Какими должны быть высшее юридическое образование и доступ к юридической профессии?

8 октября, 2016, 00:00 Распечатать

Недавно состоялась презентация проекта документа "Концепция совершенствования правового (юридического) образования для профессиональной подготовки юристов в соответствии с европейскими стандартами высшего образования и юридической профессии", который должен положить начало долгожданной и безотлагательной реформе юридического образования, науки и практики доступа к профессиональной правовой деятельности.

(Заметки на страницах проекта)

Недавно состоялась презентация проекта документа "Концепция совершенствования правового (юридического) образования для профессиональной подготовки юристов в соответствии с европейскими стандартами высшего образования и юридической профессии", который должен положить начало долгожданной и безотлагательной реформе юридического образования, науки и практики доступа к профессиональной правовой деятельности.

Мне выпала возможность внимательно ознакомиться с содержанием этого основательного документа, который, по предложению авторов, должен пройти широкое общественное обсуждение до того, как станет программой практической деятельности научно-педагогических коллективов юридических вузов страны, Министерства образования и науки, Министерства юстиции, Национальной академии правовых наук и других учреждений государства и общества.

По моему убеждению,  нет смысла приводить дополнительные аргументы в пользу безотлагательного реформирования высшего юридического образования и процедур доступа к профессиональной правовой деятельности в условиях почти тотального недоверия со стороны общества к качеству функционирования правовой системы государства в целом и деятельности таких ее институтов, как суды, прокуратура, адвокатура и правоохранительные органы.

В целом представленная Концепция, на мой взгляд, заслуживает положительной оценки. Основными (базовыми) юридическими профессиями в Украине признаются: адвокат, судья, прокурор, нотариус (пп.9, 10 Концепции). Кроме того, приведен исчерпывающий перечень дополнительных видов профессиональной деятельности в сфере права, а также виды деятельности, для которых "может быть необходимо" высшее юридическое образование (п.12 Концепции). Непонятной остается для меня позиция авторов, не включивших в перечень основных (базовых) юридических профессий научно-экспертную и преподавательскую деятельность в сфере права(?!). Ведь именно научные работники-эксперты и преподаватели должны иметь основательное юридическое образование и практическую подготовку!

К положительным новациям, нашедшим отражение в документе, следует отнести содержание раздела ІІ "Стандарты юридического образования" (пп.15–24 Концепции). Сформирован перечень фундаментальных (базовых) юридических наук (учебных дисциплин), в которые включены: философия и теория права, международные стандарты прав человека, право ЕС, конституционное и административное право и процесс, гражданское право и процесс и уголовное право и процесс.

В структуре учебного процесса предлагается определить соотношение обязательных юридических и других, в том числе и выборочных, учебных дисциплин как 50 на 50%. При этом авторы Концепции считают, что приобретение знаний из других наук и практических навыков в сфере юридической деятельности должно быть распределено таким образом (приведены минимально допустимые показатели): социально-гуманитарные учебные дисциплины общеуниверситетской подготовки — 10%, выборочные учебные дисциплины — 25, практическая подготовка — 5, исследовательская подготовка — 10% (вместе 50% от общего объема учебной программы по подготовке юриста).

Кроме того, определено, что подготовку юристов необходимо осуществлять по сквозной просветительно-профессиональной программе подготовки магистра права на базе полного общего среднего образования (п.25 Концепции). Я понимаю это новшество таким образом, что поступление на учебу в университет по направлению "Право" должно осуществляться сразу на магистерскую программу (6 лет обучения). Таким образом, авторы Концепции хотя прямо и не говорят, но фактически предлагают ликвидировать подготовку "младших бакалавров" и "бакалавров" по правоведению. По моему мнению, это предложение — не бесспорно...

Интересным, и также — не бесспорным, является предложение (пп.25, 26 Концепции) подготовки магистров права по так называемой "комбинированной" форме образовательного процесса — очно-заочной (дистанционной), для лиц, уже получивших высшее образование по другим специальностям. Таким образом, фактически речь идет о получении второго высшего образования. Но разве не имеет значения, какое у человека было первое высшее образование (физика, математика, филология, история, медицина, химия, биология и т.п.)?

Предложение относительно сдачи всеми выпускниками высших юридических школ (факультетов университетов) Единого государственного квалификационного экзамена по специальности "Право" вместо сдачи традиционных государственных экзаменов и/или защиты квалификационных (дипломных) работ, что должно быть комплексным (интегральным) по своему смыслу и выполнять функцию "доступа к юридической профессии" (пп.34–38 Концепции) — по своей направленности является также новацией и, на мой взгляд, носит компилятивный характер: объединение экзаменов по результатам обучения с профессиональным экзаменом по допуску к профессии. При этом сдаче такого экзамена должна предшествовать, как я понимаю, публичная защита магистерской квалификационной (традиционно — дипломной) работы (пп.18, 37, 38 Концепции). Интересно, но также не бесспорно...

Еще одним новшеством следует считать предложенную процедуру лицензирования и аккредитации высших юридических учебных заведений при участии Отраслевого экспертного совета Национального агентства по обеспечению качества высшего образования (пп.32, 33 Концепции). Это предложение также вызывает у меня определенные замечания.

Анализ положений Концепции позволяет сформулировать определенные замечания, предостережения и рекомендации.

Во-первых, авторы настаивают, что получение высшего юридического образования, согласно этой Концепции, создает надлежащие предпосылки для значительного повышения качества знаний выпускников юридических школ, и соответственно — значительного повышения уровня правовых услуг (в широком понимании этого термина) в Украине. Предлагается де-факто отказаться от сдачи существующих сейчас в Украине (да и в подавляющем большинстве стран с развитой и устоявшейся правовой системой) специальных профессиональных экзаменов для допуска к профессии адвоката, судьи, прокурора и нотариуса. Таким образом, на мой взгляд, может стать невозможным получение юридического образования лицом, которое в дальнейшем не собирается заниматься профессиональной правовой практикой, а хочет получить высшее университетское образование только для собственных целей и потребностей (предпринимательской, политической, научной или преподавательской деятельности). Считаю, что такой подход носит сугубо корпоративный характер и ограничивает право человека на получение высшего юридического образования ради саморазвития и самореализации в какой-либо сфере жизнедеятельности, не связанной непосредственно с предоставлением правовых услуг. Таким образом, университетское (универсальное) высшее образование превращается в сугубо профессиональное.

Во-вторых, создание единой магистерской программы по правоведению значительно сужает возможность применения базового высшего юридического образования (бакалаврская программа) в тех сферах жизнедеятельности общества и государства, которые не нуждаются в широких углубленных знаниях во всех сферах права. К таким именно сферам и можно отнести те виды деятельности, отнесенные авторами Концепции к двум другим группам: "профессиональная деятельность в сфере права" и "деятельность, для которой может потребоваться юридическое образование". В таком случае именно для этих видов деятельности возможно получение "второго высшего образования" лицами, уже имеющими высшее образование по другим направлениям, что позволяет применить комбинированную (очно-заочно-дистанционную) форму обучения по сокращенной программе и без сдачи Единого квалификационного экзамена, путем защиты квалификационной работы или сдачи традиционных государственных экзаменов. Для введения такого подхода государство должно определять перечень должностей (в первую очередь — в публичном секторе), которые можно занимать с бакалаврским дипломом по правоведению.

Кроме этого, в пользу такого подхода, на мой взгляд, свидетельствует европейская и мировая практика подготовки магистров. Степень магистра является академической — это давно признанный факт. В подавляющем большинстве университетов мира национальные кадры магистров готовятся для научно-исследовательской и преподавательской деятельности, и только международные магистерские программы (для иностранных студентов) носят, как правило, сугубо практическое направление. Так эти университеты зарабатывают дополнительные средства на свое развитие.

В-третьих, предложенный механизм лицензирования и аккредитации высших юридических учебных заведений оставляет в этой сфере образования доминирование (патронат) институтов государства: Национального агентства по обеспечению качества высшего образования, Министерства юстиции и Министерства образования и науки Украины (пп.27, 37 Конвенции). То есть — государственные чиновники хотят и в дальнейшем диктовать свои условия, что противоречит положению пп. 6–8 Конвенции, где заявлено: "профессия юриста является профессионально независимой и самоуправляющейся" и п.44, в котором задекларировано только "...участие юридических школ в процессе принятия решений о содержании правового образования..." Это означает, что сами решения будут принимать органы государственной власти и управления?! В этом контексте мне больше импонирует практика США, Великобритании, Канады, да и многих европейских стран, где решающее слово в подготовке юристов принадлежит ассоциациям юридических школ и ассоциациям адвокатов (юристов), которые определяют содержание юридического образования и допуска к базовой правовой профессии — адвокатской. В этих странах, как правило, только адвокаты могут в дальнейшем стать профессиональными судьями, прокурорами, нотариусами. По моему мнению, только тот, у кого изначально есть надлежащий опыт защиты прав и интересов человека, может быть рекомендован юридическим сообществом и общественностью (не государственными чиновниками!) занимать в дальнейшем должности судьи или прокурора. Кроме того, именно практикующие юристы в лице своих ассоциаций (объединений) могут давать дельные советы и рекомендации по совершенствованию учебных программ в юридических школах. Учебную политику должны совместно определять Ассоциация юридических школ и Ассоциация юристов Украины, а не чиновники министерств и ведомств.

Особо следует остановиться на проблеме соотношения отдельных частей предложенной учебной программы по правоведению. Прежде всего на ее частях, касающихся практического и исследовательского компонента правового образования. Учитывая, что выпускники юридических школ в целом имеют очень незначительный объем практических умений и навыков в применении полученных теоретических знаний в отдельных сферах законодательства, считаю целесообразным выделять для практической подготовки юристов по меньшей мере 20–25% учебной программы, а для исследовательского компонента — в пределах 5–10%. При этом львиная доля практической подготовки должна принадлежать бакалаврской программе, а исследовательской — магистерской. Аргументируя такое распределение, приведу только два примера. В свое время я учился на дневном отделении Харьковского юридического института. Срок обучения тогда составлял четыре года, и мы получали степень специалиста по правоведению. Из четырех лет обучения шесть месяцев составляла практическая подготовка: ознакомительная практика после 1 курса — две недели, производственная практика после 3 курса — три с половиной месяца, и стажировка на местах, куда мы получали государственное направление на работу, — еще два месяца. Практической частью нашей подготовки занималось учебное заведение и соответствующие юридические институты государства: суды, прокуратура, органы внутренних дел, адвокатура и нотариат. Уровень нашей подготовки был таким, что многие из нас, еще будучи студентами выпускного курса, назначались на должности во время прохождения стажировки. Сегодня, например в Германии, студенты юридических школ, выполнившие учебную программу по базовому правовому образованию (3–4 года) и сдавшие первый государственный экзамен, идут на одно-двухлетнюю стажировку. Если они хотят стать практикующими юристами, то после такой стажировки продолжают учебу и только потом сдают второй профессиональный экзамен на допуск к профессиональной юридической деятельности. Такая практика подготовки юристов существует во многих странах мира.

Авторы Концепции предлагают организацию практической подготовки вообще оставить на усмотрение самих студентов, а соответствующие государственные органы и частные учреждения должны всего лишь "содействовать прохождению практики соискателями правового образования". Вместе с тем высшие учебные заведения должны только развивать в этом направлении такие методики обучения, как "юридическая клиника, лаборатория, учебный (имитационный) судебный процесс". Считаю предложенный подход к практической подготовке будущих юристов (п.24 Концепции) крайне неудачным и не содействующим повышению качества обучения.

В Концепции неоправданно мало внимания уделено развитию юридических научных исследований. Положение пп. 42 и 43 Концепции носят, на мой взгляд, декларативный характер и не освещают главной проблемы — незаинтересованности государства в целом и его отдельных институтов, в частности, в создании государственных комплексных программ по исследованию функционирования всех составляющих правовой системы государства и реального внедрения результатов таких исследований в практическую деятельность. Юридическая наука в целом работает "сама на себя и для себя",  и поэтому не вызывает интереса у молодого поколения юристов, кроме тех, кто готовит и защищает диссертации с единственной целью — внести в свой CV соответствующую запись, которая позволит быстрее и увереннее продвигаться по ступенькам служебной карьеры.

Вообще без внимания авторов остались вопросы подготовки университетских преподавателей правоведения и организации рынка преподавательской работы (мобильности) профессорско-преподавательского состава университетов как внутри Украины, так и за ее пределами. Положение Раздела V Концепции во многом носят сугубо декларативный характер. Считаю, что именно двухлетние магистерские программы по правоведению должны были бы заполнить этот пробел, а создание Ассоциации юридических школ Украины (в начале 2000-х годов была такая инициатива со стороны наших американских друзей, так и не нашедшая своего развития) позволило бы не только устанавливать стандарты юридического образования, но и создать прозрачный, действенный и эффективный рынок преподавательской и научной работы.

Ничего не сказано в Концепции также о методах и инструментах непрерывного образования (повышении квалификации) юристов в процессе их профессиональной деятельности в течение активной жизни.

На мой взгляд, учебный процесс университетской подготовки юристов должен состоять из двух основных этапов:

Первый — общеуниверситетское базовое бакалаврское образование в течение 3–4 лет, которое должно предоставлять право кому-либо, способному к обучению в университете, получить высшее юридическое образование и в дальнейшем использовать эти знания и практические навыки в собственной жизни и в тех сферах, которые не являются сугубо правовыми.

Второй — специальная подготовка будущих адвокатов, судей, прокуроров, нотариусов, научных работников и преподавателей путем 1–2-летней соответствующей стажировки и дополнительной 1–2-летней теоретической подготовки, которые должны завершаться сдачей Единого квалификационного экзамена на допуск к юридической профессии. В таком случае действительно можно было бы отказаться от специального квалификационного экзамена для доступа к отдельным видам правовой профессии, существующего ныне.

Подытоживая высказанные мной замечания и предложения, считаю необходимым и целесообразным сказать следующее:

  1. Правовому сообществу Украины пора объединиться и создать единую Ассоциацию юристов, независимо от конкретной сферы своей практической деятельности. Для этого, кажется, есть все предпосылки. Такая Ассоциация должна разработать и утвердить единый Деонтологический кодекс юридической профессии (Кодекс профессиональной ответственности юриста) и заботиться о его выполнении своими членами (кстати, о деонтологических требованиях и профессиональной ответственности юристов довольно хорошо сказано в тексте проекта Концепции). Кроме того, Ассоциация должна была бы принимать активное и действенное участие в лицензировании и аккредитации высших учебных юридических школ и предоставлять свои рекомендации о структуре и совершенствовании учебного процесса в этих школах.

 2. Давно пришло время создать Ассоциацию юридических школ Украины, которая должна была бы заниматься стандартами юридического образования, лицензированием и аккредитацией юридических школ и рынком научной и преподавательской работы. К этому должны быть привлечены государственные учреждения (Министерство образования и науки, Министерство юстиции, высшие судебные инстанции и т.п.), а не наоборот, как предлагается в Концепции.

3. Предлагаю авторам проекта Концепции выступить с инициативой создания web-страницы для обсуждения положений этого проекта на платформе, например, Ассоциации юристов Украины или одного из ведущих высших юридических учебных заведений, либо же Министерства образования и науки или Министерства юстиции. Распространить в СМИ и социальных сетях Интернета информацию о функционировании этой страницы. Создать виртуальные рабочие группы по отдельным направлениям для анализа замечаний и предложений от небезразличных читателей. Такая страница должна была бы функционировать на протяжении двух-трех месяцев. После чего следует подготовить новую редакцию проекта Концепции и одобрить ее на специально проведенном съезде (конференции) представителей высших юридических учебных и научных заведений, который мог бы одновременно стать учредительным съездом по созданию Ассоциации правовых школ Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно