Новации или профанации?

10 ноября, 2017, 16:50 Распечатать Выпуск №42, 11 ноября-17 ноября

Дальнейший упадок системы высшего образования и науки в Украине узаконили.

У Тришки на локтях кафтан продрался.

Что долго думать тут? Он за иглу принялся:

По четверти обрезал рукавов — 

И локти заплатал. Кафтан опять готов;

Лишь на четверть голее руки стали.

Да что до этого печали?

(Иван Крылов. Тришкин кафтан)

Прошло полтора месяца с тех пор, как Украина живет с новым базовым Законом Украины "Об образовании". За распиаренными новациями "новой украинской школы" мало кому сразу бросились в глаза изменения, которые касаются высшего образования. О том, что Закон "Об образовании" прекратил полномочия членов Национального агентства по обеспечению качества высшего образования (НАОКВО), уже писало ZN.UA (№35, 2017 г.). После обнародования закона  ученые и просвещенцы смогли ознакомиться со всеми изменениями и нововведениями, в частности касающимися высшего образования. И многих охватило большое удивление, а то и праведный гнев.

Так, выяснилось, что во время принятия Закона "Об образовании" было внесено 104 изменения в более 30 статей Закона "О высшем образовании", а статью 19 переписали полностью. Также существенно изменены его Заключительные и переходные положения. Причем сделано это без широкого обсуждения в среде просветительно-научной общественности, по сути, кулуарно, тайно.

А между тем изменения кардинальные.

Так, новой редакцией ст. 19 полностью уничтожена независимость НАОКВО. Согласно предыдущей редакции Закона "О высшем образовании"
(2014 г.) НАОКВО формировалось на принципах представительной демократии (субъекты высшей школы и науки избирали от себя представителей в это агентство). Теперь эту процедуру заменили фактическим назначением членов НАОКВО. Статьей 19 предусмотрено, что членов агентства избирает конкурсная комиссия, состав которой утверждает Кабинет министров Украины. Также КМУ утверждает Положение о конкурсной комиссии, Положение о конкурсе относительно избрания членов Национального агентства по обеспечению качества высшего образования и результаты этого конкурса.

Но контроль государства над декларативно провозглашаемой независимостью агентства на этом не заканчивается. В п. 6
ст. 19 четко сказано, что организацию и проведение конкурсного отбора членов НАОКВО осуществляет конкурсная комиссия, которую создает Кабинет министров Украины как совещательный орган. Последнее словосочетание отсылает нас к другому документу — действующему постановлению КМУ №599 от 17.06.2009 г. "Вопросы консультативных, совещательных и других вспомогательных органов, созданных Кабинетом министров Украины" и утвержденному ею Типовому положению о консультативном, совещательном и другом вспомогательном органе, образованном Кабинетом министров Украины. В п. 7 (абзац 3) этого Положения речь идет о том, что "Председателем (сопредседателями) вспомогательного органа утверждается член Кабинета министров Украины, первый заместитель или заместитель министра...". Принимая во внимание прописанную в измененной ст. 19 (ч. 6) ЗУ "О высшем образовании" норму о том, что в состав конкурсной комиссии среди других пяти представителей от Украины входит представитель "от центрального органа исполнительной власти в сфере образования и науки", т.е. Министерства образования и науки, можно и к гадалке не ходить, чтобы догадаться, что его и утвердит КМУ председателем этой комиссии. МОН не обязательно делегировать в конкурсную комиссию саму г-жу Гриневич: чтобы контролировать формирование НАОКВО, достаточно будет делегировать ее первого заместителя г-на Ковтунца или просто заместителя.

А между тем полномочия у председателя совещательного органа немалые. По его решению и под его председательством не только проводятся заседания комиссии — он утверждает персональный состав президиума, создание которого предусматривает упомянутое Типовое положение, а при ситуации, когда голоса распределяются поровну, его голос является решающим.

Как известно, дьявол скрывается в деталях. Согласно этой новелле, в состав конкурсной комиссии входит девять человек, из них четыре  — международные представители (от объединений Европейского пространства высшего образования) и по одному представителю — от ЦОИВ в сфере науки и образования (он автоматически становится председателем этой комиссии), объединений работодателей, НАН, НАПН и Объединения студентов Украины, которое является членом Европейского союза студентов (ESU). 

Таким образом, первая зарезервированная персона — первый заместитель или заместитель министра образования и науки. Вторая — от НАПН, ее можно рассматривать как "дочернюю" структуру министерства, которое поставляет МОН чиновников и клерков. Возможно, именно этим объясняется, почему из всех отраслевых национальных академий лишь педакадемия "удостоилась высокого доверия" вместе со "старшим братом" определять, кто заслуживает того, чтобы быть членом НАОКВО? По этой причине член комиссии от НАПН во всем будет поддерживать председателя комиссии.

Читаем дальше: "Членами Конкурсной комиссии могут быть лица, имеющие научную степень и/или ученое звание либо опыт профессиональной работы не менее 5 лет (курсив мой. — В.М.), кроме представителей студентов и международных представителей". Дополнительная норма — "опыт профессиональной работы не менее 5 лет" — открывает двери фактически любому лицу любой профессии, потому что способ, которым эта норма прописана, — дизъюнкция — означает, что это может быть человек вообще без научной степени или ученого звания. 

В такой ситуации определяющими при принятии решений будут первые два человека — министр (или его заместитель), который в патовой ситуации будет иметь фактически два голоса, и представитель НАПН. Ни студент, ни представитель работодателей, который еще может и не иметь научной степени, не будут способны объективно оценить качества, требуемые от людей, из которых комиссия будет избирать членов в НАОКВО. Даже если представители от работодателей и студентов и не будут подконтрольными, они все равно будут ведомыми (т.е. будут полагаться на решение двух первых). И лишь один представитель — от Национальной академии наук — может иметь свою позицию, но его голос при таком расписании не будет решающим. А кто будет определять, кого из иностранных представителей привлечь в конкурсную комиссию? Очевидно, что это опять будет решение председателя конкурсной комиссии, т.е. госслужащего.

Таким образом, новая процедура формирования НАОКВО является, собственно, не избранием, а назначением его членов. Агентство превращается в государственную структуру (виньетка со словом "независимая" сути не изменит). Это прямо противоречит стандартам и рекомендациям Европейской ассоциации гарантии качества высшего образования (ENQA) национальным агентствам. В частности, в ее рекомендациях прямо указывается на "независимость агентства от высших учебных заведений, государства и других стейкхолдеров". Если НАОКВО будет формироваться по предусмотренной ст. 19 схеме, оно будет нелегитимным в глазах международного просвещенского сообщества, в частности ENQA, членом которой, как заверяют чиновники от образования, хочет стать Украина.

Еще одной новацией, внесенной в ЗУ "О высшем образовании" под шумок принятия Закона "Об образовании", стало появление в Украине новой научной степени — доктор искусства. Согласно новеллам к ст. 5 и 6, эта степень вводится на уровне доктора философии (PhD).

Внимание: только не путать "доктора искусства" с "доктором искусствоведения"! Нововведенная степень присуждается "специализированным советом по присуждению степени доктора искусства учреждения высшего образования художественного направления по результатам успешного выполнения соискателем высшего образования соответствующей просветительно-творческой программы и публичной защиты творческого художественного проекта в порядке, определенном Кабинетом министров". 

Эти пункты указанных статей закона прописаны так, что присуждение степени доктора искусства вообще будет находиться вне контроля аттестации научных кадров. Будут присуждать степень доктора искусства не научные спецсоветы, которые аккредитируются НАОКВО, а спецсоветы, утвержденные МОН по представлению Минкультуры. 

Интересно, что ст. 21 Закона "Об образовании", на основании которой внесены эти новации к ст. 5 и 6 Закона "О высшем образовании", относит художественное образование к специализированному наряду со спортивным и военным, но степень доктора предусматривает лишь для сферы искусства. Возможно потому, что представителям других "специализированных образований" не повезло попасть в профильный комитет ВР?

В отличие от одного из членов комитета по вопросам науки и образования Верховной Рады, интересы которого эта новелла, похоже, как раз и учла. Представляете, сколько потенциальных "докторов искусства" уже в ближайшее время может появиться в прославленном культурном вузе! Защитил "творческий художественный проект" по танцу тверк  — и можешь щеголять докторской степенью. Кстати, все эти "доктора" будут получать доплату за свою степень из государственного бюджета наравне с учеными — докторами философии.

Впрочем, это еще не все. В новой редакции Заключительных и переходных положений Закона "О высшем образовании" (абзац шестой подпункта 6 пункта 5 раздела XV) содержится предписание в 6-месячный срок со дня вступления в силу закона разработать порядок государственного признания документов о высшем духовном образовании, научных степенях и ученых званиях. Это означает, что представители церквей будут иметь право на государственную доплату за степени и ученые звания, а следовательно, на трудоустройство в светских учебных заведениях. Таким образом, приоткрывается прямой путь к клерикализации высшей, и не только, школы. Может, министр образования и науки, а также премьер-министр по гуманитарным вопросам объяснят, почему религиозные организации в Украине массово открывают общеобразовательные школы и университеты? И почему налогоплательщики будут вынуждены содержать, вдобавок к "докторам искусств по тверку", еще и "ученых от религии"?

В связи с этим обращаюсь к народным депутатам с просьбой сделать запрос в Конституционный суд, чтобы достопочтенные судьи растолковали нашим чиновникам от образования и науки содержание ст. 35 Конституции Украины, где, в частности, четко сказано, что "Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа — от церкви".

Как можно ожидать, вместе с кулуарно "обновленным" ЗУ "О высшем образовании" последним гвоздем в гроб украинской науки станет утверждение нового Порядка присуждения научных степеней, разработанного и предложенного МОН. Ведь указанный проект не содержит изменений, которых следовало бы ожидать от нового Порядка относительно упрощения процедур, усиления борьбы с академическим плагиатом и улучшения прозрачности, а также уменьшения подконтрольности МОН. Предложенный министерством проект Порядка — это еще один шаг к усилению бюрократии и администрирования со стороны МОН.

Так, в проекте Порядка вместе с формальным возвращением процедуры лишения научных степеней происходит ее фактическая стерилизация: убран пункт об отсутствии срока давности для диссертаций с плагиатом, который существовал в Порядке до 27 июля 2016 г., когда Постановлением КМУ №567 его — также тайно от научной общественности — изъяли. Теперь он ограничен 10 годами, что защищает от лишения научных степеней плагиаторов, таких, например, как А.Яценюк и С.Николаенко, а Екатерине Кириленко — жене вице-премьера Вячеслава Кириленко — дает шанс перекантоваться несколько лет, пока истечет этот срок.

Более того, в этом же проекте предполагается, что лицо, которое подает заявление (жалобу) о плагиате, обязано оплатить экспертизу. А это немалые средства, которых в нашей стране точно нет у честного ученого или преподавателя. Кроме того, проектом вводится положение о том, что анонимные обращения об обнаруженном плагиате не рассматриваются. Это означает закрепленную на законодательном уровне абсолютную безнаказанность плагиаторов при нынешней ситуации, когда вузы превратились в вотчину ректоров, а чиновники от науки и образования и их властные кураторы покрывают плагиаторов. Кто отважится рисковать собственной работой, карьерой, подписавшись под жалобой о плагиате? Примеры преследования тех, кто открыто выступил против плагиата и плагиаторов, хорошо известны. Доктора философских наук Татьяну Пархоменко за изобличение и обнародование плагиата в докторской диссертации и "научных" публикациях Екатерины Кириленко уволили с работы. Поплатился за свои официальные обращения по поводу обнаруженного плагиата Александр Грабовой. Тогда как плагиаторам — как с гуся вода. Моя первая статья о проблеме плагиата была опубликована в ZN.UA несколько лет назад. И что? Серийный плагиатор Б.Середа с благословения МОН не только остается профессором (несмотря на решение суда, который подтвердил плагиат в опубликованных под его фамилией учебном пособии и статьях), но и планирует возглавить спецсовет по присуждению научных степеней в Днепродзержинском техническом университете. "Академик" Азиатско-Тихоокеанской академии наук Т.Критская, которая была соучастником, т.е. соавтором, Б.Середы в краже материалов из диссертации "для служебного пользования" российского ученого В.Бойко, сохранила свою научную степень и продолжает возглавлять кафедру. Не понес наказания экс-ректор Государственного экономико-технологического университета транспорта М.Макаренко, который воровал чужие научные работы оптом. И список ненаказанных плагиаторов можно продолжить.

Помехой плагиаторам от науки должно было стать НАОКВО. Но угроза для топ-плагиаторов от его независимой деятельности была настолько большой, что МОН сначала всяческими способами и под любыми выдуманными поводами блокировало работу агентства, а потом, в конце концов, вообще его уничтожило, мошенническим способом протянув изменения в ЗУ "О высшем образовании" в виде полностью измененной ст. 19 этого закона. 

Более того, МОН так рьяно боролось с НАОКВО, что неоднократно нарушало Закон "О высшем образовании" от 01.07.2014 г., №1556-VII. 

Речь идет о том, что с момента юридической регистрации 31.10.2016 г. НАОКВО начало выполнять возложенные на него функции, в частности по аккредитации специализированных ученых советов.

 Несмотря на это, МОН продолжало создавать спецсоветы. За период с 1 ноября 2016 г. до 5 сентября 2017 г. (до момента принятия Закона "Об образовании" и внесения изменений в Закон "О высшем образовании") своими приказами №1604 от 22.12.2016 г., №374 от 13.03.2017 г., №693 от 10.05.2017 г., №996 от 11.07.2017 г. МОН с грубым нарушением действующего в то время Закона Украины "О высшем образовании" создало 470 спецсоветов.

Этим министерство поставило под удар не только несколько тысяч людей, которые на основании защиты в этих спецсоветах получили дипломы кандидатов и докторов наук с декабря 2016-го по июнь 2017-го (согласно Положению о специализированном ученом совете в год проводится до 12 заседаний спецсовета, на каждом из которых могут защищаться не более двух человек), но и тех, кто защищается в них уже после внесения изменений в Закон "О высшем образовании" в сентябре 2017 г.,поскольку эти изменения не легализируют открытых с нарушением закона спецсоветов. У всех этих людей в судебном порядке кто угодно может обжаловать дипломы о присуждении им научных степеней. 

Аргументы, к которым прибегает МОН, ссылаясь на изменения в Заключительных и переходных положениях Закона "О высшем образовании", не могут быть оправданием, поскольку есть хрестоматийная юридическая истина: закон не имеет обратной силы. Поэтому открытые с нарушением закона спецсоветы нельзя легализовать задним числом.

 Более того, такую "легализацию" не предусматривает и сама формулировка подпункта 7 пункта 2 Заключительных и переходных положений Закона "О высшем образовании" в редакции 05.09.2017 г.: "По результатам защиты диссертаций на получение научной степени кандидата наук и научной степени доктора наук в специализированных ученых советах, образованных центральным органом исполнительной власти в сфере образования и науки, соискателям научных степеней присуждается научная степень кандидата или доктора наук, согласно законодательству, действующему до обретения действия этим Законом, и выдается диплом кандидата или доктора наук центральным органом исполнительной власти в сфере образования и науки до 31 декабря 2020 г.".

"Согласно законодательству, действующему до обретения действия этим Законом" означает "согласно Закону Украины "О высшем образовании" от 1 июля 2014 г.,№1556-VII, в котором о создании спецсоветов центральным органом исполнительной власти в сфере образования и науки вообще речь не шла. 

Таким образом, по мнению экспертов-юристов, указанные спецсоветы вузов и научных учреждений фактически являются нелегитимными, а потому принятые ими решения могут быть признаны в судебном порядке недействительными.

Все это безобразие, которое совершают руководители МОН, их покровители в КМ и союзники в ВР, вполне логично вызывает вопрос: не слишком ли высокую цену платят как настоящие ученые, так и все законопослушные налогоплательщики за неприкосновенность плагиаторов и содержание за государственный счет армии мошенников от науки, как бы они после рассмотренных юридических "новелл" ни назывались? 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно