«Покращення» закончилось, так и не начавшись

27 декабря, 2012, 14:32 Распечатать Выпуск №49, 27 декабря-11 января

Об итогах года Дракона в образовании

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Каждый школьник знает, что к Новому году за хорошее поведение и добрые дела можно получить от Николая (а потом — и Деда Мороза) вознаграждения и подарки. А вот за плохие поступки — прутик. Поэтому тот, кто беспокоится о своем мягком месте, заранее готовит список сделанных им полезных и добрых дел, чтобы замылить глаза сказочным волшебникам. 

Похоже, этот принцип хорошо усвоили чиновники Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины, т.к. буквально за несколько дней до Дня Святого Николая собрали несколько совещаний, на которых сами себя хвалили за достижения в уходящем году. 

ТОП-10 достижений МОНМС за 2012 год, обнародованный на сайте министерства, выглядит следующим образом: принятие Базового компонента дошкольного образования, Всеукраинский день дошкольного образования, переход начальной школы на новые стандарты, Всеукраинская акция «Новые стандарты — новая школа» (проверка готовности школ к обучению по новым стандартам в августе), утверждение новых учебных программ для 5—9 классов, всеукраинские съезды учителей математики и информатики, национальный турнир по школьному футболу «Мы — хозяева Евро-2012», Первый всеукраинский слет трудовых объединений школьников, принятие Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины по усовершенствованию управления профессионально-техническим образованием», проведение Первого всеукраинского форума мастеров профессионально-технических учебных учреждений.

Чтобы усилить эффект от своих впечатляющих достижений, в МОНМС даже математически подсчитали свои успехи по выполнению Национального плана действий на 2012 г. за декабрь и ІІ полугодие 2012 г. Как выяснилось, «из 28 задач полностью выполнены 22, из них уже сняты с контроля 11, одна выполняется постоянно, а пять перенесены в план на 2013 год». Как сообщает mon.gov.ua, координатор Координационного центра по внедрению экономических реформ при Администрации президента Украины Александр Саенко очень проникся этими подсчетами: «Министерство образования и науки, молодежи и спорта, по статистике. в этом году является лидером по выполнению плана». 

Возможно, и мы бы порадовались таким «стахановским» темпам, если бы не наблюдали на протяжении года, что скрывается за этими цифрами. Если бы поверили в действенность притянутых за уши победных съездов, слетов, форумов, сильно попахивающих советским нафталином. Если бы не знали, сколько негативных оценок и замечаний собрали новые стандарты и программы, какой резонанс вызвали некоторые съезды. Если бы не краснели от стыда за «некорректную» информацию, предоставленную обществу министром (русскоязычные классы, мировые рейтинги вузов), и не знали о заключениях Счетной палаты. Да и не только мы. Сам В.Янукович однажды назвал реформу высшего образования антипримером реформ. 

А что думают эксперты об итогах 2012 г. в образовании? Мы обратились с этим вопросом к тем, кого Табачник обычно не приглашает на свои съезды и совещания. 

Лилия Гриневич, народный депутат, председатель Комитета по вопросам образования и науки ВР Украины:

В прошлом году система образования выживала и достигала успехов вопреки тому, что делала власть. Например, Национальный университет им. Т.Шевченко пополнил перечень вузов, вошедших в престижный мировой рейтинг университетов QS World University Rankings, и сразу попал в группу 501550. Это достижение. 

Но именно за прошлый год для системы высшего образования правительство не сделало ничего. Не появилось никаких новых условий и шансов для вузов. Так и не удалось принять новую редакцию закона о высшем образовании. В то же время углубились проблемы взяточничества и коррупции в сферах аккредитации, лицензирования, присвоения ученых званий, ученых степеней. 

Такую же параллель можно провести и в системе среднего образования. С одной стороны, правительство полностью оставило местные органы самоуправления один на один с их проблемами, не добавив денежных средств на содержание соответствующей сети школ. Кроме того, в сентябре были утверждены «Методические рекомендации о создании образовательных округов и модернизации сети профессионально-технических и общеобразовательных учебных учреждений». И фактически было узаконено закрытие учебных учреждений даже в том случае, если затраты на коммунальные услуги на это учебное учреждение нерентабельные. В этом документе не упоминаются те основные критерии, которые работают в цивилизованном мире при оптимизации школьной сети, а именно: сначала нужно показать, что мы предлагаем ребенку из маленькой школы, в каких условиях он будет учиться, по каким дорогам его будут привозить на уроки, и сколько он будет тратить на это времени. А уже потом начинать оптимизацию. 

Мне пришлось встречаться с родителями, учителями и учениками донецкой школы с украинским языком обучения №111. Ее хотели закрыть. Родители отстояли учреждение. Было огромное количество судов, которые, даже в условиях нашей судебной системы, вынуждены были признать, что школу закрывали незаконно. И это тоже является достижением вопреки политике МОНМС.

Однако в бюджетных централизованных программах, курируемых Министерством образования, особой экономии не наблюдается. Этот год отмечен самыми громкими скандалами и журналистскими расследованиями, связанными именно с освоением централизованных программ министерства. Это подтверждают и отчеты Счетной палаты.

Уходящий год ознаменовался также особым вниманием потребителей к качеству учебников, предложенных им МОНМС за бюджетные денежные средства. Из-за коррумпированного подхода к проведению конкурса учебников и государственных закупок качество пособий настолько ухудшилось, что уже общественность, а не только специалисты, бурно отреагировала на это. И это тоже событие в сфере образования.

Знаковым событием стало изменение языкового законодательства. Принятие пресловутого закона фактически приводит к разрыву образовательного пространства в Украине. Раньше желание получать высшее образование всегда мотивировало детей из русскоязычных регионов к изучению украинского языка как государственного. Как это и учреждено в цивилизованных странах, государственный язык был языком согласия между всеми. Что же будет происходить теперь? Теперь русскоязычный ребенок на востоке Украины теряет мотивацию изучать украинский язык. Это приведет к изоляции территорий с широким распространением русского языка. Дети из таких регионов вынуждены будут получать высшее образование на местах или в соседней стране, которая их радушно примет. 

Убеждена, что угрозы этого закона значительно более серьезные, чем можно сейчас прогнозировать. Это прямой путь к расколу Украины. Вводя этот раскол в систему образования, мы, прежде всего, направляем его на раскол молодого поколения, единственного, кто на самом деле смог бы «сшить» Украину.

Поскольку стратегия образования, принятая съездом работников образования, «провисла», сложно говорить о направленном движении в этой сфере. Однако можно четко определить подходы, являющиеся основой деятельности действующих руководителей министерства: как наиболее выгодно для собственного кармана раздерибанить бюджет; как максимально воспользоваться государственными должностями в образовании для пропаганды своих идеологических приоритетов (а именно: русификации и украинофобии); как закрыть рот академической среде, держать ее в постоянном напряжении путем запугивания, взяточничества, неподписания контрактов с ректорами. 

Поэтому знаковым событием можно считать то, что именно общественность не допустила принятия министерской редакции закона о высшем образовании, утверждавшей такую систему управления образованием.

Игорь Ликарчук, директор Центра тестовых технологий и мониторинга качества образования: 

К сожалению, у меня нет никаких оснований утверждать, что в нашем образовании произошли перемены к лучшему. Его реформирование так и не началось. Нельзя же считать реформой очередное изменение учебных планов, внедрение изучения каких-то «новых» предметов или лавину бумаг из стен министерства и подчиненных ему учреждений. Программа реформирования образования до сих пор не утверждена. Хотя прошло больше года с тех пор, когда ее якобы «обсуждали» на образовательном съезде.

Вместе с тем за этот год мы немало потеряли. Система высшего образования Украины в 2012 г. потерпела «болонское поражение». Участие нашего государства в Болонском процессе, о котором так много говорили, оценена «двойкой» по пятибалльной шкале. Тем временем многострадальный Закон Украины «О высшем образовании» в новой редакции так и не принят. 

Позорным явлением для украинского образования стала его политизация накануне выборов в Верховную Раду Украины. То, что делали представители отдельных партий во многих учебных учреждениях с разрешения органов управления и руководителей учебных учреждений, не поддается пониманию. Аналогов такого политического изнасилования образования не найти ни в одной демократической стране мира. 

Курс на закрытие общеобразовательных школ, прикрытый фиговым листком «оптимизации», провозглашен едва ли ни одним из государственных приоритетов в образовательной сфере. При этом альтернативы сокращению школьной сети не предложены, хотя у нас огромная армия ученых, методистов, инспекторов, министерских деятелей разных рангов. 

Впервые в 2012 г. несколько профессионально-технических училищ начали учебный год без света и тепла. Вместе с тем руководство профтехобразовательного департамента МОНМС удостоено Государственной премии Украины в области образования...

Система внешнего независимого оценивания, внедрение которой еще несколько лет тому отечественными и зарубежными экспертами признавалось самой весомой образовательной реформой, маргинализирована. Негативные процессы в ней дошли до сокращения количества заданий в тестах по истории Украины и физике. Очевидно, что все запасы банка заданий, накопленные за предыдущие годы, исчерпаны. А новых приобрести не смогли... 

Неприятными оказались результаты участия украинских школьников в международном сравнительном исследовании качества естественно-математического образования TIMSS-2011. В государстве не нашлось денежных средств, чтобы его участниками стали также ученики 4-х классов. 

Особой бедой для работников образования в 2012 г. стали финансовые проблемы. В то время, когда государство выделяло огромнейшие денежные средства на содержание властных и силовых структур, проведение футбольного чемпионата, печать «драгоценных» учебников, — в ноябре—декабре местные бюджеты дополнительно нуждались в деньгах на заработную плату учителям, стипендии и коммунальные услуги в сумме более 5 млрд. грн., а подчиненные МОНМС учреждения — более 700 млн. грн. Похожий перечень, к сожалению, можно продолжить.

Как позитив отмечу разработанные «Батьківщиною» проекты «Об основах законодательства в сфере образования» и «О высшем образовании», которые могут стать основой настоящих реформ в образовании, а также успехи наших учеников на международных олимпиадах.

Инна Совсун, руководитель Центра исследования общества:

Вопрос образования в этом году был постоянной темой для околополитических дебатов — об учебниках стоимостью 300 грн., печати объявлений о защите диссертации за 900 грн. и куче других финансовых махинаций. Весь год продолжалось обсуждение законопроекта о высшем образовании, который профильное министерство постоянно пыталось «подправить». К концу года возник вопрос задержек с выплатами зарплат учителям и продления каникул в университетах из-за нехватки денег на оплату коммунальных услуг зимой. 

Конечно, учителя продолжали учить, ученики и студенты — ходить на занятия, однако нельзя говорить о повышении или хотя бы поддержке качества образования благодаря действиям министерства. Очевидно, приоритеты руководителей области находились в другой плоскости.

На фоне всех этих проблем самой серьезной можно считать тот факт, что крайне неэффективная деятельность министра не получила никакой негативной реакции со стороны власти, более того — Дмитрий Табачник снова назначен министром образования.

Тарас Фиников, президент Международного фонда исследований образовательной политики

Просмотрев министерский сайт, нашел только «ТОП-10 наиболее заметных событий в украинском дошкольном, общем среднем, профессионально-техническом и внешкольном образовании 2012 года». Ничего такого, что было бы связано с высшим образованием, я не увидел. Если же говорить о событиях 2012 г., важных для сферы высшего образования, то из положительных выделил бы одно — подготовку нового проекта Закона «О высшем образовании» рабочей группой под руководством М.Згуровского. Это событие знаменательно тем, что впервые за последние годы мы имеем пример активной, а главное — прагматической реакции профессионального академического сообщества, независимых организаций студенческого самоуправления, представителей законодательной и исполнительной властей на предложенный «сверху» проект законодательного акта. 

Отсутствие в этом проекте многих норм, необходимость внедрения которых очевидна для университетского сообщества, сохранение чрезмерной централизации и контроля сделала союзниками всех, кто желает реального реформирования национальной высшей школы и превращения ее в конкурентоспособную динамическую систему, адекватную нуждам современного мира. 

Чрезвычайно важно, что в процессе этой работы очень рельефно выделились преимущества модели сотрудничества, открытого для участия всех заинтересованных, не предусматривающего доминирования одной точки зрения, учитывающего весь спектр идей и предложений, формирующего решение путем разумного компромисса. Такое сотрудничество не только поощряет реальное партнерство между студентами, преподавателями и менеджментом высших учебных учреждений, но и вводит в это поле экспертов и разработчиков государственной образовательной политики. 

Павел Полянский, директор Центра образовательного мониторинга:

События в сфере образования в уходящем году неоспоримо свидетельствуют: «покращення» закончилось, так и не начавшись. Поскольку сейчас шельмование «папередников», на котором почти три года базировалась риторика Табачника, уже ничего, кроме насмешки, не вызывает, то, оказывается, и отчитываться нечем. Правда, это как посмотреть. Если действительно представитель Администрации президента назвал Министерство образования лидером по выполнению Национального плана действий президента Украины на 2012 г., тогда все происходящее с образованием является заранее запланированной неразберихой, а не просто результатом некомпетентности. Здесь, очевидно, имеем дело с разным пониманием властью и обществом того, каким должно быть украинское образование.

В целом в 2012 г. было намного меньше пафосной риторики по поводу «впервые», поскольку и словарный запас спичрайтеров исчерпался, и их хвастливость откровенно надоела. Среди положительных процессов и событий отмечу, что вопреки всем трудностям (задержки с выплатой зарплат, политизация, негативный общественный резонанс от поведения некоторых из коллег в ходе подсчета голосов на выборах и т.д.), работникам образования удается сохранять ситуацию управляемой и учить и воспитывать детей.

Во-вторых, общественности удалось не допустить принятия одиозного «табачниковского» законопроекта о высшем образовании. Как по мне, то сегодня позитив заключается в том, что происходит толерантная конкурентная борьба в сфере законодательных инициатив между законопроектом А.Яценюка и Л.Оробец, с одной стороны, и законопроектом правительственной рабочей группы во главе с М.Згуровским — с другой. По качественным характеристикам министерский проект — безнадежный аутсайдер. 

Интересные законопроекты Объединенной оппозиции «Об основах законодательства в сфере образования» и «Об основах научной и научно-технической политики». Причем определяющим в моей оценке является не то, кем они разработаны (другие парламентские силы по известным им причинам не утруждали себя законотворчеством в сфере образования в ходе избирательной кампании), а именно их инновационность. 

Что касается «новых» стандартов среднего образования и учебных программ, то не включаю их в этот «рейтинг» по той причине, что они такими совсем не являются. Очевидно, что и Государственный стандарт общего среднего образования, и учебные программы — не более чем очередные будничные версии предыдущей редакции этих документов.

Среди резонансных событий со знаком «минус» выделяются неоднократные скандальные факты дезинформации о «попадании впервые украинских вузов в мировые рейтинги» и «выполнении поручения президента» в этом контексте, выглядящие смешно и грустно одновременно.

Из событий последнего времени выделяются два: активная суета вокруг проверок школ на предмет использования учебников только с грифом МОНМС и приказа министерства «Об опубликовании результатов диссертаций на получение ученых степеней доктора и кандидата наук» от 17 октября 2012 г. №1112. Что касается первого, то интересно будет проследить, продукции каких именно издательств отныне будут предоставляться грифы. Пессимисты, или же хорошо проинформированные люди, уверены, что в дальнейшем грифы будут предоставляться только трем издательским структурам, а другие обречены на исчезновение с рынка, завершив цикл монополизации книгоиздания. Что касается приказа, уже породившего «диссертационную панику», то и здесь после закрытия одиозного «Атестаційного вісника», прежде всего, просматривается бизнес-интерес.

В целом же этот год в образовании не был богатым на резонансные события, что свидетельствует, с одной стороны, об отсутствии стратегии его развития, а с другой — о том, что неравнодушие общественности — предостережение тем, кто любит трепать просвещенцев разными «новшествами». 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Киянин Киянин 14 травня, 18:12 "Раньше желание получать высшее образование всегда мотивировало детей из русскоязычных регионов к изучению украинского языка как государственного. Как это и учреждено в цивилизованных странах, государственный язык был языком согласия между всеми. Что же будет происходить теперь? Теперь русскоязычный ребенок на востоке Украины теряет мотивацию изучать украинский язык. Это приведет к изоляции территорий с широким распространением русского языка. Дети из таких регионов вынуждены будут получать высшее образование на местах или в соседней стране, которая их радушно примет. " И правильно сделает, что "радушно принимает". Русский язык для них для этих несчастных детей единственный шанс получить _качественное образование_, а не этот эрзац-оболонский процесс. А Вы их хотите и этого лишить? Пусть будут дебилами, но нашими, укромовными? Конечно, хорошо, когда они будут все знать английский. Конечно, хорошо быть здоровым и богатым. Но вспомните, сколь дала России Восточная Украина? Сколько учёных, политиков, военных, космонавтов (настоящих, некоторые из них летели всего в четвёртый раз в мире и спивали про сокола, а не этого клоуна турыста -Каденюка) А сколько наоборот, дала Россия Восточной Украине? Все эти заводы, фабрики, ВУЗЫ, больницы и прочее и прочее? А что кроме своей мовы можете предложить Вы? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно