Образовательный омбудсмен: "Ситуации бывают разные: и когда учителя травят детей, и когда наоборот"

26 января, 12:00 Распечатать Выпуск №1279, 25 января-31 января

На что образовательному омбудсмену жалуются учителя.

Когда речь идет о травле и нарушении прав в школе, то прежде всего имеют в виду детей. Но учителя тоже могут страдать от буллинга (травли с участием детей) и моббинга (травля взрослых взрослыми).

Мы публикуем вторую часть интервью с образовательным омбудсменом Сергеем Горбачевым. Она посвящена учителям (первую часть вы можете прочитать здесь). Разговор тем более интересный, что, прежде чем стать омбудсменом, Сергей Горбачев работал директором школы, поэтому знает ситуацию со всех сторон.

Сергей Горбачев
Министерство образования и науки Украины

"Несмотря на постоянный хейтинг педагогов, большинство учителей — абсолютно сознательные люди со своей позицией — настроены учить детей, — говорит образовательный омбудсмен. — Но есть определенный медийный пузырь: о школе пишут в основном негатив, поскольку это привлекает внимание. Педагог хорошо провел урок, тепло пообщался с детьми, — кому это интересно в медиа? Учитель накричал на ребенка, обидел его, — напишем об этом, надо защитить ребенка, родителей! Я вполне понимаю, что так работают медиа, потому что сам — профессиональный журналист. Так создается довольно искаженное представление о том, что вообще происходит в образовании".

Обычно директора школ стараются не выносить сор из избы и просто замять факты буллинга со стороны учителя. Могу привести пример, когда девочке-подростку учительница при одноклассниках сказала, что та ест как свинья. А девочка, кстати, была полненькой. Некоторые дети поддержали шутку учительницы, а потом и сами обижали девочку. Педагог тоже продолжала шутить, чувствуя полную безнаказанность. Мама пыталась защитить ребенка, добивалась замены учителя. Администрация школы объяснила ей, что, может, педагог и повела себя некорректно, но это хороший преподаватель, и его некем заменить. Родителям предложили просто перевести ребенка в другой класс.

— Вы сейчас привели реальный пример, но интерпретация его будет более сложной, чем может показаться на первый взгляд. То, что администрация школы не хочет выносить сор из избы, — правда, я знаю много похожих историй. Но у вашей истории есть еще один важный аспект, который стоит иметь в виду. Директор школы отвечает за то, чтобы у детей был учитель, чтобы проводились уроки. И именно этого в первую очередь родители требуют от школы. Поэтому многие руководители школ считают, что пусть лучше будет такой учитель, чем никакого. Это — неправильно, неприемлемо, так не должно быть. Но, к сожалению, так есть.

И, что самое обидное, довольно часто такую позицию разделяют многие родители. Я мог бы приводить десятки примеров, когда директор готов на законных основаниях уволить учителя, например, из-за нарушения норм педагогической этики, ненадлежащего исполнения своих обязанностей и т.п. Но сталкивается с яростным сопротивлением родителей.

Причем такое сопротивление опирается на две аргументации. Первая: "Это замечательный учитель, а то, что он кричит на детей или кого-то несправедливо оценивает, — не страшно, нас так учили, и ничего, выросли приличными людьми". И вторая: "Да, учитель был неправ, обижал детей, но если его сейчас уволить, кто будет работать? Пусть уже остается".

Директор, владеющий ситуацией и понимающий, что происходит, должен сначала попытаться объяснить учителю, что такое отношение к ребенку — недопустимо, предъявить четкие требования. Потому что очень часто учитель ведет себя ненадлежащим образом не потому, что он злой. У него просто нет ориентиров. Ему надо, чтобы в классе был порядок, чтобы дети сидели на уроке ровненько и тихонько, а он был "истиной в последней инстанции". Но сейчас жизнь кардинально изменилась, учитель уже не является единственным источником информации, его роль теперь иная.

Но не все учителя и даже родители это понимают. Когда мы общаемся с ними в ходе родительского собрания, слышим: "Вот в наше время мы слушались учителей". Или: "Зачем вы создаете для ребенка тепличные условия? Пусть к жизни готовится".

Когда слышу подобное, то обычно спрашиваю родителей: "Скажите, пожалуйста, какой марки гаджет был у вас, когда вам было столько лет, сколько сейчас вашему ребенку? А какие фильмы были любимыми на Discovery Channel?". Они говорят: "Какой гаджет в 1983 году, и телевизор показывал всего три канала!". И тогда начинает формироваться понимание, что наши дети — другие, они живут в другом обществе и технологическом окружении, и это оказывает большое влияние на их отношение к учителю, к родителям, к миру.

Но никакой гаджет не заменит учителя, потому что ребенку необходимо живое слово, искренний разговор с глазу на глаз. Без учителя школы не будет, но он должен быть другим. В этом огромная проблема и вызов. И это, кстати, тоже связано с буллингом от тех учителей, которые все еще остаются в прошлом.

— В историях с буллингом не последнюю роль играет профессиональное выгорание учителя. Когда нервная система педагога в таком состоянии, что человека "несет" от какой-то мелочи, и он не может остановиться, — тогда всю свою боль, усталость и накопленную агрессию он выплескивает на ученика. Детям должен помогать школьный психолог, а учителям?

— Я с вами согласен, здесь нужно помогать. Но, знаете, вопрос еще и в том, что учитель должен понимать, что ему нужна помощь.

Человек не всегда осознает, что у него есть психологические проблемы.

— Если человек не осознает проблему, если он сам не настроен ее решить, очень трудно что-то сделать. Дать отпуск? Но у учителей и так отпуск два месяца.

На что вам жалуются учителя?

— Жалобы от учителей очень разные. Например, несправедливое распределение часов: или руководство дает мало часов для заработка, или, наоборот, заставляет соглашаться на большую нагрузку. Либо же на задержку с начислением зарплаты.

А на давление со стороны начальства жалуются?

—Конечно. Жалобы могут касаться преследования со стороны администрации, несправедливого оценивания учительского труда, ограничения академической автономии учителя.

Это очень сложный вопрос, требующий внимательного рассмотрения. Бывает, что влияние администрации на учителя является не давлением, а реализацией вполне законного права руководителя требовать надлежащего исполнения учителем своих обязанностей. Например, директор ставит на вид учителю за постоянные опоздания на уроки, требует начинать урок вовремя, по расписанию. А учитель пишет заявление, что директор на него "давит". Или считает "давлением", когда в школе проводится анонимный опрос учеников, родителей, учителей о состоянии дел в учебном заведении. Кстати, такой инструмент получения информации о состоянии дел в учебном заведении — вполне законен и предусмотрен действующим Положением о проведении институционального аудита.

А вот реальный пример давления на учителя. Я вмешался в один конфликт в Тернопольской области. Учительница пожаловалась на горячую линию Кабмина, что педагогам несвоевременно выплатили зарплату. А потом начальник отдела образования устроил служебное расследование, потому что стало известно, что учительница во время звонка должна была быть на уроке: урок начинается в 9.25, а звонок на горячую линию завершился в 9.26, то есть на минуту позже. Время зафиксировано в документах.

С юридической, формальной точки зрения, приказ о служебном расследовании обоснован: учитель должен быть на уроке. А с другой — зачем усугублять конфликт? Я думаю, что здесь проблема даже не в начальнике отдела образования, а в руководителе местной власти, которому очень не нравится, что учителя спрашивают: "Где наши деньги?". Кстати, выяснилось, что зарплаты на небольшие сроки задерживали в течение всего года. Потому что район реорганизовывали в ОТГ, процесс передачи полномочий и распределения образовательной субвенции находился в подвешенном состоянии, поэтому было очень трудно своевременно выдать зарплату. А местная власть хоть и делала все от нее зависящее, чтобы учителя своевременно получали зарплату, но не коммуницировала с ними, не объясняла ситуацию. В результате очень неприятный для местной власти конфликт.

— Чем закончилась история, учителя наказали?

— Нет, учителя не наказали, служебное расследование установило, что урок проведен надлежащим образом, учебный процесс и права детей не пострадали.

— У учителей и родителей бывают непростые отношения. Кто вам больше жалуется?

— Родители. Но и учителя обращаются. Мы смотрели реестры судебных решений о рассмотрении дел в случаях с буллингом, ситуации бывают разными: и когда учителя травят детей, и когда наоборот. А вот в Службу образовательного омбудсмена обращений по поводу случаев, когда ребенок травит учителя, пока не было. Хотя я знаю такие истории.

— Бывали ли случаи, когда учитель выигрывал суд против родителей, обвинив их в травле?

— Да. Есть прецеденты судебных решений, когда родители платили штраф за моббинг. Учителя подавали в суд и выигрывали. В судебном реестре есть очень интересные кейсы.

И я могу привести вам свежий пример. В одной киевской школе новый директор издала приказ о запрете собирать наличные средства с родителей. И началось! Родители, руководящие благотворительным фондом школы, подняли крик: вы лишаете наших детей охраны! Сложилась интересная и очень типичная для наших школ ситуация, когда какая-то непонятная, нелегитимная группировка родителей, не имеющая никакого правового статуса, решает вопрос и заключает договор с охранной фирмой. Но ведь за то, что происходит в учебном заведении, отвечает директор. И никакой родительский комитет не имеет права заключать какие-либо договоры. Простите, перед кем будет отвечать охранная фирма, если вдруг в школе что-то произойдет? В этом случае решение нашли в том, чтобы управление образования выделило дополнительную ставку для дежурного, контролирующего доступ к помещению школы. И без какого-либо сбора денег с родителей!

Но в действительности родители — это такие же участники учебного процесса, как ученики и учителя. Они в некотором смысле коллеги и партнеры учителей. Хорошо организованное сотрудничество очень ценно.

— Родители хотят, чтобы их детей учили эффективно, и у них свое представление, как это должно быть. Но у учителя тоже свое видение, как и что следует делать, и это не всегда понятно непрофессионалам. Даже очень любящим и заботливым. С другой стороны, если учитель некомпетентен, кто-то ведь должен об этом говорить и достучаться до него и администрации.

—Учителю надо защищать свое видение, администрация же должна ему в этом помогать.

Для меня лично есть два самых важных равнозначных критерия, определяющих успешность работы учителя. Первый: отношение к педагогу детей и родителей. Детей прежде всего, потому что обычно родители относятся так, как относятся дети. И второй критерий: насколько успешно ученики овладевают предметом. Как учитель этого добивается в пределах профессионального этического кодекса, это уже его дело.

— Учителя жалуются, что их лишают академической свободы?

—Да. Как раз сегодня я рассматривал ситуацию, когда директор объявил выговор учителю за то, что у него календарное планирование не соответствует записям в журнале. Но это не может быть основанием для выговора. Или, например, если учитель работает не тематически, а проектно, и проект продолжается несколько месяцев, то он не может проводить контрольные так, как это предусмотрено требованиями. Да и зачем? Здесь непаханое поле для разработки подзаконных актов, нормативной базы, которые будут гарантировать право учителя на академическую свободу.

У вас есть инструкция для родителей, как защитить своего ребенка от буллинга со стороны учителя. А инструкция для учителей, как им защищаться от моббинга или буллинга, есть?

— Мы пишем эту инструкцию, но выяснилось, что это очень сложно, поскольку  у нас чрезвычайно невыразительная законодательная база о защите прав учителей.

— Работа омбудсмена — тяжелая ноша. Не жалеете, что взялись за нее?

— Нет, абсолютно не жалею. Приходится видеть, воспринимать, чувствовать очень много негатива. Но это эмоциональное и довольно изнурительное напряжение компенсируется тем, что я имею возможность что-то изменить к лучшему, защитить права детей, учителей, родителей, дать разъяснения. Более того, я чувствую, что то, чем сейчас занимаюсь, является для меня, как говорил Сковорода, "сродною працею". Тем, чему следует посвятить значительную часть жизни. И это действительно круто.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • 26 січня, 21:11 Проблеми в освіті завжди викликали дискусії. Але зараз тривогу викликає не стільки освітній і культурний рівень викладачів, скільки маразм та корупція в керівництві освітою. Коли оте міністерво, що робить 14 помилок в одному абзаці, розпатякує про необхідність закривати навчальні заклади та скорочувати вчителів, бо їй на зарплату не вистачає - це вже КРАЙ! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно