит возвести ребенка в ранг существа исключительной социальной значимости, которому для соответствующего развития и становления требуется иная, чем была еще вчера, педагогика.

Прежде чем предложить вниманию читателей «партитуру реквиема» по старой школьной педагогике, с которой никак не может расстаться новая Украина, замечу следующее: серьезный педагогический брак «гонит» не только общеобразовательная школа. К сожалению, он характерен, возможно, в меньшей мере, и для гимназий, лицеев, колледжей, всевозможных учебно-воспитательных комплексов, центров развития личности и т.п., так как их сердцевинная сущность — тончайшая работа по возделыванию человеческой личности — тоже далека от понимания человека как биологического и социального явления синергетической системности.

Нынешняя педагогика не в состоянии увидеть в обычном ученике не то что феномен человека, но даже остается индифферентной к его сугубо человеческим состояниям: радостям и горестям, порывам и обидам, находкам и потерям, интересам и разочарованиям. Все достоинства школьника до сих пор рассматриваются исключительно сквозь призму его ответов на уроках. А сакраментальная формула «хорошо учишься — хороший человек, плохо учишься — плохой человек» остается организующим центром всех прегрешений старой педагогики.

Нельзя сказать, что за последнее время совсем не было попыток отдельных авторов (даже среди министров образования — вспомним «педагогику добра» Ивана Зязюна!) внести в школьную педагогику рациональное начало. В разных регионах страны периодически возникали «очаги противления» работе по старинке в системе школьной педагогики, однако они тут же локализовались авторитарной властью.

Одним из таких очагов просвещенческого инакомыслия стала наша Мелитопольщина, где и сейчас, несмотря на попытки воспрепятствовать доминанте непрофессионализма в сфере школьной педагогики, в «заключении» находится уникальный педагогический метод.

Итак, примерно два десятка лет назад группа педагогов-энтузиастов одной из сельских школ бросила в изголодавшуюся по гуманизму педагогическую почву зерно идеи самоорганизации личности. Этим фактически было положено начало проведению десятилетнего, научно-педагогического эксперимента, социальные результаты которого оказались более чем оптимистичными. Из школы объективно и навсегда исчезла проблема правонарушений и преступлений со стороны учащихся, повысилось качество учебно-воспитательного процесса, что было отмечено в специальном решении коллегии областного управления образования. Кроме того, перевелись второгодники и трудновоспитуемые. Никто из проверяющих не верил, что на всю школу в полтысячи учащихся нет ни одного курящего, тем более — наркомана. Всевозможные уровни-показатели школы улучшились, а ученик стал объектом уважения, независимо от его успехов в учебе, что имело в деле воспитания человека-гуманиста решающее значение. Каждый ребенок понял: я — человек и разбрасываться собственной феноменальностью, способностями и потенциальными возможностями не стоит.

Словом, иным стал школьник. Противоречивый подросток подружился с мыслью о собственном человеческом достоинстве. Разве такой не выучит урок? Или подставит однокласснику «подножку»? Или побежит в подворотню? В общем, новый метод полностью изменил мышление наших воспитанников.

Между прочим, пресса в то время много писала об этом методе, и люди отовсюду приезжали перенимать опыт. Наведывались также и ученые из Киева и Москвы, представители обоих министерств. «Союзное» даже заслушало наше сообщение о необычном методе воспитания школьников на заседании своей коллегии. Но, опять-таки, никому не верилось, что в школу, тем более сельскую, можно приехать без предупреждения, пойти в любой класс, на любой урок или мероприятие и стать свидетелем не показушного, а настоящего урока самоорганизации личности. Такого попросту тогда, не то что не могло быть, — вообще не должно было быть! Не таким было то время, чтобы «яйцо курицу учило». Да и о какой самоорганизации могла идти речь, если тогда еще всех и вся организовывала партия. А в самой Академии педагогических наук ни о какой самоорганизации и слыхом не слыхивали. Люди «сверху» ограничились тем, что заказали брошюру, рассказывающую об этом опыте «из опыта», но только чтобы в ее названии слова «самоорганизация» не было.

А вот местные власти ополчились и против метода, и против его «сеятеля». Опального «агронома» — директора школы — под видом аварии отопительной системы выгнали с работы, «бригаду» учителей запугали (тогда это было еще легко сделать), а их «опытный участок» вытоптали до последнего ростка. Попытки восстановить справедливость через суд ни к чему не привели. Сильные мира сего пустили в ход черный пиар областного масштаба, и таки вытравили из района возмутителя спокойствия.

Впереди была почти двенадцатилетняя «война» за возрождение метода, которая, к сожалению, продолжается и поныне.

Сейчас, когда украинское общество начало поворачиваться лицом к человеку, убеждаюсь в целесообразности своего профессионального поиска. Да и всем, думаю, сегодня становится ясно, что, направляясь в Европу, украинец сначала должен стать самим собой: и морально, и интеллектуально, и физически — ведь живы еще корни нашей ментальности. А путь к духовности любой нации лежит не иначе как через «природосообразное» (термин Я.Коменского) взращивание ее молодого поколения. Причем личность, этот универсальный энергетический сгусток САМО, становится цивилизованной в одном-единственном случае: если она в своем развитии управляется не извне, а организуется изнутри самой себя под «солнцем» компетентной педагогики. Человек по своей природе — не враг самому себе. Его личный интерес, этот вечный двигатель человеческого «Я», имеет врожденную склонность к социализации. Необходимо лишь создать для этого «корешка цветущей жизни» такие условия, чтобы процесс развития детского индивида получил гуманную ориентацию.

На этой концептуальной почве два десятка лет назад и родился метод самоорганизации личности, а десятилетие спустя — полезный педагогический опыт.

Но кто же признает за этим методом право на жизнь?.. «Отцы» образования не изъявляют желания задаться вопросом, которого они боятся как огня: чем же, все-таки, «больна» нынешняя школа?

Станьте невидимкой и поживите в школе денек-другой. Вы непременно увидите, в первую очередь, не только сорняковое поле общения, но и отсутствие даже намека на его оптимизацию. Это-то «поле» как раз и не возделано в национальной системе образования. И никто, к сожалению, его «прополкой» всерьез заниматься не собирается. Педагогика школы безнадежно больна, главным образом, отсутствием вообще любви к человеку. И чем старше учащийся, тем явственнее проявляется этот «диагноз». Отсюда — весь «рецидив» становления личности человека в школьный период жизни. Проанализируйте характер межличностного общения в любой из подсистем школьного социума, и вы поймете, чем серые школьные будни отталкивают от себя учащихся. Прежде всего «истечением» отрицательного эмоционального заряда. Чего стоит акт выставления-получения оценок, особенно в конце семестра (четверти)? А «крамольные» записи в дневниках учащихся? А жалобы на «лентяев»? А приклеивание трудновоспитуемым «ярлыков»? А повальное неумение учиться и конфликты на этой почве? И, наконец, утрата творческой индивидуальности ребенка, его личностной одаренности? Неужели предыдущий состав нашего министерства был столь наивным, что намеревался убрать из школы все эти «перлы» за счет лишь удлинения срока школьного обучения и введения «другой» системы оценивания учебных достижений школьников?

В результате процесс действительно гуманистического взращивания молодого человека подменяется показушной видимостью бурной деятельности школы по «формированию» его личности. Попутно заметим, что тотальное и даже эпизодическое нарушение прав юного гражданина на получение цивилизованного развития способно обеспечить ребенка реактивным навыком поступать так же несправедливо по отношению к другим людям — сиюминутно или в будущем. Об этом школе надо помнить, чтобы впоследствии не удивляться, откуда, мол, в человеке бесчеловечность? Почему растет преступность среди детей? Кто провоцирует в их среде курение и алкоголизм? Сколько еще «процветать» юношеской наркомании и проституции? Как побороть детскую беспризорность и бродяжничество? Существует немало сторонников того, чтобы все это рассматривать как рецидив несовершенных общественных отношений. Однако в значительной степени это результат «топорной» школьной педагогики.

Сейчас, как известно, в Украине объявлена реформа образования. Ее основная цель — обеспечить выпускника европейскими личностными стандартами. Однако то, что происходит сегодня в стенах школ, не соответствует по своему качеству высоте этой цели. Школьник по-прежнему — объект, но не субъект воспитания. Следовательно, сердцевинная часть реформы — возрождение в молодом поколении украинцев национального менталитета, стержневой чертой которого должен, несомненно, быть гуманизм, — не осуществляется. Более того, официальная педагогика в нынешнем ее виде не в состоянии гарантировать обществу не то что жизненную компетентность, но даже элементарную гражданскую порядочность своих выпускников. Да не обидятся на меня коллеги, но я также убежден: работать в современной школе, такой, какая она есть, — значит, погрязнуть в рутине формализма, «показухи» и окостенения педагогической мысли.

Наукой доказано, что самоорганизация является имманентным (врожденным) свойством всего живого на Земле, и даже — неживой природы. Сравнительно недавно родилось новое научное направление, именуемое синергетикой, которая занимается изучением самоорганизующихся систем.

Наиболее выраженной самоорганизующейся системой, бесспорно, является человек как биосоциальное, информационно открытое, вероятностное, целеполагающее и целеустремленное, самонастраивающееся и самореализующееся разумное существо. Однако такое «кибернетическое» определение понятия «человек» требует и новейших подходов к его общественно-личностному становлению, основанному на точном педагогическом расчете и действии. У педагогики впервые появляется уникальный шанс стать точной наукой с собственной теорией. В частности, возникает потребность в таком методе развития индивида, который бы завел «двигатель» его самоорганизующейся системы, актуализировал и активизировал его потенциальные возможности.

Как один из его вариантов нами и был создан метод самоорганизации личности. Суть его состоит в педагогически компетентном обеспечении каждого школьника осознанным управлением самим собой во всей своей жизнедеятельности, базирующемся на его педагогическом познании и индивидуальном самопознании. Цель метода — «включение» программы самореализации личностного потенциала человека в самом начале его жизни. Какая самоорганизация, такая и самореализация!

Глубоко убежден, что педагогика самоорганизации личности ныне является альтернативой той педагогике, которая в школьнике не видит человека, не желает знать, что, с научной точки зрения, никто никого не может ни научить, ни воспитать, ни, тем более, развить, пока человек не сделает этого САМ.

Учитель учит, а ученик не учится. Воспитатель воспитывает, а воспитанник не воспитывается. В чем тут дело? Да в том, что его не надо ни учить, ни воспитывать, а только лишь помочь ему в этом. Кстати, в цивилизованном мире давно уже отказались от понятия «учитель» в его номинальном значении. Там он — facilitator — тот, кто способствует, облегчает, помогает учиться и воспитываться. До тех пор, пока этого не произойдет и у нас, украинский учитель будет не учителем, а «мучителем» детей и самого себя.

Что касается школы в целом, то если в ней не поставлен и не решен вопрос саморазвития ребенка посредством разумной самоорганизации его личности, то это плохая школа, как бы респектабельно она ни выглядела внешне.

Замечу, что и концепция, и методика, и соответствующий опыт «природосообразного» (а сущность идеи самоорганизации личности именно такова) взращивания человека у нас есть.

Понимаю, что у всего нового всегда найдутся противники, как не секрет и то, что украинское общество, что бы мне ни говорили, еще не вышло из «пещеры» относительно стимулирования профессионализма и творчества как главных факторов национального прогресса, особенно в образовательной сфере. Но нельзя же допускать, чтобы один человек, уже в новых, демократизированных общественных условиях отвергал полезное начинание только по той причине, что его автор ему «не симпатичен».

Но «война» против метода самоорганизации продолжается.

Не хочу в это верить, но демократическая украинская власть, несмотря на мои попытки все-таки достучаться до правды, даже не попыталась разобраться в «педагогической трагедии», которая произошла на Мелитопольщине и продолжается ныне. Тогда неординарное педагогическое дело было преступно погублено кучкой вельможных управленцев, сегодня оно продолжает блокироваться уже единолично.

Но один ли такой Мелитополь в Украине? Боюсь, что нет. Потому позволю себе повторить предложение, высказанное мной в международном еженедельнике «Зеркало недели» накануне последнего съезда просвещенцев Украины, и которое, к сожалению, не нашло, да и не могло, по известной причине, тогда найти отклика заинтересованных лиц. А оно заключалось в том, чтобы «разработать специальную программу защиты творчества в Украине, особенно — в образовательной сфере». Ведь мы, украинцы, действительно невиданно творческая нация, и пускать на самотек реализацию этого потенциала было бы не «по-украински». А подобная халатность, допущенная в сфере воспитания человека, непосредственно способствует национальному вырождению.

И все-таки я убежден: придет время, когда главным уроком в школьном расписании будет урок самоорганизации личности, а ведущей педагогической традицией школы станет развитие гуманистических начал растущего человека.

Школа должна, наконец, перестать работать вхолостую и стать учителем жизни для самого дорого, что есть в ее творческой биографии, — своих учеников. А это значит — для блага всей Украины.

Вопрос заключается лишь в том, придет ли в школу человек?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК