Пожарная тревога

20 февраля, 17:00 Распечатать Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля

Что показали первые проверки вузов.

© https://www.dsns.gov.ua/

После пожара в Одесском колледже правительство поручило ГСЧС провести внеплановые проверки пожарной и техногенной безопасности в учебных заведениях. Проверили. Прослезились. Что дальше?

На сайте inspections.gov.ua опубликованы свежие результаты проверок. По их данным, большинство проинспектированных вузов, школ и детсадов имеют высокий уровень риска.

Напомню: в Одессе пожар произошел из-за возгорания бытового электрического оборудования, в колледже вообще отсутствовала пожарная сигнализация, а люди не могли эвакуироваться, поскольку один из выходов был закрыт. Такие выводы сделала правительственная комиссия.

Теперь посмотрим на результаты свежих проверок: во многих учебных заведениях выявлены те же недостатки, которые привели к трагедии в Одессе. В целом же, замечания можно разделить на две группы: халатность и "у вас нет огнетушителя".

Халатность — это когда электроприборы размещены рядом с горючими материалами, стены обшиты горючей вагонкой, решетки на окнах приварены намертво — не снимаются и не открываются даже ключом. Когда эвакуационные пути, по которым люди в случае опасности должны выбираться, захламлены или блокированы закрытыми дверями, а еще и на ступеньках лежат электропровода и кабели. Когда нет схем эвакуации или на них не обозначены пути выхода. Когда в системе внутреннего пожарного водоснабжения трубы пластиковые, а не металлические, как это должно быть по нормам, ведь в тяжелую минуту они могут просто отказать.

Замечаний из разряда "нет огнетушителя" тоже много, больших и мелких. Есть даже такие: "Помещения заведения не оборудованы системами оповещения о пожаре и управления эвакуацией людей". Или в детском саду "все помещения не оборудованы системой противопожарной защиты". Интересно, эти заведения закроют по представлению ГСЧС?

Проверки продолжаются, но служба чрезвычайных ситуаций еще в январе объявила первую статистику: была проверена треть от запланированного — 10 тысяч объектов. На девяти тысячах совсем не работали системы противопожарной защиты, три тысячи объектов нуждаются в оборудовании первичными средствами пожаротушения. Ну и вишенка на тортик — в двух тысячах проинспектированных помещений системы электроснабжения нуждаются в замене или ремонте, то есть там находится бомба замедленного действия, которая может привести к пожару в любой момент.

Для широкой массы все это — и пожар в колледже, и результаты проверок — шокирующая новость. Но в действительности трагедия в Одесском колледже — не первая.

В 2017-м был пожар в лагере "Виктория" на Одесчине, и тоже с человеческими жертвами. Ее причины те же — деревянный корпус здания, полностью выгоревший за 40 минут, проблемы с сигнализацией и электропроводкой, отсутствие давления в пожарных гидрантах, пустые пожарные водоемы. Причем нарушения были выявлены несколькими проверками — и за год до трагедии, и буквально накануне.

Все знали, что лагерь опасный, но его никто не закрыл, хотя такое право у ГСЧС есть. Этим правом пользуются, когда требуют закрыть прибыльные частные магазины, кофейни или офисы. А вот детский лагерь, несколько лет работавший с нарушениями, — нет. (Подробнее — в расследовании Bihus.Info https://bihus.info/pozezna-nebezpeka-spravzni-pricini-tragedii-v-ditacomu-tabori-rozsliduvanna/)

После трагедии в 2017-м Кабмин поручил ГСЧС проверить детские сады, школы и больницы (видимо, университеты и колледжи не трогали, потому что в них тогда пожаров не было). Замечания все те же. Значит, в зависимости от того, где произойдет очередная трагедия, правительство может завтра еще раз послать ГСЧС в музыкальные школы или Дворцы творчества, послезавтра — на вокзалы или в кинотеатры и получить одинаковый результат. Потому что проверки будут иметь смысл только тогда, когда предписания инспекторов будут выполняться.

И вот здесь не во всем виноваты безответственные должностные лица, которые, дескать, плюют на нормы и законы. Хотя, очевидно, есть и такие: не исключено, в их кабинетах вместо огнетушителей стоят по уголкам совестетушители. Может, в кабинетах тех, кто "решает" с пожарниками и инспекциями, следует повесить таблички: "При пожаре нажмите на баночку с икрой"?

В двух трагедиях действительно много общего, все это звенья одной цепи. И из них можно сделать важные выводы.

Вывод первый: одни лишь проверки и штрафы ситуацию не изменят.

В лагере "Виктория" пожар произошел в 2017-м, а в 2016-м там прошла проверка, обнаружившая нарушения в противопожарной защите. За месяц до трагедии тоже была проверка, — даже штраф накладывали за нарушения. Но это не спасло от пожара.

А вот свежий пример из нынешней волны проверок: в Национальном авиационном университете выявили 320 нарушений противопожарной безопасности, из них 263 — те, которые просила устранить предыдущая проверка. В университете подсчитали: чтобы устранить недостатки, необходимо приблизительно пять миллионов гривен (об этом идет речь в письме ректора нардепу Роману Грищуку из СН). Где их взять? С этим вопросом администрация вуза трижды обращалась в МОН (и при нынешнем министре, и при предыдущем), "но указанный вопрос решить не удалось". Радует, что вуз смог приобрести средств пожаротушения на 80 тысяч гривен.

Вывод второй: на противопожарную защиту необходимо немедленно искать средства.

Где их искать? Ответ очевидный — у основателя учебного заведения. Школы и детсады — в коммунальной собственности, то есть принадлежат громаде и финансируются из местных бюджетов. Но там средства есть не всегда.

"У нас есть обращения от отдельных городов, которые не могут обеспечить пожарную безопасность в учебных заведениях, поскольку финансовая способность местных бюджетов — разная", — говорит аналитик Ассоциации городов Украины Людмила Мозговая.

Яркий пример — ситуация в Первомайске, о которой рассказали "Факты ІСТV": местные депутаты обратились к родительским фондам с просьбой помочь в покупке противопожарных средств. Родители в одной из гимназий приобрели огнетушители и респираторы ("Ведь это же для наших детей!"). А вот систему пожарной сигнализации не потянули, — она стоит 400 тысяч гривен. Основатель университетов — Министерство образования и науки, они финансируются из государственного бюджета. ZN.UA обратилось в МОН с вопросом: "Есть ли в распоряжении высших учебных заведений средства, необходимые для устранения нарушений и модернизации системы пожарной и техногенной безопасности?".

В министерстве нам ответили, что в Государственном бюджете на 2020 год по бюджетной программе "Фонд развития заведений высшего образования" общим фондом выделено 250 миллионов. Это средства, "в частности, и на меры улучшения пожарной безопасности". То есть в 2020-м отдельное финансирование противопожарных мер не предусмотрено.

А вот с колледжами и заведениями профессионального образования (бывшие ПТУ) — сложно. Они повисли между Минобразования, которое традиционно было их основателем, и местной властью, которой их начали передавать (в 2016-м — профессиональные училища, а в 2019-м — и колледжи). Но дело до конца не довели: большинство заведений так и разрываются в шпагате между двумя владельцами.

"Передача заведений задерживается, потому что надлежащим образом не оформлены документы, не подготовлены соответствующие распоряжения КМУ, — говорит Людмила Мозговая. — Насколько я знаю, ни один колледж до сих пор не передан в собственность местных громад. И теперь у двух нянек дитя без глазу: основателем колледжей и большинства профтехов считается Минобразования, а содержать их должны местные бюджеты. Но, по нормам Бюджетного кодекса, местные бюджеты могут содержать те заведения, основателями которых они являются и которые принадлежат коммунальной собственности громад".

Но, кажется, трагедия в Одесском колледже все же заставила чиновников зашевелиться. На момент пожара основателем этого колледжа было МОН. Трагедия произошла 7 декабря, а уже 11 декабря Кабмин издал распоряжение, которым временно передал областным администрациям "отдельные полномочия основателя", в том числе и "осуществление материально-технического и финансового обеспечения", "обеспечение безопасных и безвредных условий обучения, труда и быта работников учебных заведений и получателей образования" (Распоряжение КМУ № 1412-р от 11.12.2019).

Передать-то передали, но это ведь дополнительная нагрузка на местные бюджеты, где часто и так не густо. Людмила Мозговая подчеркивает, что по Конституции (ст.142) затраты органов местного самоуправления, возникшие в результате решений органов государственной власти, компенсируются государством. "И когда на местные бюджеты начали передавать профтехи и колледжи, ни одного компенсаторного ресурса предоставлено не было", — говорит аналитик.

Очевидно, что пожарная безопасность не может быть проблемой одного заведения или города. Нужна государственная программа с соответствующим финансированием.

В МОН это понимают. "Министерство образования и науки Украины будет настаивать на основании с 2021 года новой бюджетной программы, — указано в ответе министерства на запрос ZN.UA. — В ее границах учебные заведения, которые принадлежат к сфере управления МОН и финансируются из государственного бюджета, будут осуществлять меры по обеспечению пожарной и техногенной безопасности. Такие предложения внесены Министерством в проект Бюджетной декларации на 2021–2023 годы. Прогнозный объем финансирования для учебных заведений, которые принадлежат к сфере управления МОН и финансируются из государственного бюджета, составляет ориентировочно 1,4 миллиарда гривен".

Это хорошая инициатива. И здесь можно было бы воскликнуть "Ура!", если бы не несколько моментов. Неизвестно, станет ли это предложение реальностью. Но даже если станет, то, в лучшем случае, с 2021 года, а что делать сейчас?

Кроме того, этой программой не будут охвачены школы и детсады, которые финансируются из местных бюджетов. Им что делать?

"Понятно, что это огромные средства, поэтому программа должна быть разработана, скажем, на пять лет, с поэтапным и системным обеспечением ее финансирования, — говорит Людмила Мозговая. — Можно заложить средства в госбюджет или применить принцип софинансирования, как это было сделано для Новой украинской школы, когда 60–70% финансировало государство, а остальное — местные бюджеты. Во всяком случае, надо привлечь внимание общества к этой проблеме, здесь должна быть сильная государственная позиция".

Вывод третий: руководителям учебных заведений следует не только писать письма в высшие инстанции, но и искать средства своими силами.

Университетам, профтехучилищам, колледжам уже надо перестать ходить с протянутой рукой между МОН и местной властью — "дайте денег на огнетушители". Тем более что и в местных бюджетах, и в Госбюджете средств хронически не хватает.

Есть, например, деньги контрактников, — увеличьте стоимость обучения, не надо демпинговать, чтобы набрать хоть каких-то студентов. Лучше родителям заплатить немного больше за контрактное обучение, чем потом ездить к детям в ожоговый центр. А если в университет или колледж студентов влечет лишь дешевизна, — зачем такой нужен стране?

Вузы, колледжи и училища должны налаживать отношения с частным бизнесом и государственными предприятиями, заинтересованными в хороших специалистах, — и не только в инженерах, но и сварщиках, штукатурах, швеях. В стране — острая нехватка "синих воротничков". А если бизнес не верит в их профессиональность, то колледжи и училища должны подумать, что именно надо изменить в их учебных программах, чтобы соответствовать ожиданиям рынка труда. Не могут — зачем такие заведения нужны?

Следует также пересмотреть, насколько эффективно тратятся средства на образование. Давно пора оптимизировать сеть учебных заведений — и школ, и университетов. Может, уже достаточно популизма? Он очень дорого стоит.

Помните, какие горячие дискуссии велись вокруг того, надо ли содержать маленькие школы: очень дорогие и с низким качеством обучения? (https://zn.ua/EDUCATION/strausinaya-politika-ne-proydet-337809_.html) Громады требовали их оставить, да и депутаты совместно с рабочей группой не поддержали "драконовские" правки к закону об общем среднем образовании. Вот теперь и содержим. Хотя, по последней информации, в правительстве планируют вернуться к этому вопросу.

Очевидно, что проблема безопасности в учебных заведениях намного глубже, чем кажется. И предписаниями типа "усилить ответственность" ее не решить.

Ежедневно в школах, детсадах, университетах кто-то рискует жизнью.

Все статьи автора читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • prepod prepod 22 лютого, 09:07 Правильна стаття та своєчасна. Керівник несе персональну відповідальність за безпеку та життєдіяльність навчальних закладів. Невиконання правил та приписів – це безвідповідальність керівника, який безвідповідально (халатно) ставиться до своїх обов’язків. Коли ректор НАУ заявляє, що нема коштів і перекладає відповідальність на МОН, то це якась маячня. А якщо МОН підіграє такому ректору, то це означає наявність величезної управлінської кризи в МОН, бо гроші є. Ректор НАУ згідно декларації за 2018 рік отримав зарплати більше одного мільйона гривень (1011663 грн.). Згідно штатного розкладу на цей рік його зарплата за всі дванадцять місяців мала бути 205570 грн. Різниця, яка складає майже 800 тис. грн. – це премії та надбавки. За 2019 рік ще нема декларації, але здається що ситуація з зарплатою ректора таж сама і преміювання значно більше, чим його зарплата передбачена штатним розкладом. Таким чином, маємо жахливу ситуацію, коли ректор не виконує своїх прямих обов’язків і отримує величезні премії. Захмарні премії отримує оточення ректора, його проректори, не менше 2 мільйонів на рік. Тобто цих преміальних грошей достатньо, щоб налагодити систему безпеки. А ще два персональних охоронці – це теж мабуть півмільйона, та радники і помічники. Отже гроші є, але гроші йдуть у власну кишеню ректора і на його оточення, а не на безпеку студентів, викладачів та життєдіяльність установи. Таким чином, в МОН склалася катастрофічна управлінська ситуація, коли МОН стимулює безвідповідальність, виплачуються шалені премії за невиконання прямих обов’язків. За такі грубі порушення таких керівників потрібно негайно звільняти з роботи, але, як здається, вони залишаться і будуть продовжувати отримувати премії. Оце повний жах. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно