Как должна развиваться украинская наука после войны

17 апреля, 2022, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Об отечественном импакте и не только

Как должна развиваться украинская наука после войны
© Depositphotos/natatravel

Со времени обретения Украиной независимости мы весьма критично относились к вкладу государства в развитие науки. Теперь, в условиях войны, любая общественная критика должны быть конструктивной и выйти на более качественный уровень — уровень четких и содержательных предложений. Вместе с тем государство должно понимать важность научных исследований, ведь восстановить экономику страны без качественной науки невозможно. Этот тезис доказан предыдущим опытом многих стран мира.

Качество науки — это импакт, то есть влияние научных исследований на общество, полезность и цитируемость научных исследований и публикаций. Важно определить, какие факторы влияют на научный импакт. Финансирование научных исследований, мотивация работы ученых, научные кадры и международная научно-исследовательская работа — вот основные факторы, предпосылки для становления импакта украинской науки. Быть или не быть этому в послевоенный период? Рассмотрим эти факторы подробнее.

Что у нас было до войны?

По показателю научно-публикационного импакта Украина находилась на 225-м месте в мире. При этом по показателю научно-публикационной производительности мы занимаем намного более высокое место — 42-е. Это означает, что мы продуцировали довольно много научных результатов, но их импакт, то есть количество цитирований, был очень низким.

CША, Великобритания, Германия — так выглядит первая тройка стран-лидеров по научному импакту. У этих же стран самый высокий ВВП в мире. Потому что экономика страны и научный импакт ученых тесно связаны. Таким образом, вкладывая деньги в развитие экономики, мы можем надеяться на результат лишь тогда, когда одновременно будем вкладывать деньги и в нашу науку. Это называется инновационной экономикой.

До войны финансирование науки у нас имело тенденцию к уменьшению, зафиксировав показатель на уровне 0,41% ВВП, тогда как другие страны Европы демонстрировали значительно более высокий показатель — в среднем 2,5% ВВП. Да что там страны Европы! Даже страны Африки по этому показателю уже опередили нас — 0,42% ВВП.

Затраты на научные исследования и разработки в Украине — 1282 млн долл. США в 2013 году против 631 млн долл. США в 2020 году. То есть с начала войны, которая фактически началась еще в 2014-м, затраты на науку у нас уменьшились вдвое.

Да, можно вспомнить, что в эту динамику заложена девальвация гривны, однако же и показатель затрат как доля ВВП тоже уменьшился: с 0,7 до 0,41% ВВП. Затраты на науку нужно увеличить до 2% ВВП, — столько тратят развитые страны мира. Это о научных деньгах.

А что относительно научных кадров? У нас, к сожалению, тенденция негативная. Только за 2015–2018 годы количество ученых в стране уменьшилось с 90 тысяч до 58 тысяч человек, то есть у нас теперь количество ученых в расчете на 1 млн населения 1,45 тысячи. Эту плохую тенденцию мы должны остановить. Следует указать, что в Европе этот показатель в 2005 году составлял 2,8 тысячи ученых, в 2015-м — 3,7 тысячи. Вот именно такая тенденция нам нужна, если мы двигаемся в Европу.

С 2013-го по 2020 год количество молодых ученых в Украине уменьшилось с 2984 до 1625 человек, то есть почти вдвое. Вероятно, за годы войны, то есть с 2014 года, мы с вами почти потеряли школу молодых ученых, что представляет большую проблему для страны. Что касается мотивации молодого ученого быть в науке, то ее правильно было бы назвать «демотивацией», что не способствует повышению качества научных исследований. Заработная плата как академических, так и университетских ученых ниже средней заработной платы в стране (14,3 тыс. грн.) на 30–40%. Например, в Канаде зарплата профессора исследовательского университета больше чем вдвое превышает среднюю зарплату. Такая же ситуация и во многих других странах мира.

Совокупно это делает нашу науку инертной, то есть неспособной к качественному развитию международного научно-исследовательского сотрудничества, результатом которого должен быть доступ к научно-исследовательским деньгам и научным публикациям с высоким импактом. Мировыми лидерами по доле научных публикаций в международном соавторстве являются Великобритания (50%), Австралия (50%) и Канада (49%). Именно здесь мы наблюдаем интересный факт: доля научных публикаций в международном соавторстве в общем количестве публикаций ученых Украины за период с 2010-го по 2019 год составляет 37,2%.

Это даже больше, чем среднеевропейский показатель (31%), что требует дополнительного глубокого изучения, ведь более высокая доля научных публикаций в международном соавторстве, чем во многих странах Европы и мира, должна была бы способствовать высшему уровню цитирований наших научных работ. Тем временем 7,58 цитирования в расчете на одну статью авторства ученых из Украины не сравнить с аналогичным показателем стран Европы, который превышает наш показатель в 2–3 раза.

Почему так сложилось, что фактор международного научного сотрудничества хорошо работает на научный импакт в большинстве стран мира, но не у нас? Может, причина в слишком суженной географии нашего научно-публикационного сотрудничества, которое имеет признаки не международного, а регионального (более 60% всех наших международных работ написаны в соавторстве с коллегами из стран Восточной Европы)? Может, причина в качестве научных работ, слишком низком уровне финансирования исследований и низкой мотивации труда наших ученых?

Международное научное сотрудничество наших ученых имеет хорошие возможности в послевоенное время поспособствовать повышению научного импакта. С начала войны многие ученые мира и научные общества заявили о поддержке Украины и наших ученых. Наши зарубежные коллеги хотят соучаствовать в восстановлении и дальнейшем развитии системы научных исследований в стране. Это открывает перспективы для получения научно-исследовательских денег каждым нашим ученым отдельно, но, учитывая жесткую международную конкуренцию и слабую поддержку ученых нашим государством, такой поход за международными научными деньгами наших ученых напоминает хорошо известный в древней Спарте курс агоге: на одном из этапов он предполагал выживание молодого человека в дикой природе, где бы он самостоятельно добывал пищу. Просто в нашем случае вместо пищи научные деньги.

Поэтому нынешняя ситуация предлагает нашему государству возможность стать наконец единым целым с нашей наукой, вытащив ее из многолетнего забвения. В Европейском Союзе затраты на одного научного работника (зарплата, инфраструктура, оплата поездок) составляют 176 тыс. долл. в год, тогда как в Украине — 8,8 тыс. долл. Неужели наш научный работник не достоин лучшей судьбы, как и наука в целом, особенно в период восстановления страны? Апеллирование к сложному экономическому положению страны — не аргумент, ведь после войны 1941–1945 годов, тяжелой как в человеческом, так и в экономическом плане, затраты на науку в стране увеличили в 1,2 раза, а заработную плату в 1946 году — в 5–6 раз.

Специалисты Института исследований научно-технического потенциала и истории науки разработали метод прогнозирования эволюции численности исследователей в разрезе двух сценариев. Согласно первому сценарию, до 2035 года численность исследователей в Украине уменьшится в 4,6 раза, что «можно будет считать завершением окончательной ликвидации украинской науки». По другому сценарию, чтобы к 2035 году приблизиться к европейским показателям, Украине нужно каждые пять лет удваивать приход молодежи в науку, не допуская при этом ежегодных потерь больше 1% возрастных групп от 30 до 59 лет и 5% — за 60 лет.

Поэтому план развития науки должен включать такие пункты.

Во-первых, увеличить финансирования науки с 0,41 до 2% ВВП.

Во-вторых, увеличить количество молодежи в науке. Негативный тренд мы должны изменить на позитивный, вернув количество ученых к довоенному показателю 2013 года — около трех тысяч молодых ученых.

В-третьих, повысить заработную плату ученым, особенно молодым, до уровня, высшего, чем средняя зарплата в стране, то есть 14 300 грн, на 20–30%.

В-четвертых, увеличить финансирование закупки научно-исследовательского оборудования.

Если этого не сделать, то под давлением перечисленных проблем отток научных мозгов в страны Европы добьет нашу науку окончательно, а мечты о высоком импакте нашей науки и восстановлении экономики превратятся в иллюзию.

Больше статей Александра Костюка читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК