PIZA: ОБЖАЛОВАНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ

02 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 29, 2 августа-9 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Российское школьное образование в трауре. Причина — третий этап программы ЮНЕСКО по измерению знаний школьников-подростков...

Российское школьное образование в трауре. Причина — третий этап программы ЮНЕСКО по измерению знаний школьников-подростков. На этот раз в рамках проекта PIZA тестировались более четверти миллиона 15-летних учеников из 32 стран мира, и по его результатам огромная РФ не только не вошла в число лучших, но проиграла сравнение со многими странами, которых все привыкли считать «третьим миром».

Результаты этого тестирования, как и других международных оценок знаний школьников и студентов, нельзя непосредственно экстраполировать на Украину. Мы пока не попадаем в сферу интересов спонсоров проектов, более заинтересованных в сопоставлении стран—членов Организации экономического сотрудничества и развития и России, безуспешно добивающейся официального международного признания высокого качества школьных аттестатов и вузовских дипломов на основании неплохих показателей микроскопических по составу сборных команд своих учащихся на многих мировых предметных олимпиадах.

Для точности укажем, что эпопея подобных международных сравнений школ разных стран началась еще в советские времена. Тогда США и Великобритания, обиженные нападками просоветски настроенных стран — членов ЮНЕСКО, прекратили свое активное участие в этом подразделении ООН и почти до нуля сократили его финансирование. Представители СССР, Украины и Белоруссии в ЮНЕСКО, совместно с группой других стран (социалистических и развивающихся), вели активную деятельность, добиваясь признания в развитых странах их школьных аттестатов и других образовательных квалификаций (документов). Успех начинания был выгоден им и политически, как доказательство преимуществ социалистического строя над капиталистическим, и экономически, так как усиливал приток молодежи из стран третьего мира в вузы СССР.

Среди представителей развитых стран постепенно вызревало понимание: необходимо организовать объективное тестирование и сравнить школьников разных стран мира. Первые массовые измерения провели в последние годы существования СССР. Организаторы попытались достаточно четко разграничить объем знаний учеников и умение использовать их на практике.

Сравнение объема знаний образовало такую иерархию: Венгрия, Словакия, СССР, Англия, Канада, Франция, Израиль. Измерение умения использовать эти знания на практике изменило порядок «призеров»: Венгрия, СССР, Англия, Израиль, Словакия, Франция, Канада. Лидерами в умении решать творческие задачи стали ребята из Израиля, Канады и Франции. Далее — венгры, англичане, дети из СССР и словаки.

Для американцев весьма неприятным фактом стало 13-е место их школьников по такому показателю, как объем знаний по точным и естественным наукам. Для СССР — то, что в группу победителей по комплексу показателей вошли азиатские страны — Южная Корея, Тайвань, Япония и др. Утешало лишь, что по отдельным предметам ученики советской школы замыкали пятерку лучших.

Распад СССР резко активизировал попытки представителей РФ в ЮНЕСКО и других организациях добиться официального признания высокого качества их школьных аттестатов и вузовских дипломов. Дискуссии на международных конференциях были сложными и… безрезультатными. К тому моменту стали доступны данные об абсолютной продолжительности среднего образования во многих странах мира. Приведем эти данные, собранные в одну большую таблицу «реальной продолжительности» обучения до момента поступления в университеты для нескольких стран. Включим в последнюю строку и Украину. (Обозначения: НШ — начальная школа, СШ — основная и средняя школа).

Напомним, что новый закон Украины «Об общем среднем образовании», датированный 13 мая 1999 г., касается введения 12-летней средней школы и определяет все её количественные параметры в ст. 15 «Учебные планы и нагрузка учеников» и ст. 16 «Учебный год и режим работы общеобразовательного учебного заведения». Таким образом, в 1-м классе будет 700 уроков продолжительностью по 35 минут, в 2-м — 700 уроков по 40 минут, в 3-м и 4-м — по 790 40-минутных уроков. В дальнейшем уроки будут длиться 45 минут, а количество — возрастать: 5-й класс — 860, 6-й и 7-й — по 890, 8—9-й — по 950, 10—11-й классы — по 1030 уроков.

Несложно убедиться — законодатели запланировали полную продолжительность обучения объемом 7 650 астрономических часов, что отвечает показателям западноевропейских аутсайдеров середины 90-х (Швеции и Исландии).

Подобные вычисления представители РФ сочли неубедительными. Свою позицию они аргументировали успехами сборных команд школьников на мировых предметных олимпиадах по математике, физике и пр., большим объемом школьных программ по математике и естественным наукам, высоким научным уровнем учебников и профессионализмом учителей. Представители развитых стран, уважая патриотическое стремление россиян, не могли согласиться с их доводами, так как уже в первой половине 90-х в результате переговоров экспертов из многих стран Европы и Северной Америки был согласован следующий стандарт общего среднего образования:

1) не менее 12 лет дневного обучения (с учетом его реальной продолжительности);

2) не менее 3 лет углубленного обучения в старших классах по профилю будущего высшего образования.

Пока необязательными и менее тесно связанными с качеством аттестатов и сертификатов были признаны объективные выпускные экзамены, позволяющие упростить (или для части вузов — вовсе ликвидировать) конкурсные вступительные испытания, а также (что даже важнее) — сравнивать отдельные школы, лицеи и гимназии между собой.

К сожалению, эти аргументы россияне отвергали, утверждая, что высокая интенсивность обучения в их школах, значительный объем домашних заданий и пр. делает их систему образования хорошей и отвечающей лучшим мировым образцам.

Ответом Запада стала вторая фаза тестирования школьников из 41 страны. Не исключено, что она была организована преимущественно для сбора аргументов в образовательной дискуссии западных и российских экспертов. В итоге Россия таки вынуждена была безоговорочно признать, что она «не впереди планеты всей» в сфере изучения точных наук в школах. Ни по одному параметру она не вошла в число мировых лидеров, возглавляя по математике и другим предметам большую группу «середняков».

Весьма вероятно, что указанный неприятный факт стал одним из самых мощных импульсов для оживления образовательной дискуссии в РФ во второй половине 90-х, смены руководства отрасли, изменения законодательства, создания Национальной образовательной доктрины, увеличения финансирования и многих других вынужденных и вполне оправданных действий.

Зачем же в таком случае развитые страны финансировали проект PIZА? Неужели для закрепления «победы над Россией»? Разумеется, нет. Тем более что политика Запада вовсе не направлена на отталкивание и изоляцию РФ — для всего мира лучше иметь дело с демократической и процветающей, а не озлобленной и тоталитарной державой.

Организаторы тестирования обеспокоены очень важным вопросом — является ли обеспечение высокого качества школьного обучения разрешимой (хотя и сложной) проблемой или это совершенно неприступная высота? В новом веке человеку придется приобретать все новые и новые знания, умения и навыки всю свою активную жизнь, так как без этого невозможно приспособиться к непрерывно и быстро изменяющемуся миру. Поэтому инициаторы исследования попытались не столько измерить объем знаний 15-летних школьников, сколько определить умение использовать приобретенные в школе навыки и умения в обычной жизни.

В целом программа тестирования дала довольно объективные ответы на целую группу вопросов:

l Насколько у 15-летних сформированы навыки учебной деятельности с учетом того, что в дальнейшем придется обучаться до конца жизни?

l Чем мотивирована их учеба в школе?

l Насколько молодежь вовлечена в эту учебу?

l Какова сформировавшаяся к этому времени стратегия обучения?

l Насколько 15-летние умеют анализировать происходящее, рассуждать?

Результаты тестирования обширны и интересны. Часть из них подтверждает уже известные явления типа «с самыми сложными задачами во всех странах справляется обычно один из десяти школьников», так как именно столько имеется тех, кто объединяет природную одаренность к накоплению компетентности с мотивацией реализации этой одаренности на практике. Значительные усилия привлеченных к обучению молодежи могут повысить пресловутые 10% до 15%, изредка — до 18—20%. Но это потолок, выше которого на основе традиционных методов обучения пока прыгнуть не удается (а возможно, просто и прыгать не стоит?). Из-за высокой объективности тестирования процент «наиболее слабых» оказался на уровне 10—12. Только у стран-аутсайдеров (Россия оказалась в замыкающей десятке) он может повышаться до 20-25%.

Самое печальное то, что на всей планете не менее пятой части школьников считает школу тем местом, которое вообще не стоит затраченного на пребывание в нем времени (в США подобных «нигилистов» — целых 35%!). Налицо углубление разрыва между запросами молодежи и их родителей и предлагаемым государственными органами «сервисом» — содержанием и методами обучения.

Следует предупредить читателей — данные PIZA очень важны для общей оценки состояния основного обучения (начальной и младшей средней школы) в мире, но их сложно применить для оценки качества полного среднего образования, включающего еще три-четыре года обучения в лицеях, старших средних школах и прочих заведениях, выводящих молодежь в систему высшего образования. Эта сложность весьма комплексна. Даже её изложение представляет заметные трудности. Например, и у нас, и в большинстве стран Запада, высококачественным считается обучение в заведениях университетского уровня, итогом которого является диплом магистра или его эквивалент. Соответственно, и школы считаются «хорошие», если 90—95% их выпускников поступают в университеты.

Увы, такой подход устарел, его необходимо отвергнуть как можно скорее. Он был правильным во времена, когда высшее образование получали всего 5—10% молодежи, когда все остальные вынуждены были довольствоваться школьным аттестатом или справкой об ином обучении, получая в дальнейшем профессию непосредственно на рабочем месте. В наше время задачей образования стало обеспечение всей молодежи профессиональным дипломом, сертификатом или другим документом. Это просто грандиозное изменение — овладение профессией в рамках системы первичного обучения.

Разумеется, хорошая и современная школа обязана готовить всех своих учеников к продолжению обучения. Самых способных к логическим рассуждениям — в университетах, менее способных — в технических и технологических вузах, любителей что-то мастерить и делать полезные вещи — в высших профессиональных школах. Неудивительно, что с 1997 года ЮНЕСКО ввела новую Международную стандартную классификацию образования (МСКО-97), в которой классические университетские дипломы академических программ (дипломы типа А) официально считаются такими же хорошими, полезными и общественно ценными, как и дипломы чуть более коротких неакадемических профессионализированных программ (дипломы типа В).

Такой грандиозный поворот среднего и высшего образования от ориентации на наиболее способных и мотивированных ко всем без исключения представителям молодого поколения — очень сложная задача, решение которой только началось в странах-лидерах. Мы же пока в самом начале этого пути.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК