ОДИНОКАЯ ЧАЙКА ОБРЕТАЕТ ДРУЗЕЙ

28 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

Между нашими городами даже по прямой десять тысяч километров, но каждый год я встречаюсь со своим старым другом — китайцем Мин Цзи...

Между нашими городами даже по прямой десять тысяч километров, но каждый год я встречаюсь со своим старым другом — китайцем Мин Цзи. И неизменно в далеком Тайбэе профессор Мин — радушный и щедрый хозяин, а в Киеве академик (с прошлого сентября) Мин Цзи — желанный и уважаемый гость.

И с какой бы встречи я не начал свой рассказ, в нем непременно отразится радостный блеск удивленных глаз моего доброго спутника на этой земле.

ОТ ГОРЫ ЯНМИНШАНЬ ДО ГОВЕРЛЫ

«Отныне на горе Янминшань, в Университете китайской культуры, есть уголок славянского мира, где звучит украинская речь и читают в оригинале «Кобзарь» Тараса Шевченко. Вот главная заслуга славянского академика китайца Мин Цзи».

Президент Международной Славянской академии наук Карп Джеджула.

Корни и ветви Славянской академии особенно густо переплелись на карте Центральной Европы. Это естественно. Но отдельные побеги академического дерева тянутся и в другие части света, а некоторые опоясывают весь земной шар.

Поэтому я не удивился, когда однажды утром в телефонной трубке пророкотал знакомый бас Карпа Емельяновича Джеджулы: «Обязательно приходите. Будем принимать в члены нашей академии китайского ученого из Тайбэя профессора Мин Цзи...»

И уже на следующий день я подивился энергии и живости восьмидесятилетнего президента академии, его иссиня-черным усам в струнку под копной волос объема и цвета снежного Казбека.

Мы привыкли к чинности и даже окаменелости академического заведения. Кажется, оно недоступно для простого смертного. И вот на наших глазах рождается живая академия живых людей. Академия славян открыта для всего света: приходите, включайтесь в работу, двигайте науку — она не может быть лишь славянской или какой-либо другой, научный прогресс — дело всемирное. Членство в Славянской академии не требует обязательного единства во взглядах, однообразного мировоззрения, а тем более одномерного вероисповедания. Главный пропуск в академию — интеллект и научный результат. Вот почему китаец Мин Цзи свой человек в Международной Славянской академии наук.

И вот она, торжественная минута посвящения. Карп Джеджула волнуется, не знает, как лучше преподнести новопосвященному раскрытый диплом академика, а худощавый, пронизанный электрической искрой Мин Цзи тоже теряется, принимая столь авторитетный документ на украинском и английском языках. Поэтому средоточие мысли и цельность слова обрел в ответной речи, написанной по-русски. Ведь прочесть Мину иноязычный текст пока легче, чем рождать слово сразу вслух:

— Я уже седьмой раз приезжаю в Киев, но два визита особенно памятны и важны для меня. Первый раз меня пригласили в Украину в 1990 году — на международную конференцию, проводившуюся в Киевском университете. Первое знакомство переросло в крепкую дружбу. Нынешний визит не менее знаменателен. Я избран членом Международной Славянской академии наук, и заслуга в этом, конечно же, не только моя, но и моего университета Вэнь-Хуа, научной интеллигенции города Тайбэя, который искренне стремится развивать дружеские отношения с Киевом.

Вот доказательство: мы первыми на Тайване ввели в университете курс украинского языка, мы готовы принимать ваших студентов, для которых наше правительство учредило две ежегодные стипендии. В украинских вузах проходят научную подготовку наши аспиранты. Теперь, я надеюсь, в этот процесс включится и Славянская академия. Тем более, что наши связи мы закрепим конкретным договором, проект которого я передаю вам, уважаемый Карп Джеджула. Изучите его, хорошенько обсудите, а подписать договор сможем у нас в Тайбэе, куда я приглашаю вас от имени ректора университета Вэнь-Хуа.

Вот главные пункты договора: обмен преподавателями и научными сотрудниками; студенческий и аспирантский обмен продолжительностью в один академический год; участие в проводимых обеими сторонами научных конференциях, симпозиумах по темам совместных научных исследований; защита результатов совместных исследований авторскими свидетельствами и патентами; и, наконец, самый широкий обмен научно-исследовательской и методической литературой.

И в завершение я не могу не повторить то, что говорил уже много раз: я полюбил вашу замечательную страну, ее красивых, умных и добрых людей — и всегда буду верен нашей дружбе...

Так китайский профессор из Тайбэя стал академиком Славянской академии в Киеве. Путь к этой минуте научных лавров был долог и непрост.

ЗВОНОК ИЗ АВТОМАТА НА НЕВСКОМ

«Когда профессор Мин Цзи впервые приехал в Петербург, он, как одинокая чайка, перелетел через Неву в Санкт-Петербургский университет и с тех пор перелетал туда и обратно шесть раз, благодаря ему и был построен этот дружеский мост».

Ректор Санкт-Петербургского университета Людмила Вербицкая.

Гнездо одинокой чайки, родной дом моего друга окутаны персиковыми туманами, укрыты в сливовых садах, которыми славится провинция Ху-бей. Здесь, в материковом Китае, в большой трудовой семье, в далеком уже 1926 году родился мальчик Мин. Нынче на белом свете из семьи осталось только двое: Мин Цзи и его младшая сестра, которая живет в Китае.

Мин рос, учился, мерял силы с судьбой в уже надвое расколотом китайском обществе. Еще в ранней юности сделал выбор: его вера и верность — Китайская Республика, его пример для подражания — Сун Ят-сен. Мин Цзи хорошо изучил наследие основателя Китайской Республики, главные труды «отца нации» знает наизусть.

Со школьных лет не расставался также с книгами по истории Китая — древней и современной. Изучая прошлое родной страны, не мог не обратить внимание на вековые отношения Китая со своим северным соседом — Россией. Сложные, порой противоречивые, эти отношения после бурь и потрясений неизменно завершались дружеским рукопожатием двух великих государств. Из исторического поиска естественно зародился интерес к славянской культуре. На юридическом факультете университета в провинции Се-Чуан Мин Цзи начал изучать русский язык, со временем пристрастился к трудному, но увлекательному чтению русской классики.

Японские бомбы прервали мирные занятия. Чан Кай-ши призвал в армию сто тысяч добровольцев — молодых, необстрелянных ребят. Разумеется, студент Мин Цзи оказался в их числе. В 1945-м японская императорская армия капитулировала и ушла с континента. А через четыре года Чан Кай-ши увел свою полуторамиллионную армию из пламени гражданской войны на Тайвань. Тут все пришлось начинать с нуля: после японцев на Тайване остались руины, запустение, голод. Но Мин и его товарищи сохранили упорство, веру и твердость.

Не снимая мундира, молодой солдат Мин закончил высшее военно-политическое училище, получил степень бакалавра по юриспруденции. Этого энергичному юноше оказалось недостаточно. Он поступает в университет иностранных языков, где, конечно же, продолжает изучение русского языка.

Тот же русский язык возвращает Мин Цзи в гражданский ранг: в 1973 году он становится преподавателем Университета китайской культуры. И вот результат: в 1983 году Мин Цзи удостаивается звания профессора за труды по русской лингвистике.

Профессорская должность — это не только научный авторитет, но и большие организаторские возможности. Уже через несколько лет Мин Цзи — декан факультета русского языка Университета китайской культуры. Но и это лишь переходная ступенька. Профессор Мин Цзи учреждает институт русского языка и литературы, становится его директором, открывает при институте докторантуру.

Итак, славянская база на горе Янминшань заложена. Теперь нужны преподаватели, желательны аспиранты. Значит, в путь! Неблизкий и незнакомый...

...Летние каникулы девяностого года. На руках у Мин Цзи авиабилет Тайбэй — Санкт- Петербург. На другом конце маршрута, в городе на Неве, у него ни единой привязки: ни адреса, ни телефона, ни знакомой фамилии.

Профессор Мин Цзи летит. После приземления продолжение, словно киносюжет: в телефонной будке на Невском проспекте Мин находит номер Института международных отношений, звонит, извиняется за свой явно не беглый русский. Ничего, слава Богу, его поняли. И вот два битых часа он беседует с директором института Вадимом Ивановым и торопливо записывает фамилии своих будущих коллег и друзей.

Разговор двух ученых имел конкретное продолжение. Уже через год петербуржец Вадим Иванов, побывавший на Тайване, напишет профессору Мин Цзи: «Мне было приятно внимание ученых Тайваня. Многочисленные встречи лишний раз подчеркивали интерес китайских ученых к совместному сотрудничеству. Мы надеемся на развитие такого сотрудничества. Для начала мы ждем Ваших учеников для продолжения учебы: Ли и Вэй. Ваши почтенные учителя произвели на меня очень большое впечатление. Передайте им, пожалуйста, привет от меня и выражение самого высокого уважения, а также пожелания крепкого здоровья и долгих лет жизни.»

А еще через год, когда неутомимый Мин Цзи снова оказался в Санкт-Петербурге, педагогическая судьба, общий интерес навсегда связали его с ректором Санкт-Петербургского университета Людмилой Васильевной Вербицкой.

Знакомство с Л.Вербицкой вскоре переросло в настоящую дружбу («Многоуважаемая Людмила Алексеевна! Как Вы поживаете? Я очень скучаю по Вас», — неизменная первая строка писем Мин Цзи в Санкт-Петербург) и тесное научное сотрудничество (по соглашению между Санкт-Петербургским университетом и университетом Вэнь-Хуа в северный город приехали на учебу для получения степени магистра 10 тайваньских студентов). И целиком заслуженно Людмиле Вербицкой по приезде в Тайбэй был вручен диплом почетного доктора Университета китайской культуры.

Я мог бы еще продолжить описание северных маршрутов Мина Цзи, если бы не одно обстоятельство. Свои поездки в Санкт-Петербург и Москву Мин Цзи совершал, как вот и в последний раз, из Киева, города, который полюбился ему сразу и навсегда.

УКРАИНСКАЯ ПЕСНЯ С КИТАЙСКОЙ ПРИПЕВКОЙ

«Уважаемый профессор Мин Цзи! Я имею честь пригласить Вас посетить Киевский университет имени Тараса Шевченко в удобное для Вас время.»

Ректор Киевского университета Виктор Скопенко.

Неугомонный профессор Мин легко и естественно влился в коллектив Киевского университета, проникся полнотой его жизни. Его доклад на международной конференции «Отношения Украины со странами Азии» в Киеве отличается не только научной добросовестностью и точными оценками, но и пронизан искренней заботой о будущем нашей страны, которую китаец Мин Цзи полюбил всем сердцем. И пусть поскорее исполнится доброе предвидение и пожелание доклада Мин Цзи: «Украина — государство с древней историей и культурой, с прекрасным, миролюбивым и высокообразованным народом, с обширной территорией, богатыми природными ресурсами и получившей значительное развитие промышленностью, особенно базирующейся на высоких технологиях. В современном международном сообществе у нее есть основание считаться богатым и сильным государством. Несомненно, Украина в будущем утвердится на международной арене в качестве крупной влиятельной державы и будет играть важную роль в международных делах».

И тут же Мин Цзи со свойственной ему энергией начал налаживать сотрудничество между Университетом китайской культуры и Киевским национальным университетом имени Тараса Шевченко: обратился в министерство образования Тайваня с предложением начать изучение в своем университете украинского языка, чтобы иметь специалистов, знающих украинскую культуру, политические, экономические и социальные проблемы нашей страны; пригласил на Тайвань одного из профессоров Киевского университета, специалиста по украинскому языку, владеющего достаточным опытом преподавания для работы по контракту в течение 2—3 лет; обратился к ректору Виктору Скопенко с просьбой дать возможность выпускникам тайваньских вузов продолжать учебу в Киевском университете для получения ученой степени магистра; начал собирать в дар университету книги на китайском языке.

Смелые замыслы, предложения быстро становились реальностью: между Киевским университетом и тайваньским Университетом китайской культуры было подписано соглашение о сотрудничестве в области культуры и образования. Уже более двадцати тайваньских студентов прошли курс обучения украинскому языку в Киевском университете. Желающих приехать учиться в столицу Украины выискивать не приходится: Киевский университет стал притягательным центром для студентов и аспирантов тайваньских вузов.

Не могут не волновать, должны стать примером настоящего патриотизма слова, сказанные профессором Мин Цзи на приеме в честь делегации Киевского университета в Тайбэе: «Конечно же, самая большая гордость нашего Университета китайской культуры то, что мы первыми в Тайване ввели в систему образования украинский язык. За этим языком стоит большое будущее, он будет популярным во всем мире. Выиграет тот, кто будет знать украинский язык и в области культуры, и в области бизнеса. Наши студенты поняли это. Украинский язык стал обязательным предметом в нашей системе образования.»

За такое отношение к нашей родине, ее языку можна поклониться профессору Мину. Систематически пополняется литературой на китайском языке библиотека Киевского университета, на ее полках уже за добрую сотню ценных книг. И послушайте, с каким тщанием, какой любовью Мин Цзи это делает. Вот он пишет ректору Виктору Васильевичу Скопенко: «Внимательно подобрав и купив 57 редких и ценных книг, посылаю их Вам для Вашей библиотеки в качестве моего подарка факультету востоковедения Вашего университета для учебных и исследовательских целей».

Вот уж редкостной, добрейшей души человек. Несколько лет назад мне посчастливилось побывать в Университете китайской культуры и тогда впервые встретиться с профессором Мином. Университет расположен на горном плато над Тайбэем, у подножия знаменитого Яньминшанского национального парка. С высоты птичьего полета территория университета смотрится как прямоугольник, обрамленный густыми зелеными лесами и заставленный в шахматном порядке учебными корпусами, возведенными как в традиционном китайском стиле, так и в современных архитектурных формах. В такой неповторимой красоте, в поднебесной тишине, подальше от городского шума и наука дается легко, и мысли не расщепляются плутовским влиянием современной цивилизации. Хотя и до столичных площадей и улиц рукой подать: автобус курсирует с раннего утра до поздней ночи, нетрудно собраться за покупками, настроиться на встречу с друзьями, отдать вечер хорошему концерту.

Уже само название: Университет китайской культуры свидетельствует о гуманитарном, культурологическом направлении вуза. Культура, история, языки, литература, юридические науки... Диплом выпускника университета ценится очень высоко.

Во время встречи на кафедре славянских языков и литератур мне не нужно было прислушиваться к словам гида-переводчика: профессор Мин Цзи владеет русским языком, аспирант Тиберий Лин разговаривает по-украински.

Тиберий Лин заинтересованно перелистывает привезенную мною драму-коллаж Ивана Драча «Гора», всматривается в черты дорогого нам Шевченкового образа, спрашивает, как проехать из Киева в Канев — на святую могилу поэта.

— Через год я собираюсь поступать в аспирантуру Киевского университета, — говорит Лин. — Сейчас стараюсь как можно больше читать об Украине, благодарен вам за привезенные книги и видеокассеты. Стремлюсь внести и свой скромный вклад в укрепление отношений между нашими странами. Перевел на китайский язык, — а помог мне в этом профессор Мин, — Конституцию Украины, которая вошла в недавно изданную на Тайване книгу конституций стран мира...

И Тиберий дарит мне большой том в густокрасной обложке, показывает, с какой страницы начинается текст Конституции Украины. К книге прикреплена визитка Тиберия Лина, на которой четко проступают контуры Украины с золотистым тризубом вверху.

Что ж, это, наверное, и есть лучший пригласительный билет в Украину. Итак, Тиберий, до встречи в Киеве.

А мы в Киеве, несколько лет кряду, золотой осенью провожали в Тайбэй доктора филологических наук, профессора Киевского университета Л.Кадомцеву. Она учила тайваньских студентов украинскому языку. «Лариса Александровна, вы уже чувствуете себя, наверное, старожилом Тайваня?» — «Действительно, освоилась, привыкла и всей душой полюбила своих смышленых студентов. А слышали бы вы, как мы вместе поем чудесные украинские песни. И «Чорнії очі», и «Червону руту», и «Дивлюсь я на небо». А уж рулады песни «Ой, у зеленому садочку, там соловейко щебетав» — «тьох-тьох-тьох» мои студенты виртуозно выводят совсем уж по-китайски: «цьох-цьох- цьох...» За пять лет далеко продвинулись: вот почти уже готов учебник украинского языка для китайцев, надеюсь, он скоро увидит свет».

В прошлый раз, отправляясь на Тайвань, Лариса Александровна смущенно улыбалась: «Вы думаете, что везу с собой, кроме книг? Никогда не угадаете. Припрячу в багаже десятка три корнеплодов красной свеклы — и в полет. Это, пожалуй, единственный овощ, который не выращивается на Тайване. А студенты, коллеги-преподаватели так полюбили мои украинские борщи...»

И вот профессорская командировка Л.Кадомцевой на Тайвань результативно завершилась. С нынешнего учебного года на смену ей поехала в Тайбэй преподавать украинский язык доктор филологических наук Елена Степановна Снитко. И опять же из Киевского университета.

Чувствую, мое слово все больше кружит возле украинских аудиторий на горе Янминшань. А как живется молодым тайваньцам в Киевском университете, сумели ли они освоиться в незнакомом городе, понять его душу, дать раскрыться своему сердцу? Мин Цзи протягивает мне одно из студенческих писем к нему из толстой пачки конвертов с украинскими марками? Студент Лин Ен-ти пишет своему наставнику Мин Цзи: «Каждому из нас нравится жизнь в Киеве, меня даже спрашивают: «Есть ли возможность еще на год остаться здесь?» Я думаю, что Вы сможете узнать о наших достижениях в учебе, о том, как растет наша любовь в Киеву. Хотя у меня иногда возникает нечто похожее на недоумение, но ведь мелкие неувязки встретишь везде, даже на родном Тайване, поэтому, несмотря на какие-то соринки, я говорю: изучать языки в Киеве — дело важное, нужное и прекрасное. Условия жизни здесь тоже прекрасные. Тут можно в любой момент делать то, что душе приятно: ходить в театр, пить чай в кафе или просто сидеть на скамье на тротуаре, прохлаждаться под каштанами и слушать, как поют птицы. Надеемся, что каждый год студенты нашего факультета будут приезжать сюда, в Киев, учиться, как мы...»

Из года в год профессор Мин Цзи, как правило, во время летних каникул прилетает в Киев и первым делом спешит в университет. Он считает себя неотъемлемой частицей университета, членом его коллектива, ведь несколько лет назад ректорат присвоил Мин Цзи звание почетного доктора университета. И в далеком Тайбэе мысли его о киевской «альма матер», он пишет своим киевским друзьям: «Надеюсь, что в Киевском университете все идет хорошо. Когда я слышу о Ваших успехах, меня наполняет радостное чувство, потому что имею честь, как почетный доктор, принадлежать Киевскому университету».

Сделано много, но главные планы простираются в будущее, за перевал века. Это и дало право киевскому ректору Виктору Скопенко написать Мин Цзи: «Ректорат университета высоко оценивает Вашу деятельность, направленную на введение предмета «украинский язык», который вошел в учебную программу Университета китайской культуры, и благодарит за помощь, которую Вы оказываете нашему университету».

Справедливые слова. Не сомневаюсь, что столь лестную оценку заслужит Мин Цзи и в других киевских вузах, с которыми у него налаживаются прочные связи.

«ВНАЧАЛЕ ПОСТРОИТЬ ШКОЛЫ...»

«При встрече с Мин Цзи и беседе с ним я убедился, что мы исповедуем один главный принцип, сформулированный еще болгарским просветителем и религиозным деятелем Неофитом Рыльским: «Вначале построить школы, а затем церкви и монастыри. Вначале отпечатать учебники, а затем Ветхий и Новый Заветы».

Ректор киевского института «Славянский университет» Юрий Алексеев.

Меня всегда завораживали глаза Мин Цзи: живые, радостные и все же с легкой грустинкой в уголках. Почему так? Потому что в его черных, бархатных глазах — тысячелетняя китайская мудрость и смелость, и в то же время молодость и удивление.

И вот оба собеседника оказались под стать один другому. Ректор Юрий Алексеев живой, как капля ртути на ладони (попробуй удержи!), — и глаза, при их блеске можно читать в темноте. И, конечно же, у Мин Цзи глаза загорелись тоже особым удивлением. Было от чего.

Да, в названии «Славянский университет» слово «славянский» доминирующее. Но если вот сейчас в кабинете его ректора сидит, говорит, размышляет профессор из далекого Тайбэя, то значит интерес неугомонного профессора Юрия Алексеева достиг сегодня и берегов Азии — процветающей Японии, динамичной Южной Кореи, пульсара в экономике и образовании Тайваня.

Юрий Алексеев согласен с Мин Цзи: не надо доискиваться, что должно чему предшествовать — экономика образованию или наоборот. Одновременно! А если уж истощенной экономике, промышленности, селу трудно быстро подняться на ноги, то надо открыть первую и главную дорогу смышленому человечку со школьным ранцем за плечами, неунывающему студенту с компьютерной «мышкой» в одной руке и с теннисной ракеткой в другой.

Так поступали, рассказывает Мин, на Тайване. Ускорение — в первую очередь образованию. Сначала школы, колледжи, университеты, затем дороги, электростанции, порты и даже храмы. Я видел на Тайване это собственными глазами. Конкретный пример: Университет китайской культуры, где преподает Мин Цзи, был построен на горе Янминшань и открыт в конце пятидесятых, перед началом экономических реформ.

Человечество в своей истории проходит «три волны цивилизации» — аграрную, индустриальную и информационную. Переход к информационному обществу невозможен без становления самой современной, прогрессивной системы образования. И мир активно прокладывает образовательный мост к информационной цивилизации.

В последнее десятилетие в развитых странах разрабатывались образовательные системы, спроецированные в будущее: «Образование для двухтысячного года» в Германии, «Образование американцев для ХХ столетия» в США, «Образование будущего» во Франции, «Модель образования для XXI столетия» в Японии. Смелая реформа образования проведена на Тайване. Ее основные принципы, духовные опоры: индивидуализм, демократизация, диверсификация, демократизация, наука и технология и глобализация. Конечно же, в проведении этой реформы профессор Мин Цзи не оставался посторонним наблюдателем, он был в ней, как сам себя называет, «рабочей лошадкой».

Имеет свою программу и независимая Украина — «Образование XXI столетия». Критериями третьего тысячелетия, которое вот оно, стремятся руководствоваться ведущие вузы страны: Киевский университет, Киево-Могилянская академия, Киевский педагогический университет имени Драгоманова, Харьковская гуманитарная «Народная академия».

И вот молодой вуз — Киевский институт «Славянский университет». Ему нет и семи лет, а в университете учится 1500 студентов по 9 специальностям. Открыты 4 факультета, основано 12 кафедр, преподаватели сплошь и рядом — кандидаты и доктора наук, профессора, членкоры, академики НАН Украины.

Академик Мин Цзи сразу учуял перспективу молодого вуза и не ушел из кабинета ректора Юрия Алексеева, пока они не обсудили и не договорились подписать при новой встрече Договор о сотрудничестве между Киевским институтом «Славянский университет» и Университетом китайской культуры.

Эта надежда грела Мин Цзи по пути в Тайбэй.

...В последний день мы долго гуляли по Киеву, и трудно было удержаться, чтобы не попросить задержаться гостя и не сфотографироваться у красных колонн (китайский цвет!) университета, возле памятника Михаилу Грушевскому, у бронзового Богдана, на фоне куполов Михайловского собора.

Мы говорили и говорили. Конечно же, о будущих встречах, завтрашних делах.

Мин Цзи с мягким прищуром улыбается:

— Вот вскоре соберу своих друзей-бизнесменов и привезу к вам в Украину. Им будет чему поучиться, что перенять. Где еще такие передовые технологии, ценные сырьевые запасы? А с трудностями вы справитесь, я убедился: украинцы — люди талантливые, трудолюбивые, упорные. Говорить мы уже можем не только по-китайски, но и на украинском языке. Теперь пора мне браться за другое серьезное дело: подружить наши предприятия с вашими, оживить торговлю, сообща добиваться успеха в экономике. Кстати, Тайвань устоял перед натиском мирового финансового кризиса, значит, мы оказались более расчетливыми, бережливыми хозяевами. Вот я и озабочен нынче тем, чтобы создать на неофициальной основе фонд Тайвань—Украина. Надеюсь, вы поможете мне в этом.

Год назад Мин Цзи собрал письма к нему из Киева, Санкт-Петербурга, Токио, других городов, а также свои ответы на них и выпустил книгу под названием «Одинокая чайка». Казалось бы, столько у Мина верных друзей, а название такое щемящее — «Одинокая чайка». Что в нем? Память. Добрая и верная память человека, бросившего вызов тысячекилометровым расстояниям, политическим двусмысленностям, незнакомым обстоятельствам.

Подписывая китайской иероглифической вязью книгу мне в подарок, Мин говорит, что теперь он с полным правом напишет новую книгу. Да и название ей не надо долго искать: «Одинокая чайка обретает друзей».

На доброе дело, Мин! Книга получится интересной и нужной.

Лишь об одном позволю себе спросить: «Могу ли я надеяться, мой славный друг, что и мой очерк войдет в твою книгу «Одинокая чайка обретает друзей?»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно