Из «Лесной школы» — в Гарвард

07 декабря, 2007, 14:09 Распечатать
Выпуск № 47, 7 декабря-14 декабря 2007г.
Отправить
Отправить

Это уникальное учебное заведение называют еще «Лесной школой», хотя его воспитанники от мира сказки очень далеки...

Это уникальное учебное заведение называют еще «Лесной школой», хотя его воспитанники от мира сказки очень далеки. Их главными чертами можно назвать собранность и целеустремленность, умение рационально использовать свои силы и отыскивать причинно-следственную связь происходящего. Набор подобных качеств — отличительная особенность всех тех детей, которые постоянно чувствуют непреодолимую жажду к познанию и чей пытливый ум уже с детства семимильными шагами устремляется вперед. Поэтому отнюдь не случайно, начиная с 9-го класса, они переступают порог Украинского физико-математического лицея при Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко (УФМЛ).

Идейным вдохновителем создания подобного учебного заведения был известный математик Андрей Николаевич Колмогоров, проведший огромную работу по формированию четырех естественно-научных школ при ведущих университетах Советского Союза — Новосибирском, Московском, Ленинградском и Киевском.

Украинский физико-математический лицей был создан в сентябре 1963 года. Его открытие позволило решить сразу несколько проблем: во-первых, дало возможность популяризировать точные науки среди широких слоев населения; во-вторых, привлечь к обучению наиболее одаренных детей из всех областей Украины; и в-третьих, именно благодаря работе УФМЛ естественно-научные кафедры университета им. Т.Шевченко смогли ежегодно пополняться блестяще подготовленными абитуриентами.

Сегодня благодаря Украинскому физико-математическому лицею наша страна ежегодно завоёвывает четыре-пять медалей на международных олимпиадах по физике, математике, информатике, химии. Именно воспитанники УФМЛ каждый год получают около десяти дипломов на всеукраинских олимпиадах по физике. В 2007 году на Международной жаутыковской физико-математической олимпиаде в Алма-Ате (Казахстан) команда УФМЛ в составе Дмитрия Агаркова, Дмитрия Божко и Ивана Иващенко получила звание лучшей по физике, завоевав золотую, серебряную и бронзовую медали! В 2006 и 2007 годах команда лицея завоевала третий диплом на открытом австрийском турнире юных физиков... Подготовка учащихся лицея соответствует международному уровню. На страницах каких глянцевых журналов украинцы могут прочитать о том, почему наших ребят с таким удовольствием берут университеты других стран? За какие достижения? Корреспондент «ЗН» решила обратиться к заведующей кафедрой физики УФМЛ, кандидату физико-математических наук, заслуженному учителю Украины Ирине РУБЦОВОЙ, чтобы получить ответы на эти вопросы.

— К сожалению, с преподаванием естественных дисциплин проблема — в последние годы мы видим девятиклассников, не имеющих базовых математических навыков и откровенно побаивающихся физики. Хотя это очень игровая наука…

— Никогда не слышала подобного определения физики.

— Невероятно игровая. Любая игра — это в принципе физика. И если раньше в физике говорили больше о неживой природе, то сегодня все наоборот, даже психика человека, ее особенности изучаются при помощи физических методов и понятий. На самом деле современное общество с его стремлением к гуманизации и гуманитаризации деградирует. При том необыкновенном интеллектуальном потенциале, который есть в Украине, образование уничтожается как таковое. У нас много технических вузов, поэтому образование населения в области физики, химии, техники, инженерии в среднем выше по сравнению с западными странами и системой обучения США. У них школы для сытых и богатых: хочу — рисую, хочу — вышиваю крестиком. Поэтому там они способны нажимать на кнопки, а не созидать. Там очень мало генераторов идей, но есть много хороших пользователей, менеджеров. А вот у нас из голодных, нищих, растущих на задворках вселенной детей получаются блестящие генераторы идей. Помню, когда только начинали проводить первые соросовские олимпиады по физике, москвичи удивлялись: «У вас что, из-за повышенного уровня радиации рождаются такие одаренные дети?..»

Тем не менее набор на естественные факультеты из года в год падает. Причина, как ни странно, кроется в реформе школьного образования. Раньше, в самом ее начале, при наборе абитуриентов можно было наблюдать следующее: киевляне — очень слабые, чем дальше от Киева — тем сильнее. Следующий год — Киев и Киевская область — очень слабые, но чем дальше от центра, тем умнее. Сейчас ситуация выравнялась — один урок физики в неделю делает свое дело. Все абитуриенты ее безумно боятся.

— Ирина Львовна, а чем программа вашего лицея по физике и другим дисциплинам отличается от школьной? Это какие-то специальные учебники, методики, программы?

— Поскольку мы естественно-научная школа, то времени на изучение точных дисциплин у нас отведено намного больше, чем в общеобразовательной, что позволяет изучать их глубже и шире. Я горжусь тем, что последний раз мы «рихтовали» нашу программу лет пятнадцать назад. Тогда мы обсудили ее с профильными факультетами университета имени Шевченко, подписали в Министерстве образования... Что касается учебников и задачников — у нас в программе нет регламентированного списка. Каждый учитель подбирает литературу сам. И она никогда не сводится к одному учебнику и одному задачнику. Для участников олимпиад, например, по-прежнему используются задачи из журнала «Квант».

Конечно, что бы мы ни говорили, пока человек не пропустит знания сквозь себя, ничего не будет. Еще очень важна среда. Дети живут в этой школе. Закончились уроки, прошел обед, начались факультативы, на которых одни решают задачи, другие мастерят приборы, третьи готовятся к олимпиадам, турниру.

— А как вы находите этих одаренных или, скажем точнее, способных к естественным наукам детей?

— Одних мы приглашаем через областные олимпиады, других вообще зачисляем без экзаменов — только по результатам всеукраинских олимпиад, третьи приезжают сами (все желающие могут сдать экзамены в июне). Как правило, из ста двадцати пяти набранных на учебу детей к выпуску остается меньше ста. Несмотря на то, что мы физико-математический лицей, не все они идут в физику или математику. У нас есть прекрасные информатики, такие же увлеченные химики. В последнее время появились уникальные биологи, хотя и в этой дисциплине без физики на современном этапе не продвинуться.

Конечно, почти все наиболее одаренные и способные через какое-то время уезжают в Америку. Правда, сейчас ребята уже едут в Европу — там стареющее население, есть вакансии в наукоемких специальностях. Кроме того, наши выпускники могут успешно преподавать. Они работают в лабораториях Германии, Голландии, Швеции, Англии, Франции. Не только физики, но и математики, химики, биохимики. Очень много блестящих теоретиков, информатиков, экспериментаторов...

— ?

— Есть теория, а есть эксперимент. Есть люди, которые строят теорию, а есть те, кто проверяет закон экспериментальным путем. Нашу школу окончил Володя Жидков, впоследствии ставший блестящим экспериментатором. Сейчас он продолжает учебу в аспирантуре в Великобритании. Когда-то этот тихий мальчик на вопрос «Где собираешься учиться?», ответил: «В Кембридже». Тогда мы только кивали головой — мол, хорошо-хорошо, иди учись, деточка. А оказалось — таки да, в Кембридже. В Кавендишской лаборатории, где работали Максвелл, Томсон и Резерфорд, где открыто конкурс никогда не проводится и насколько он большой — можно только догадываться. В этой лаборатории работало 26 нобелевских лауреатов. Чтобы заплатить за учебу Володи, его папа собирался продать квартиру... Но потом был еще один конкурс — на стипендию. Пятьдесят человек на место. И Володя снова выиграл. Сейчас ему двадцать пять, и в ноябре этого года он представит к защите свою диссертацию. Он уже давно не нуждается в папиной финансовой поддержке.

— Каким образом эти гении попадают за границу? Есть проторенный путь?

— Попадают они туда очень просто: через Интернет, как правило, уже после третьего-четвертого курса рассылают свое резюме. В 90-е годы несколько наших студентов пробились за границу, и сейчас, например, лаборатории Франции и Голландии сами спрашивают: «А не прислали бы вы нам парочку аспирантов? Хорошо было бы учеников физмата, радиофизического факультета или мехмата». В Америке вообще есть целые научные группы из наших выпускников. Хотя на самом деле нас не так уж и много. Я уже говорила, что лицей выпускает где-то 90 человек в год. Конечно, не все они гениальны, но пять-шесть очень ярких и сильных выпускников есть. Другой вопрос, что их нельзя здесь удержать.

Большинство наших выпускников — блестящие преподаватели. Пока они учатся в аспирантуре и живут в университетском общежитии, они с удовольствием помогают нам в работе. Но как только выпустили класс — уезжают за границу… В столице защищаются только киевляне, в семьях которых традиционно считается престижным заниматься наукой. Никто другой себе этого позволить не может. Сегодня рядом со мной мой ученик, студент второго курса. Он помогает мне проводить факультативы, готовит команды на турниры, но через два года он уедет — это стопроцентно, и до этого времени мне нужно воспитать помощника из числа сегодняшних лицеистов. Это обязательно надо успеть сделать, чтобы не нарушился цикл преемственности поколений в физмате. Ведь никто, кроме наших собственных выпускников, не будет самоотверженно работать за 1200 гривен!

— Простите, а кто вас финансирует?

— УФМЛ — государственное учебное заведение и финансируется из бюджета. То, что нам дает бюджет, идет на питание детей и зарплату учителям. До этого года на оборудование не выделяли ни копейки. Компьютеры предоставлял университет им. Т.Шевченко. Наше здание с момента своей сдачи в эксплуатацию еще ни разу не ремонтировалось. Оно скоро рухнет! Кроме того, мы нигде не можем «засветиться», показать своих воспитанников. Если по Украине нам еще удается как-то ездить, то выехать даже в ближнее зарубежье — серьезная проблема. Последние два года наши бывшие выпускники стали помогать нам вывозить детей на международные соревнования. Не так давно они передали нам из Нью-Йорка две тысячи долларов, чтобы мы могли съездить в Словакию на турнир юных физиков!

Правда, в прошлом году Министерство образования и науки подарило пятнадцати выдающимся школам Украины, в том числе и нам, практикумы по физике. Наполнение такого практикума одноразовое, китайское, в руки взял — рассыпалось. Как правило, один и тот же объект в разных коробочках называется по-разному, за счет чего стоимость практикума утраивается, хотя его разумная цена должна быть раз в десять меньше. Наш бухгалтер, перепуганный столь высокой стоимостью, не позволяет разделить его на тематические части, чтобы хоть изредка использовать на лабораторных занятиях. И в какую бы из пятнадцати школ вы ни обратились — везде этот практикум точно в таком же виде. Не нашлось ни одного «камикадзе», который осмелился бы его вскрыть. Так какова цель подобных «подарков»? Стимулировать интерес к учебе?

— Вы сказали, что после третьего-четвертого курса бывшие физматовцы рассылают резюме. Интересно, что они в нем указывают?

— Чем отличаются западные вузы от наших? Туда надо приезжать и сдавать экзамены. Для начала достаточно просто разослать информацию о себе: окончил такую-то школу, такой-то курс такого-то университета. Дальше список, что преподавали и какие оценки. Иногда указывают имя заведующего кафедрой, декана. И все. Если ученик принял решение уехать, то обычно такая рассылка идет в 35 университетов. Как он их выбирает? Если это американские университеты (они отличаются своими рейтингами), а у него нет победы на международной олимпиаде (что дает право рассылать резюме в университеты самого высокого уровня), то он выбирает учебные заведения, имеющие средний рейтинг и его, как правило, с удовольствием туда берут.

Надо сказать, что на Западе работа в научных центрах не очень престижна. Кроме того, если научному сотруднику повезло и он сделал хоть какое-то открытие, то он не может паразитировать на нем до конца своих дней, как у нас. На Западе условия очень жесткие. Ты это сделал — молодец. Получил за это премию — отлично, но ты должен продолжать работать. Если в дальнейшем ничего значительного не сделал, твой рейтинг, индекс цитируемости будет опускаться все ниже и ниже. Да, ты можешь идти преподавать, заниматься чем-то другим, но ты уже не выдающийся ученый. Поэтому у них такая текучесть кадров. На Западе не умеют формировать естественную школу. Как шутят наши выпускники: Гарвард — это то место, где желтым и черным студентам читают лекции украинские и русские профессора.

— А как насчет иностранного языка?

— Языковой проблемы как таковой у наших учеников нет. Более того, они могут в совершенстве не владеть ни украинским, ни русским языком и на таком же уровне использовать английский. Но у них просто нет комплексов. Наши дети постоянно работают с компьютером, с программами на английском языке… Им этого достаточно. Они свободно общаются на английском. Кстати, турниры юных физиков мы собираемся хотя бы частично проводить на английском языке. Ведь сейчас он как латынь в средневековье: не зная его, наукой заниматься нельзя.

— А каковы, по вашему мнению, перспективы юных физиков и других «естественников» в Украине? Кем потенциально они могут стать и где работать?

— Потенциально это когорта научных сотрудников, ученых. Но в нашей стране у них нет никаких перспектив.

Изначально Украинский физико-математический лицей был ориентирован на детей из сельской местности. В Киеве у них нет самого главного — жилья. Сколько стоит аренда квартиры?.. Заработать такие суммы в научном учреждении невозможно. Полтора месяца назад, рыдая, я проводила своего ученика, выпускника радиофизического факультета нашего университета в Лион. Этот мальчик очень не хотел уезжать. Он смог найти интересную научную работу, но проблему с жильем ему так и не удалось решить. Да, наши выпускники могут получить высокооплачиваемую работу в какой-то фирме, но научную карьеру в Украине они не сделают. В этой стране у них нет не только будущего, у них нет и настоящего.

— А как же Академия наук…

— Национальная академия наук только для академиков. Они даже пальцем не пошевелили что-либо сделать для наших талантливых детей. Некоторые из этих ребят идут в академию учиться и работать, потому что их тянет туда как магнитом. Посидят они там полуголодные, а потом уезжают… Почему бы не дать шанс наиболее талантливым? И дело здесь не в нищете. Пускай будет одна квартира в год, но она будет! И дана будет не сыну проректора тмутараканского университета, а ее разыграют в открытом конкурсе, где она достанется самому лучшему. Только тогда мы что-то сохраним. Многие наши академики — люди из прошлого времени. Тогда они были талантливыми учеными, хорошими организаторами, но сегодня они не только не помогают развиваться украинской науке, они ее тормозят. При таком положении дел молодые интеллектуалы здесь никогда не будут оставаться.

Взять, например, нашего выпускника Ярослава Церковняка. Интеллектуальные способности — невероятные. В 23 года защитил диссертацию в Гарварде. Сейчас ему 26 — он самый молодой профессор этого университета… Ожидаю, что первая Нобелевская премия со времен независимости Украины будет у него. Очень интересная судьба. В середине 90-х все те, кто мог перемещаться, уезжали учиться в Москву на физтех. Это была школа, в которой собирались самые талантливые дети России, Украина тоже туда стремилась. И с этим ничего нельзя было поделать. Уезжали, как правило, самые сильные и яркие, победители международных олимпиад, талантливые физики, блестящие математики, химики. И вот этот мальчик, Ярослав, у которого тоже была такая возможность, твердо решил не уезжать. Здесь он поступил сразу в два вуза — на физфак университета Т.Шевченко и в Национальный медицинский университет имени А.Богомольца.

И чем ему ответила родная страна? Некоторые преподаватели стали «ловить» его на том, что он не всегда посещал занятия, пропускал какие-то лекции. Это же наша система образования… Годом ранее его приглашали в Канаду. Но тогда он не поехал. И что же? В конце учебного года этот талантливейший парень пишет в Канаду письмо — и его приняли. Он сдал все тесты. Проучился пару лет в университете такого же уровня, как наш, может, немного сильнее. Написал ряд статей о солнечной активности и о нейронах, к изучению которых приступил еще в медуниверситете. Это были его первые работы. Даже там он умудрился закончить бакалавратуру не за четыре года, а за более короткий срок. Затем поступил в аспирантуру Гарвардского университета.

— Где и продолжает исследования?

— Ярослав занимается очень интересными вещами. Все знают, что передача электрической энергии по проводам сопровождается значительными потерями при их нагревании. Как оказалось, энергию можно передавать в виде волн и без потерь, так называемыми спинарными волнами... Вот теоретическую часть этих разработок и выполнил наш Ярослав Церковняк. На сегодняшний день он является ведущим специалистом в этой области. Его индекс цитируемости в мире невероятно высок. Сегодня «там» он уважаемый профессор. Жаль только, что «здесь» не сумели его оценить. Впрочем, наука интернациональна, а ее представители принадлежат в равной степени всему миру. И, вообще, большое видится на расстоянии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК