Лингвистическая революция или новое языковое гетто?

16 августа, 2013, 17:25 Распечатать

Еще раз об изучении русского языка как второго иностранного

Минобразования обещает нам "лингвистическую революцию", вводя обязательное изучение двух иностранных языков. Однако на самом деле эта идея чиновников приведет к ухудшению знаний украинских школьников по иностранным языкам. 

В статье Оксаны Онищенко "Do you speak русский?" (ZN.UA, №20, 2013 г.) поднимались эти вопросы. И хотя публикация вызвала широкое обсуждение и дискуссии, ситуация сегодня не изменилась. Особенно в трудном положении оказались сельские школы. А до первого сентября осталось совсем уж мало времени. 

Еще в конце марта нынешнего года я обратился в комитет по вопросам науки и образования Верховной Рады Украины с письмом относительно запланированного МОН с 1 сентября 2013 г. постепенного сокращения времени на изучение первого иностранного языка в 5–7 классах. Делается это под лозунгом внедрения обязательного изучения с 5-го класса второго иностранного языка (приказ МОНМС №409 от 03.04.2012 г. с изменениями, внесенными приказом МОН №551от 17.05.2013 г.).

В письме речь шла о невозможности за один год создать в большинстве школ нашего сельского района (а как со временем выяснилось — и не только нашего) условия для изучения второго иностранного языка — немецкого, французского или испанского (английский в Бориспольском районе изучают все школьники).

Я предлагал, высказывая мнение наших учителей иностранного языка, ввести переходной период, в течение которого действовал бы порядок изучения иностранных языков, существующий ныне. Имелось в виду изучать второй иностранный язык в школах, где для этого есть условия, с постепенным расширением сети таких учебных заведений. В остальных школах разрешить продолжить изучение одного иностранного языка в предыдущих объемах.

Важно то, что такое сокращение времени на изучение первого иностранного коснется, прежде всего, преподавания английского языка. По информации, опубликованной в журнале "Иностранные языки в учебных заведениях" (№2, 2011,), в Украине его изучают как первый иностранный 91,7% учащихся, но лишь  около 10% — углубленно. Поэтому можно ожидать снижения общего уровня владения английским языком для 80% учащихся основной школы.

На чем основываются такие неутешительные прогнозы? В 5–9 классах большинства общеобразовательных школ с украинским языком обучения время на изучение первого иностранного языка запланировано сократить на 20% (2,5 часа в неделю), что эквивалентно изъятию практически одного года обучения (в 6–9 классах будет всего по 2 часа в неделю). При этом новая-старая программа требует от учителей выводить учеников на конец 9-го класса на тот же общеевропейский языковый уровень А2, как и при нынешнем (тоже относительно скромном) количестве часов.

Тот, кто часто бывает на уроках иностранного в наших обычных школах, хорошо знает, какой учительской кровью дается нам (если вообще дается!) даже теперь этот уровень А2, учитывая нетехнологичность программ, ассортимент учебников и сопутствующих элементов. Если же министерские новации вступят в силу, то запрограммированный уровень вообще может стать фата-морганой. А дальше как цепная реакция — снижение уровня иноязычной подготовки одиннадцатиклассников.

Вот о чем я писал в своем письме еще в марте. В начале мая получил официальный ответ от МОН (хотя обращался в Верховную Раду) за подписью заместителя директора департамента общего среднего и дошкольного образования Тамары Панасюк, в котором, по сути, речь не шла ни об одном из затронутых мною вопросов.

20 июня после встречи с активом работников образования  района в Борисполе со мной имела недолгий разговор Оксана Коваленко — главный специалист МОН, курирующая преподавание иностранных языков в школе. Этот разговор также, вопреки моим ожиданиям, не касался сути очерченных выше проблем.

Поскольку тема изменений в изучении иностранных языков приобрела публичную огласку, и в СМИ появилась информация, что в Бориспольском районе более половины пятиклассников могут не начать изучать второй иностранный язык, мне приходилось на разных уровнях объяснять причины такого состояния дел.

Действительно, почему так случилось, и можно ли было что-то изменить за неполный год?

В нашем районе в прошлом учебном году иностранные языки на постоянной основе преподавали 35 педагогических работников, имеющих высшее специальное образование по английскому, французскому и немецкому языках. Пятеро из них закончили вузы до 1993 г., то есть учились еще по советским учебным планам. Четверо имеют право преподавать два иностранных языка. Остальные 30 наших специалистов получили высшее образование за последние 20 лет. Из них 24 (то есть 80%) не имеют в дипломе второго иностранного языка. Зато имеют: зарубежную литературу — 12, начальное обучение — 3, языки нацменьшинств — 3, психологию — 1. Не имеют второй специальности пять человек (очевидно, учились заочно). То есть из 35 специалистов 25 не могут преподавать второй иностранный язык по определению.

Вот почему в 18 школах района, имеющих пятые классы (481 учащийся), будут изучать, по предварительным данным, немецкий язык — 94 учащихся (19,6 %, три школы) французский — 90 учащихся (18,7%, тоже три школы).

Почему так мало, ведь учителей — десять? Просто некоторые молодые учителя честно сознаются, что уровень владения ими вторым "дипломным" языком, мягко говоря, недостаточен даже для 5-го класса. А вакансий мы почти не выставляли, поскольку нереально пригласить специалиста в сельскую школу на два часа в неделю. Будем думать о переподготовке и повышении квалификации имеющихся кадров, поскольку понимаем, что в перспективе в каждой школе должны быть два иностранных языка.

Развитые европейские страны идут к иноязычному двуязычию десятилетиями, но, несмотря на это, даже в государствах Европейского Союза только 39% учащихся средних школ изучают два иностранных языка. А мы хотим иметь 100% за несколько лет.

Не отрицаю, что Украине нужно последовательно приближаться к общеевропейским стандартам, но при этом недопустимо создавать ситуацию, при которой многие учащиеся не только не будут знать два иностранных языка, но и вообще не будут владеть в достаточном объеме ни одним. Нельзя загонять большинство общеобразовательных школ, прежде всего сельских, в очередное языковое гетто, когда на изучение иностранного языка выделяли (а в первых классах и теперь выделяют!) один час в неделю. Исходя же из логики авторов новых учебных планов, это не так уж и нереально. 

К сожалению, в тумане "лингвистической революции" многие родители учащихся обычных школ не видят угрозы качеству иноязычного образования своих детей (и, к тому же, об этой угрозе их никто не предупреждает). Правда, замечу, что сокращение не затронет специализированные школы, почти все расположенные в городах. Поэтому сейчас директора сельских школ тоже задумываются над внедрением углубленного изучения английского с первого класса. Есть уже первопроходцы и в нашем районе, за ними хотят идти и другие.

Возвращаясь к приказу №409, следует сказать, что к нему приложена объяснительная записка. В этом документе, по мнению независимых экспертов, создана правовая коллизия: предметы "иностранный язык" и "язык национальных меньшинств" почему-то считаются взаимозаменяемыми. Тогда как в тексте самого приказа взаимозамены между указанными предметами нет. Что закономерно, ведь во всех учебных планах независимой Украины "иностранный язык" и "язык нацменьшинств" всегда подаются как отдельные учебные предметы.

Но ведь основополагающими для понимания отличия правового статуса иностранного языка и языка национальных меньшинств являются ст. 10 Конституции Украины и статьи соответствующего языкового закона. МОН не уполномочено изменять этот статус или толковать его по собственному усмотрению.

Да и сама объяснительная записка не является частью приказа. Это вам подтвердит любой юрист. В приказе №409 нет даже ссылки или какого-либо упоминания о записке. Поэтому она может иметь только вспомогательное значение — комментировать сам приказ.

Но, оказывается, если кому-то очень этого захочется, то это можно изменить. Не верите — еще раз прочитайте абзац пятый объяснительной записки: "С 5-го класса вводится обязательное изучение второго иностранного языка. Им может быть любой иностранный язык или русский, или другой язык национальных меньшинств".

Интересное движение чиновничьей мысли. В ней столько же логики, как, предположим, в объявлении: "На работу требуется дополнительное лицо мужского пола. Им может быть любой мужчина или девушка, или другое лицо женского пола". Простите за стиль, но министерскую "логику" я старался выдержать до конца.

После чтения этого пассажа из объяснительной записки возникает сразу несколько вопросов. 

Первый. Что же все-таки вводят в 5-м классе — "второй иностранный язык" (как указано в приказе №409) или "второй иностранный язык или русский, или язык национальных меньшинств" (как сказано в объяснительной записке, которая, по правилам жанра, не может корректировать сам приказ)?

Второй. Поскольку анализируемая объяснительная записка не является нормативным документом, а имеет справочный характер, то на каком основании школы многих регионов во время составления своих рабочих учебных планов заменят в 5-х классах предмет "второй иностранный язык" предметом, которого нет в инвариантной составляющей плана — "язык нацменьшинств". Кстати, этот вопрос — и к Минъюсту.

Третий. Если школа все-таки решает изучать язык нацменьшинств в 5-м классе вместо и за счет второго иностранного языка, а не за счет часов вариативной составляющей, не является ли это нецелевым использованием бюджетных средств? За что, кстати, предусмотрена уголовная ответственность. Этот вопрос — к Генеральной прокуратуре и Министерству финансов.

Четвертый. Поскольку значительное количество школ не в состоянии ввести изучение второго иностранного языка по причинам, от них не зависящим, не логично ли было бы разрешить использовать это время (полностью или частично) на усиление предмета "первый иностранный язык"? 

А теперь некоторые впечатления от хода самой "революции" за год, прошедший со времени выхода приказа №409. Буквально через две недели после его оглашения появилась информация, что "уже сейчас в школах наблюдается картина давления на родителей в выборе второго иностранного языка. Родители вынуждены "добровольно" выбирать русский вместо французского или немецкого" . То есть ожидания руководителей министерства, что основным для  руководства образованием на местах будет не текст приказа, а подтасованные к нему объяснения, начали сбываться. Технология всем знакомой игры в который раз сработала удивительно безотказно.

А потом был почти год информационного затишья, за исключением нечастых и невыразительных газетных или интернет-сообщений о министерских мероприятиях. Без какого—либо  выхода  на широкие педагогические и общественные массы. 

Одиночные попытки выказать обеспокоенность состоянием дел (как, к примеру, мое письмо в комитет Верховной Рады) министерство просто не учитывало, отделываясь формальными отписками. 

Некоторое возмущение произошло в мае 2013 г. на одном из утренних заседаний парламента, когда во время часа вопросов к правительству министр образования и науки в ответ на вопрос одного из народных депутатов заметил, что "никто не вводит принудительного изучения русского языка как второго иностранного с пятого класса". И добавил: "…мы не можем сдержать педагогов и родителей конкретного учебного заведения, если они хотят, чтобы их дети изучали русский". ("Голос Украины", 25.05.2013 г.). Таким образом, оказывается, министр образования не только в курсе манипуляций с учебными планами, но и одобряет их.

Кстати, методисты и ученые могут объяснить, что язык — это субстанция, которую можно изучать по-разному, смотря по обстоятельствам овладения им. Например, украинский можно преподавать как родной (язык обучения), как государственный (в школах с преподаванием на языках нацменьшинств), как иностранный (для иностранцев). Это касается и других языков. У нас будут разные учебные предметы, каждый из которых преподается по отдельной программе и учебнику, на протяжении разного времени и для четко очерченного контингента учащихся или студентов. И если кому-то в Украине захочется преподавать один и тот же язык как иностранный, а не как родной или язык нацменьшинств, он должен прежде всего восстановить в памяти такой "пустячок", как Конституция и классическое определение понятия "иностранный язык".

Надеюсь, что написанное выше мог бы подтвердить любой специалист по методике иноязычного образования, не утративший профессиональную честь. К сожалению, голосов ученых что-то долго не слышно. 

Что же мы имеем в результате?

 Руководство образованием самого высокого уровня, вероятно, израсходовав все силы в окопах лингвистической революции, до сих пор не удосужилось сделать достоянием гласности в печатном виде (к тому же в Интернете) хотя бы какие-то революционные материалы, кроме кастрированных учебных планов с подтасованной объяснительной запиской. Впрочем, последней будут руководствоваться в своей работе многие школы.

На областном уровне удосужились перед летними отпусками провести однодневный семинар по проблеме, ставшей известной более года назад. Спасибо. Хотя мы бы благодарили еще больше, если бы провели хоть какую-то переподготовку учителей, которых уговорили преподавать второй иностранный язык. Но нет, занятия таки проведут. Аж в два потока — трехдневные курсы "Особенности преподавания русского языка как второго иностранного" ("Информационно-методический сборник", 2013, 6, с. 22, 24). Вероятно, на Киевщину готовится высадиться десант с далекого зарубежья, перепутав нас с Россией. А возможно, это идея кого-то из начальства, доведенная услужливыми исполнителями до абсурда.

Тем временем скоро первое сентября...

Снова и снова перечитываю заголовок этого материала... А может, опомнимся, украинцы?

Об авторе. Анатолий Шванц — методист по иностранным языкам Бориспольского районного отдела образования Киевской области, соавтор десятка словарей по английскому языку, автор статей в профессиональной печати, отличник народного образования. Стажировался в английских и американских университетах. Педагогический стаж — 44 года, из них 34 —
в школе. Стаж методиста — свыше 20 лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 12
  • Здивований Здивований 22 серпня, 15:06 Нічого не маючи проти російської мови (я свого часу закінчив саме російськомовну школу), я раджу батькам обирати мовою навчання українську, а другою іноземною мовою брати німецьку, оскільки вона надзвичайно важлива для європейців. Російський мір як культурний простір умирає, вироджуючись в жалюгідну попсу. Наука, культура, нові види спорту, військова та побутова техніка з Росії до нас не прийдуть, а розуміти росіян ми й так можемо (це вони нас - ні). До речі, з цих же причин не варто обирати другою іноземною мовою польську, яку я, наприклад, дуже люблю. Час та можливості дитини обмежені. Так що англійська+ німецька в першу чергу, а вже потім французька, або іспанська, або польська. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно