Формула поступления, или Независимое тестирование по-американски

17 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 17 марта-24 марта

Большим «мыльным пузырем» независимое внешнее оценивание знаний украинских выпускников оказалось и в этом году...

Большим «мыльным пузырем» независимое внешнее оценивание знаний украинских выпускников оказалось и в этом году. Получить независимую, а, значит, достаточно объективную оценку знаний смогут лишь 50 тысяч выпускников школ. Однако в полной мере воспользоваться преимуществом им не удастся. Изначально предполагалось, что, получив такую оценку, выпускник может смело предъявить ее в выбранном им вузе и сдавать лишь те предметы, по которым таких независимых оценок нет.

Между тем в вышедших недавно правилах приема в вузы в 2006 году ничего не сказано о том, что все высшие учебные заведения страны должны засчитывать результаты, полученные в независимом центре тестирования. Должным образом приниматься во внимание они, скорее всего, будут лишь учебными заведениями одной области — Черниговской, которая в этом году определена как экспериментальная по отработке технологии оценивания.

Насколько привлекательны для выпускников школ черниговские вузы, сказать сложно. Поэтому вряд ли многие захотят экспериментировать, особенно, если учесть, что экзамены даже в черниговских институтах и университетах сдавать все-таки придется — «независимую» оценку пока что можно получить не по всем предметам.

Собственно, причин, по которым независимое оценивание знаний у нас «не идет», множество. Но одна из основных — простое непонимание. Ректоры вузов и преподаватели не видят необходимости изменять нынешнюю систему экзаменов, не понимают, как это может избавить страну от коррупции в вузах, дать детям возможность получать справедливые и объективные оценки, а, главное, как в каком-то независимом центре могут решать, каких студентов они должны набрать в этом году.

Тем не менее, системы независимого внешнего тестирования действуют в большинстве развитых стран мира уже долгие годы и, нужно сказать, не без успеха. Как же все это сочетается с правом вузов набирать студентов без чьей-либо подсказки, устанавливать собственные правила приема? Как абитуриенты, имея на руках одни и те же результаты экзаменов, свободно выбирают любой вуз страны, не опасаясь несправедливостей при зачислении?

Один из наиболее удачных примеров — США, где каждый штат живет по своим собственным законам. Не так давно Госдепартамент и посольство США в Украине предоставили возможность отечественным деятелям образования ознакомиться с американской системой обучения и оценивания знаний школьников и абитуриентов.

…Первое впечатление — полный хаос. А как иначе можно подумать о системе образования, когда каждый штат работает по собственной школьной программе, по своим критериям определяет уровень знаний школьников и имеет собственный порядок приема в вузы? Более того, по собственным программам могут работать отдельные города, школы и даже учителя. Каждый учитель вправе сам определять, о чем именно он будет рассказывать детям и каким образом добиваться, чтобы все рассказанное было усвоено, — то есть, по сути, разрабатывает собственную методику преподавания.

Мерилом всего выступают национальные экзамены — тесты, по уровню сдачи которых определяется уровень знаний всех учеников, а значит, и рейтинг той или иной школы или колледжа. Их значение возросло еще больше после недавнего появления в США нового федерального закона «Чтобы ни один ребенок не отставал», которым правительство впервые попыталось повлиять на политику штатов в области образования: до сих пор оно относилось исключительно к юрисдикции штатов — как и все прочие аспекты общественной жизни, не нашедшие отражения в Конституции. Теперь школу, которая не дает детям качественное образование (а таких уже мало, особенно в отдаленных малонаселенных районах), могут преспокойно закрыть, а детей перевести в более сильные учебные заведения — чтобы ни один ребенок не отставал.

К самим тестам в США совершенно иное отношение, нежели у нас к экзаменам. Самое главное отличие — на них не списывают и не подсказывают! Сдавать тесты дети начинают уже в начальных классах (плановые проверки знаний как самим учителем или школой, так и управлением образования города или штата) и делают это по нескольку раз в месяц. Благодаря этому уже у самых маленьких вырабатывается культура тестирования. Но не подсказывают и не списывают они вовсе не потому, что очень сознательные — дети повсюду остаются детьми! — а потому что это влечет за собой далеко идущие последствия.

По словам Рафаэлы Юсуповой, ученицы 9 класса одной из наиболее сильных школ в стране — Стентон колледжа, перед сдачей теста ученик дает подписку о том, что не будет пользоваться подсказками. Если же его застали за этим неблаговидным занятием, то могут надолго лишить права сдавать национальные тесты на получение аттестата о среднем образовании, ему будет весьма проблематично поступить в хороший вуз. Для большей наглядности детям даже показывают специальные видеофильмы о том, что случается с теми, кто пытается воспользоваться подсказкой на экзамене. По всей видимости, они очень убедительны, поскольку у всех учеников, с которыми я беседовала, словосочетание «подсказка на экзамене» вызывало огромное смятение, а иногда и неподдельный страх.

Ребенок с детских лет знает: лучше показать то, что ты знаешь на самом деле, чем пытаться обмануть. Ведь что важно, получив плохую оценку по тесту, ученик не останется «вечным двоечником», как нередко бывает у нас, когда учителя ставят оценки по привычке, независимо от того, как ребенок отвечает. В США, а после принятия нового закона эта тенденция еще больше усилилась, оценивают не только знания ребенка, но и тот прогресс, которого он достиг за последнее время. Причем последнее намного важнее! Ученик будет считаться хорошим, если он не столько имеет высокие знания, сколько быстро «растет», повышает свой уровень. По данному критерию оценивают и школы. Потому даже самого отстающего ученика не сбрасывают со счетов как неизбежный в любой работе брак, а активно стараются помочь ему добиться успеха.

Национальные тесты школьники начинают сдавать в 9—10 классах: они могут предпринимать несколько попыток, стараясь получить максимально высокую оценку. По словам Рафаэлы, выпускаются специальные книги, по которым можно ознакомиться с примерными вариантами тестов, попрактиковаться, в Стентон колледже есть специальные классы, в которых учеников готовят к сдаче тестов, хотя, на ее взгляд, никакой специальной подготовки не требуется — это обычная проверка знаний. (Нужно сказать, что в США подготовка к тестам — целая индустрия, где работают как отдельные репетиторы, так и целые репетиторские фирмы, издаются специальные книги по методике сдачи тестов. Компании, которые создают тесты (их несколько, и школьник сдает тот, который требуется в выбранном им вузе, либо не сдает вообще, если поступать никуда не собирается) и проводят тестирование, выпускают и специальные брошюры для родителей. Они рассказывают, какие бывают тесты, как подготовить к ним ребенка, как себя вести, если он показал плохой результат тестирования.

Такие экзамены проводит не школа, а специальные фирмы. Школьник или любой другой человек, желающий сдать тест, регистрируется на сайте фирмы в Интернете либо в своей школе, которая затем передает информацию в фирму, оплачивает небольшую сумму (в среднем около 50 долл.) и в определенный день приходит сдавать тест. Результаты становятся известны уже через три недели — их в запечатанном конверте присылают на имя самого ученика и в школу.

* * *

Однако тесты — далеко не единственный критерий отбора абитуриентов. Поэтому преподаватели вузов даже рады тому обстоятельству, что они избавлены от ежегодного кошмара под названием «вступительные экзамены».

— В самом вузе вступительные экзамены не проводят и тесты не разрабатывают, — сообщил проректор Техасского университета доктор Брюс Уокер, непосредственно занимающийся приемом абитуриентов. — Мы исследуем успеваемость студентов только в процессе учебы. Скажем, если студент не сдает тесты на первом курсе, то дальше учиться не может.

При поступлении же используются результаты тестов, разработанных на национальном уровне. Оценки выставляют специалисты компаний, которые непосредственно занимаются тестированием. Поскольку тесты школьники могут сдавать несколько раз — чтобы набрать наивысший балл, то нам присылают все полученные результаты, и мы можем видеть прогресс.

— Если оценивают абитуриентов не ваши преподаватели, а независимая фирма, то вам удается набрать именно тех студентов, которые по своим знаниям и мировоззрению больше всего подходят Техасскому университету?

— Помимо результатов тестов при поступлении в наш университет учитываются и другие критерии. Мы смотрим, как этот молодой человек учился в школе (средний балл за последние четыре года), его положение в классе — то есть по своим знаниям он был лидером, входил в первую пятерку, десятку и так далее. Кроме того, огромное значение имеет его жизненная позиция: насколько активно он занимался общественной работой в школе, волонтерской деятельностью (бескорыстная помощь людям), какими талантами обладает — спортивными, музыкальными и так далее, какое образование у его родителей. Словом, учитывается вся информация, которую абитуриент указывает в аппликационной форме. Также и официальные данные из школы.

— А как быть иностранным студентам? Или их в ваш вуз не принимают?

— Почему же? Они должны предоставить результаты теста на знание английского языка TOEFL и данные учебы в средней школе. С недавних пор национальный тест SAT, помимо обычных предметов, включает в себя и написание эссе или сочинения. Правила просты: за 20 минут нужно написать все, что угодно на заданную тему. Аналогичное эссе абитуриенты пишут и при поступлении в наш университет.

— Неужели не списывают? Ведь это даже не национальный экзамен, который можно сдавать несколько раз: тут или пан, или пропал.

— Конечно, есть и те, кто обманывает. Но, как правило, до второго курса такие студенты не доходят. Часто мы в комиссии определяем, что абитуриент писал эссе не сам, а, к примеру, списал его с веб-сайта. В таких случаях я лично звоню ему домой (это производит огромное впечатление!) и спрашиваю: «Списал?» Если он честно признается и извиняется, то ему дается еще один шанс — в течение 24 часов написать свое настоящее эссе, а ежели начинает «вилять», его заявление о приеме отклоняется.

— В наши вузы, особенно во времена СССР, также принимали с учетом не только оценок в аттестате, но и общественной работы, спортивных достижений либо образования родителей. Существовали льготы для отслуживших армию, жителей села и так далее. Но возможность зачислять абитуриента не только на основании вполне материальных оценок привела к невероятному росту коррупции. Как в Техасском университете отбирают студентов на первый курс?

— По специально выведенной формуле. Результаты тестов абитуриента умножаем на четыре, прибавляем результаты двух эссе, умноженные на три, и полученный результат делим на семь. Получается один цифровой балл — от единицы до шести. Затем берем шкалу и строим на ней график (этот процесс полностью компьютеризирован), по которому можно предположить, как будет учиться этот молодой человек. Самый высокий прогностический балл — 410. После получения этого балла добавляем еще 10 единиц тем, кто более глубоко изучал в школе математику, естественные науки и языки (в большинстве школ дети могут изучать курсы повышенной сложности, фактически из вузовской программы, которые после поступления им засчитываются как уже изученные. — Т.Г.). При этом, если прогностический балл ниже, но результаты личных достижений высокие (за них тоже можно получить от одного до шести баллов), то шансы стать студентом намного повышаются.

Затем уже строится график результатов всех абитуриентов: обычно их 25 тысяч, а принять мы можем только 11 тыс. Все, кто оказывается выше вот этой черты на графике, поступает, а кто ниже — нет. Основные проблемы возникают с теми, кто оказался чуть выше или чуть ниже графика, а это около четырех тысяч человек, — обычно они по своим показателям не сильно отличаются.

— Недовольные результатом могут подать апелляцию?

— Разумеется, это случается довольно часто. Я лично беседую с такими людьми — как правило, это родители, которые не могут поверить, что их ребенок имеет низкий уровень знаний. Чтобы оспорить вердикт приемной комиссии, нужно подать заявление и предоставить дополнительные сведения об абитуриенте. Факты пересмотра этого решения по обоснованной апелляции были.

— Объективные или по настоятельной просьбе «сверху»?

— Если вы имеете в виду политическое давление от сильных мира сего, то в Америке оно также существует. Иногда мы соглашаемся (в год к нам поступает около 10 таких студентов), а иногда отказываем — чтобы посмотреть, что же они будут делать. Были случаи, когда мы резко отказывали и очень влиятельным людям, так как видели, что молодой человек просто не справится с учебной программой.

— Но зачем идти на такие уступки?

— Это вопрос финансирования: 20% средств поступает в университет из бюджета штата. Это дает штату основание в некоторых случаях влиять на наши решения.

— Насколько это законно? В наших вузах также нередко принимают студентов вне конкурса, но за это ректор или декан факультета несут личную ответственность, и если доказать, что они приняли кого-то не только на основе оценок, полученных на экзамене, то они могут серьезно пострадать.

— Законов, запрещающих принимать студентов вне конкурса, у нас нет.

* * *

Однако, несмотря на сей факт, открывающий широчайшие возможности для коррупции, в американские вузы поступают честно. И причина, опять-таки, не только в высоких моральных принципах членов приемных комиссий, а в простом прагматизме. Слабый абитуриент будет плохо учиться, его придется отчислить, но тогда на его место придется искать нового студента — ведь бюджет вуза процентов на 70 состоит из платы за учебу. Если же плохих студентов не отчислять, то понизится рейтинг вуза, в него не захотят поступать сильные ученики, не пойдут работать и хорошие преподаватели. Кроме того, раз при зачислении используется простая и понятная формула, значит, при подаче апелляции можно легко вновь рассчитать свой балл и в случае необходимости доказать, что решение было принято несправедливо.

Ведь заметим, даже такие, казалось бы, неподдающиеся точной оценке достижения, как спортивные успехи или общественная работа, оцениваются по определенной шкале. И потому несложно разобраться, почему Джона, имеющего высокие оценки по национальным тестам, но не принимавшего участия в жизни школы, не приняли, а Рэйчел, которая всегда училась хуже, но была душой класса, побеждала в спортивных соревнованиях и имела массу общественных нагрузок, стала студенткой.

Убрать коррупцию при поступлении можно и другим способом: принимать всех желающих. Так делают некоторые вузы: они принимают всех абитуриентов, правда, с небольшой оговоркой — на подготовительное отделение. По его окончании студент должен сдать тест и доказать, что он может осваивать вузовскую программу. По сути, на таких отделениях учат учиться: не случайно многие наши соотечественники выбирают именно эти вузы — как следует подготовившись, они получают возможность поступить в любой, даже весьма престижный, университет или институт.

К сожалению, в объективной оценке на экзамене и при поступлении в вуз в Украине заинтересованы не многие – главным образом те, кто не может платить за свое обучение или за поступление на «бюджет». Для большинства же экзамены – неиссякаемый источник «заработка» либо возможность, не имея необходимых знаний, получить высшее образование. Если учесть, что учатся такие «платные», как правило, не ахти, то взятка приемной комиссии превращается в плату за покупку диплома о высшем образовании.

Пока что общество это устраивает. Или нет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно